Ораза осторожно закрыл за собой дверь. Неслышно ступая по ворсистому ковру со сложным узором, он приблизился к кровати с балдахином. Отодвинув занавеску, старец заулыбался. Алисия сладко спала, накрывшись одеялом до носа.

 

– Спит целый день. Что ночью будет делать? Бесит… разбудить-то её ничем нельзя. Уж что только я уже не пробовал: и смеси нюхательные разные, и горячие настойки, и магические заговоры. Просто спит себе, ни на что не обращая внимание. Что же там случилось под стенами моей крепости? – в задумчивости он поднял глаза наверх. Его взгляд упёрся в висящую наверху верёвку, украшенную разноцветными бусинками. «Кто это сюда повесил? Ах, да. Это был я прошлой ночью. Не мог уснуть и считал бусинки, пока не уснул. Вот я идиот. Ничего уже не помню». Он почесал затылок, вспоминая, о чём до этого говорил. И, вспомнив, продолжил: – Кто были те люди, что учинили такое с моей девочкой? И куда - спросите - делся мой новый палач, ну тот, которого она с собой притащила и мне на содержание отдала? Как мог он пропасть из башни без окон и дверей? Кто налил столько воды? Откуда она вообще взялась в башне, в которой отродясь никогда воды не было? – он помолчал и добавил: – Что ж делать-то? – машинально для себя он принялся считать бусинки, как вдруг вздрогнул, услышав позади себя голос своего помощника.

 

– Ну как? – неожиданно громко произнёс тот и осёкся под грозным взглядом мгновенно обернувшегося к нему старца.

 

Рогнара стоял в дверях, пытаясь из-за старца разглядеть лежащую на кровати девушку.

 

– Что ты кричишь? – прошипел Ораза, быстро, насколько мог не вызывая шума, он оказался рядом с юношей. – Она же спит. Совсем сумасшедший?

 

– Она так спит, что теперь никто не сможет её разбудить, пока она не выспится. Может она долго не досыпала? – предположил тот, ощущая стоящий в воздухе сильный аромат магических свечей и настоек.

 

– Пойду проконсультируюсь с высшими силами, – внезапно принял решение Ораза и, поручив юноше охранять покой Алисии, поспешил к Кларимонту.

 

Юноша открыл занавеску, решив посмотреть на спящую, но споткнулся о колючий взгляд проснувшейся.

 

– Ты кто? – вскрикнула Алисия. В глазах её появился страх. – И где мой сын Орли?

 

– Я Рогнара. Тот юноша, что вас спас. А сына у вас, насколько я знаю, нет, – виновато заявил он, всматриваясь в девушку.

 

Та удивленно поднялась на локтях.

 

– Как это нет? Я принцесса Фенцу. Где мой сын? И Вы, позвольте, кто? Почему Вы находитесь в моих покоях без спроса? Эй, слуги! – её золотые волосы спутались, паклями спадая на закрытую одеялом грудь.

 

– Вы не принцесса…, – неуверенно начал юноша и услышал позади себя быстрые шаги.

 

– Что это вы творите? – вмешался Ораза, на полпути вернувшийся назад.

 

– Она говорит, что она принцесса, – потребовал подтверждения помощник. Он пожимал плечами, не понимая, что происходит.

 

– Что-о-о? – Ораза удивлённый подлетел к постели. – Что Вы такое говорите?

 

– Я принцесса Фенцу. Где мой сын? Орли. Орли – такой с веснушками мальчик. Где он? Почему вы скрываете его от меня? – грозно спросила та, натянув на себя одеяло по самые глаза. Переводя взгляд с юноши на старца и обратно, она недоверчиво смотрела, совершенно не узнавая их.

 

– Понять Вас не могу. Вы не принцесса! Вы агент розыска Алисия, не знаю вашей фамилии.

 

– Врёте! Сына принесите скорее! Хочу на него посмотреть. Я же ночью сына родила. Вы, что, совсем ироды или только притворяетесь ими?

 

Ораза в недоумении отошёл от кровати, поняв, что его слова бесполезны. «Она ничего не помнит. То маленький мальчик ей нужен, то большой… Какое-то магическое зелье над ней поработало. Споры Исилеи стирают память, но не подменяют её. Что же это могло быть? Кто были те люди?». Опять стал пытать себя старец, в задумчивости остановившись у столика, полностью заставленного разнообразными склянками с магическими травками и настоями. Одна из склянок дымилась, извергая из себя серую струю к самому зеркалу, висящему над столиком. Но старец не заметил непорядок, предпочитая находиться в раздумьях.

 

– Что будем делать? – помощник наглухо задвинул занавески, словно занавесками можно уменьшить звук их разговора.

 

– Ни-че-го, – всё ещё в задумчивости ответил тот. – Что тут можно сделать, если память её подменили? Она отрицает, что она Алисия, но говорит, что она якобы принцесса. Очень интересно. «Надо к Кларимонту идти».

 

С этими мыслями Ораза вышел из комнаты, направившись прямиком к магической говорящей иконе.

 

Зайдя в священные покои, старец опустился на колени перед иконой и перекрестился.

 

– На днях я Алисию нашёл, – не спеша, начал он. – Но она ничего не помнит. Проспала все эти дни, а проснувшись, заявляет, что она принцесса Фенцу и у неё есть сын, которого я якобы скрываю. Что мне делать?

 

Кларимонт за шторкой прекратил жевать, жалея, что еды осталось мало, а голод ещё не утолён. «Карлик, ослёнок, еды мало притащил. В следующий раз надо больше просить». Он осторожно выглянул из убежища и, заметив старца, скрылся. Быстро прожевав остатки пищи, он обратился в слух.

 

– Что я только ни делал, пытаясь вернуть её к нормальной жизни. Всё тщётно. А теперь она возомнила себя какой-то принцессой Фенцу…

 

– «Какой-то принцессой Фенцу!», – повторил «Бог», изображая жест рукой. Он удивлённый взором посмотрел на висящее рядом зеркало. Отражение порадовало его. «Надо было актером в бродячий театр идти, – он повторил жест. – Да нет же! Тут больше платят и должность не избитая», – он прислушался. Старец молчал, обдумывая: что ещё добавить. Кларимонт продолжил рассуждать: – «Это же жена помощника правителя Гагамелии. Очень известная личность, однажды тайно сбежавшая на Вегаламус. Как может его знакомая быть той принцессой? Видел я её. Не похожа она на принцессу. Самозванка! Сейчас ей отомстим», – он довольно потёр руки, представляя, что сейчас скажет.

 

– Что же мне делать? – старец поклонился, ожидая ответа.

 

– Пользуйся плодами, посланными тебе с небес, – мудрым голосом протянул Кларимонт, осторожно отпивая пиво из бокала. Он подмигнул отображению в зеркале, а затем показал язык. Приняв серьёзный вид, он продолжил: – Та девушка... я о ней... – недавно он видел, как Ораза тащил её в свои покои. «Вот уж не думал, что она себя принцессой возомнит! Сложен мир! Надеюсь, старец придумает ей назначение и вернёт её мозги на положенное место». – Та девушка должна служить тебе, как если б ты её никогда и не знал.

 

– О, спасибо, мудрый учитель! – Ораза, разразился в поклонах, затем поднялся и, кланяясь, ушёл довольный тем, что нужное решение так быстро найдено. «Теперь, пользуясь тем, что Алисия ничего не помнит, я сделаю из неё деву-палача. А что? Этого ещё никто не видел – скажете Вы? А в моей Общине это будет. Все будут приезжать поглазеть на дивное чудо». Размечтался он, идя к своим покоям. «Какой же Кларимонт мудрый! Как он умеет простые вещи преподнести в неожиданном для всех свете! Ох, и повезло мне с Богом!».

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало