Солнце ярко светило, освещая совсем не боящегося Зарвакана. Он стоял посередине дворцовой площади, весь ушедший в вычисления. В руках он держал блокнот, в который записывал свои вычисления.

 

Альбиреос подкрался незаметно, поразившись тому, что увидел. Придворный алхимик. Посередине дня. Размышляет и строит грандиозные планы.

 

– Что это у вас? – он выхватил блокнот и начал листать. Там были графики, схемы, формулы, математические расчёты: Как улучшить работу ресторанов? Как ускорить выдачу еды в госпиталях? Как наладить доставку еды в тюрьмы? – Где вы учились? – пристально уставился на колдуна, до сих пор не понявшего как возразить.

 

– В Академии Колдовских Наук, – с гордостью выдал тот, от удовольствия потирая синюю бороду.

 

– Не знал я, что у вас математический склад ума! – «Учился там же, где и я. Ну я ещё Колдовской Университет магических обрядов закончил, но Зарвакан, получается умнее меня!». – Как вообще Вы всё это делаете?

 

– Ничего тут нет сложного. Постоянно хожу по заведениям, изучаю и всё отрицательное записываю. Потом сажусь, где меня никто не тронет, и раскладки делаю.

 

– Ничего сложного. Раскладки он делает, – передразнил его правитель, протягивая блокнот. – Сейчас-то чем заняты?

 

– Мостовую надо исправить. Женщины в своей обуви не смогут ходить по булыжной мостовой. Это ноголомание.

 

– Заметьте! – он приобнял алхимика за плечи. – Я против этого проекта! Хватит тратить государственный бюджет. И второе, у нас нет женщин, которые могли бы тут расхаживать, а те, кто иногда заходят, и так обойдутся!

 

– Зря вы так…, – процедил Зарвакан, с сожалением захлопывая ранее открытый блокнот.

 

– Что хотели тут положить? – Альби выпрямился, осматривая неровно положенные камни мостовой.

 

– Асфальт.

 

– Ого! – вырвалось у Альбиреоса. Он поднял удивлённый взгляд на Зарвакана. Затем упёр руки в бока. На лице мгновенно расцвел гнев. – В своём вы уме? Это ж баснословные деньги! Одна доставка на Ахеронт чего будет стоить! И даже не думайте больше, зачеркните ваш проект и займитесь алхимическими делами. Вы и так дел натворили - не разгрести. Ещё один деятель нашёлся. Один значит фуры с арбузными заготовками раздавать будет, второй асфальтом всё закатывать. Хорошо устроились! На государственные-то деньги.

 

– А что вы предлагаете, уважаемый Альбиреос? – Зарвакан пригладил бороду, совсем не боясь нападок правителя. – Нельзя урезать права женщин присутствовать на всенародных казнях, которые вы периодически тут устраиваете.

 

– Вот! – воскликнул Альби, поднимая вверх палец. – Давненько я казнь не устраивал. Кого бы мне казнить? – задумался он, прислонив палец ко лбу. По его лицу пробежала задумчивость. – Вроде и некого.

 

– Подождите немного, – протянул Зарвакан, словно в нём явился дар предсказателя. – Уверен, что скоро появится кандидатура. У меня нюх на такие вещи.

 

– Не врёте? – Альби помахал тем же пальцем перед лицом придворного алхимика. – Не иначе нахимичили что-то? Вы у меня придворным предсказателем хотите заделаться? – указательным пальцем он дотронулся до носа колдуна, постучав по нему.

 

– Да нет, – пожал плечами колдун. – Просто предчувствие. В воздухе витает. У меня всегда такое было, когда ещё на Поллуксе жил. Никогда казни не пропускал. Вот на Гагамелии чувства этого совсем не было. Там никого не казнят.

 

– Да на Гагамелии вы вволю резвились потому что. Вон борода-то до сих пор напоминанием является! – весело произнёс Альби, мальчишеским движением дёрнув коллегу за бороду.

 

– Осторожнее. Она же настоящая, – скривился от боли Зарвакан.

 

– Она же настоящая, – передразнил он. – Давненько я не веселился. Пойду музыку послушаю. «Фасольку» или Манилли попрошу зарядить. Ладно, – махнул он рукой, – кладите свой асфальт. Раз тут веселье скоро состоится, надо хорошо подготовиться. Чтобы все пласты населения смогли прийти и посмотреть на забавное зрелище. Вы бы хоть сказали мне: кто это будет? Ну, – он легонько толкнул колдуна в бок. – Ну же, колитесь, коллега!

 

– Я не ясновидящий, к сожалению. Могу только предчувствовать людскую смерть. Время – оно всё показывает, – голосом мудреца произнёс он. – И на этот раз тоже покажет, кто это будет. Уверен, что все мы будем удивлены тем, что оно нам откроет.

 

– Мы всегда удивляемся, – серьёзным тоном произнёс правитель, выпрямившись и сложив руки у себя за спиной. – Сколько времени по вашим расчётам займёт укладка асфальта?

 

– Один день. Плюс доставка с Земли. Три дня.

 

– Не дорого ли будет с самой Земли асфальт везти? А? – вновь помахал он тем же пальцем. «Умник какой нашёлся. Сейчас ещё сумму заломит, что я ахну».

 

– Можно и поближе что-нибудь найти. Просто на Земле он качественный.

 

– Можно и поближе найти, – передразнил его правитель и добавил: – Вот и найдите. Чтобы в итоге сумма была такая, чтобы в итоге я вас не казнил на этой самой отремонтированной площади, – он обернулся, осматривая огромный просторы. По дальней стороне, у самой стены, ходила стража в количестве четырех человек, а через закрытые ворота въезжала повозка, моментально остановленная самым главным охранником. – Азеркар, паршивец, что-то заказал опять! – ухнул правитель, увидев безобразие. Рога на всякий случай стали окрашиваться красным. – Оставлю вас, уважаемый Зарвакан. Составьте план с полной раскладкой и к вечеру, чтобы у меня на столе лежал!

 

– Слушаюсь, – только и успел ответить колдун, всматриваясь в удаляющуюся спину, одетую в кожаные одежды, так полюбившиеся правителю, что он только в такого рода одежде и ходил.