Выходя из офиса Арсера, Сафродо столкнулся с поднимающемся по лестнице коллегой и другом по совместимости - Амадеусом. Он спешил, словно опаздывал на свидание.

 

– Приветствую! Арсера у себя? – задыхаясь, спросил маг. – Какими судьбами? Это же Бюи собственной персоной. О Тони докладывал?

 

– Слишком вопросов много. Привет! Арсера у себя, а я уже спешу. Срочное дело, – решив не разговаривать с раздражённым чем-то магом, Сафродо продолжил спускаться по ступенькам.

 

– Всегда у тебя срочные дела. Даже ответить по-человечески не можешь! – бросил Амадеус и открыл дверь. – Вызывали?

 

Сафродо предпочёл не слушать продолжение, а поспешить на выход. «Не хватало ещё, чтобы меня догнали и вернули назад. Уфф… Как меня угораздило быть таким не осторожным?».

 

Арсера поднял глаза на входящего и глаза его расширились от ужаса. «О, Боги! Я совсем забыл, что пригласил Амадеуса на разговор!».

 

– Неудобно получилось! Я уже такси заказал, – он открыл крышку ноутбука и отменил заказ. – Садитесь здесь, уважаемый.

 

– Мы вроде на «ты». Что случилось-то?

 

– Ну да, – председатель махнул рукой. – Имел странный разговор с Сафродо. Он видишь ли не знает, где его агент.

 

– Как это не знает? – взорвался Амадеус. Затем подошёл к платяному шкафу и, открыв его, проговорил: – Есть что выпить? Что-то мне нехорошо стало.

 

– В графине бери. Я тоже буду, – он обернулся, указывая местоположение названных вещей. – Тони растеряшкой назвал.

 

– Зря он так. Мне аж плохо стало. Они давно уже должны быть здесь. – Амадеус налил председателю вина в резную рюмку и передал в руки. Убрал графин в шкаф и отправился на своё место.

 

– Я тоже самое сказал. Можно же было проконтролировать! Как меня раздражает это разгильдяйство…

 

– Конечно, можно. Как думаешь, где они могут находиться? – Амадеус осторожно отодвинул стул, на котором несколько минут назад сидел Сафродо, и уселся.

 

– Надо не думать и предполагать, а действовать. В базу данных давно залезал? Что нового пишут?

 

– Залезал. Ну, – уклончиво начал маг, совсем не собираясь рассказывать председателю то, что там узнал. Спешно придумав новость, он выдал, – что ищут его несколько лабораторий, – затем пообещал себе быстро настрочить заметку, чтобы – не дай Боги – председатель не обнаружил обман. – Нерандир, помнишь его? Вот он тоже пытается Тони найти. Кажется, обнаружил уже его местоположение.

 

И ладно бы это было придумкой мага, но сказанное уже случилось на самом деле, избавив тем самым Амадеуса от необходимости врать. Сам того не зная, он выдал правду за придуманное, с целью скрыть то, что было бы криминалом для Арсера.

 

«Неудобно как-то получается. Приходится врать своему лучшему другу». Он глотнул вина и не проглотил его, а начал водить туда-сюда по рту, наслаждаясь неземным вкусом.

 

– Неприятно. Меня больше всего сейчас заботит: как узнать, где именно сейчас находится Тони Лякоста с друзьями, и поторопить его вернуться назад. Что-то затянулось их приключение. Уже волноваться начал. Как бы не заблудились где.

 

– Согласен, – проглотив напиток, согласился маг. – Кстати, зачем ты так срочно вызывал меня?

 

– Одну причину я уже полчаса с тобой обсуждаю, – с раздражением выпалил председатель, поднимая крышку компьютера. – Мой бронетранспортёр скоро будет на месте? – спросил он секретаря.

 

– Подача через пять минут. Будьте внизу, пожалуйста. Рабочие помогут прикрепить вашу машину к бронетранспортёру. Да, кстати, оплата рабочим по двести семиукоров каждому. Это сегодняшнее указание самого нашего уважаемого Альбиреоса Валь-дель-Сара – короля нашего, – продекламировала электронный секретарь с каким-то невиданным наслаждением, не свойственным обычным машинам.

 

– Что за чушь? – воскликнул Амадеус, поднимаясь из-за стола. – То вода платная стала, то электричество, теперь рабочим будем платить? Перебьются!

 

– Подождите-ка, уважаемый друг, – осадил его председатель, – если я с первыми двумя положениями был не согласен, но - делать нечего - соглашался, то с этим я полностью, абсолютно, беспрекословно и категорически согласен! – он тоже поднялся, одновременно закрывая крышку ноутбука. – Рабочие должны, наконец, хорошо питаться. Ходят все худые, всё из рук валится. Ты верно не общался с ними, а я каждый месяц эвакуатор вызываю - лень на машине самому ездить.

 

– С каких это пор ты на машине стал ездить? Зарвакан вроде только разрешение это ввёл, когда Альби разрешил ему легонько поправить необъятным государством нашим.

 

– С тех самых пор, как я править Советом стал. Ты уж совсем ничего не помнишь. Правильно говорят: старость не радость, хоть и лицо молодо, – он осмотрел друга с ног до головы и приблизился. – Пойдём, машина уже наверно ждёт меня, – он отсчитал две бумажки по двести семиукоров и, сжав их в руке, побрёл к двери.

 

– Мм… что-то не припомню я у тебя этого бронемобиля.

 

– Другим он был. Я аэрографию несколько недель назад сделал. Поэтому может ты и не помнишь, – он погасил дверь, дождавшись, пока маг выйдет из комнаты. Затем запер её на замки.

 

– Сообщишь мне, когда Тони прибудет?

 

– Разумеется. Мы же друзья. Не уверен, что он сразу ко мне побежит. Но если такое случится, то сразу тебе позвоню, – пообещал он, расставаясь с магом. На улице их уже ждали водитель и двое худощавых, одетых в коричневые одежды, людей.