Мрачными коридорами замка Альбиреос - правитель планеты Ахеронт - пробирался в комнату заседаний, куда недавно созвал всех своих подчиненных, а именно: Интегора, Сосо Сотранума, Зарвакана, Боразона и Арúсто. Его лицо светилось от счастья, а губы напевали любимую мелодию группы «Загадочный клад». Даже тот факт, что он назначил собрание, не омрачало его настрой, наоборот, прибавляя сил и уверенности. Казалось, что он остановится и посередине коридора пустится в пляс.

 

В таком настрое он зашёл в зал заседаний, оклеенный фиолетовыми панелями и из мебели имеющий только прямоугольный стол с инкрустацией посередине, да тринадцать стульев-кресел. Одно из них выделялось высокой спинкой, обтянутой мягким материалом - трон короля. Альби, перешагнув порог, остановился, с удовлетворением заметив, что все уже собрались и ждут только его королевскую персону.

 

«Ты не скажешь ни слова любви, уходя, уходи и не жди». Правитель закончил петь и подумал: «Как все пунктуальны!», – порадовался пунктуальности мудрецов и направился к трону.

 

– Приветствуем Вас, о ваше Величество, – хором выдали подчиненные, так и не решившиеся сесть за стол.

 

– Привет-привет! – заулыбался Альби, проходя к месту во главе стола. – Что стоите? Занимайте места. Милости прошу. Очень рад, что вы так пунктуальны.

 

– О, да. Мы поесть даже не успели, как торопились…, – начал Сосо и, споткнувшись о взгляд Интегора, смущённо замолчал. «Забыл приказал Весте, чтобы никуда не уходил. Этот бандит последнее время совсем отбился от рук. Вытворяет что хочет. Чтобы такое придумать? Питание может ему выключать? Есть ли у андроида батарейки? Надо выяснить, пока он совсем не взбунтовался».

 

Когда все уселись, Интегор протянул правителю свиток, заклеенный сургучной печатью. Потом, бросив быстрый взгляд на Зарвакана, не выпускающего из рук синюю бороду, объяснил:

 

– Сегодня между дверями ворот стражей обнаружена вот эта бумага. Скорей всего направленная сверху, – буквально пропел Интегор, показывая указательным пальцем на потолок.

 

– Как понять «сверху»? Такое впечатление, что кто-то наверху меня есть, – возмутился Альби, следя за пальцем Интегора. Взгляд его из беззаботного и радостного превратился в серьезный. «Кто любит проблемы в своём государстве? Тем более, когда они загадочны и непонятны».

 

– Это бумага от Вазиона Чалапфира ибн...

 

– Можешь не продолжать, – махнул свитком правитель на догадливого Сосо Сотранума. «Теперь понятно: где черти порылись». Затем сломал печать и развернул его. Быстро пробежав глазами, он начал сначала, чувствуя нарастающее в душе возмущение. «Приказывать самому королю!? Ай, да финт!». Громким голосом он начал читать:

 

«Довожу до вашего сведения, что вам

надо засеять 100 гектаров пшеницей, 100 гектаров – рисом...».

 

– Возмущению моему нет предела! – отвлекся он на секунду.

 

«... развести 100 голов рогатого скота».

 

– Бред какой-то. – Альби бросил свиток на стол. Тот недовольно зашуршал, а король, вскочив, начал ходить вокруг стола, сжимая и разжимая пальцы рук. Он всегда так делал, когда нервничал и беспокоился, что не может найти решение проблемы. – Думай голова с рогами! – повторял он снова и снова, ударяя себя по здоровому рогу. Наконец, прекратив хаотические движения, остановился около Зарвакана. – Где, вот скажи мне, где можно на болотах пшеницу сажать? Ни один нормальный человек не порекомендовал бы мне заняться не понятно чем.

 

– Наверно дельные вещи говорит уважаемый Икс, осмелившийся столь нагло командовать вами, – оборачиваясь, проговорил Зарвакан.

 

– Вы же говорили, что несметно богаты и можете осушить всю территорию Ахеронта и даже на другие планеты залезть, – напомнил правителю сидящий напротив Зарвакана Интегор.

 

– Правильно. Вот, где демоны зарыты! – воскликнул Альбиреос, криво улыбнувшись. – Не получилось у него с Хайфом ди Ламахом до меня добраться, так он теперь через моё богатство старается. Хочет растратить мои заработанные кровным трудом. Только НИ-ЧЕ-ГО у него не выйдет! – прибавив громкость голосу, выпалил он.

 

– Вы можете ослушаться самого главного колдуна на земле? – спросил его Зарвакан, теребя синюю бороду. «Он несомненно смел, раз решился перечить самому Вазиону. Уж каждый знает: чем опасен его гнев. Даже я не осмелился вступить с ним в бой».

 

– А, по-вашему, есть решение проблемы? Кто он вообще такой? 300 лет отсутствовал здесь, а теперь появился и командует, как мне управлять! Возмутительно, – колдун продолжил возмущенное движение вокруг стола. – Мной командовать? Я ж не мальчишка какой-то!

 

– М-м-м…, – не выпуская бороду из рук, промычал Зарвакан, переводя взгляд с Интегора на хитро улыбающегося Боразона. Тот сидел, чуть наклонившись к столу, созерцая узор на его середине и бросая хитрые взгляды на говорящих. – М-м-м…

 

– Вот, давайте, пересаживайтесь на моё место, – посоветовал Альби мычащему, слегка подталкивая его рукой. – Раз сказать нечего, будете на один день правителем Ахеронта вместо меня. Посмотрим: что вы сможете сделать?

 

– Почему я? – возмутился синебородый, вполоборота рассматривая правителя.

 

– Проведем эксперимент! – Альбиреос поднял колдуна и уселся на его место. Он довольно улыбался. Настроение его заметно улучшилось. – Может ли неподготовленный к управлению колдун, не имеющий 300-летнего опыта правления страной, легко управлять такой махиной? Самому интересно опровергнуть теорию из книг и утверждение чудака Вазиона об отсутствии практических знаний при управлении государством. Хорошая тема для диссертации, – он покрутил рукой у виска, потом погладил больной рог. «Что-то ты болеть опять начал? Не к добру это!».

 

– Ладно. В качестве эксперимента я согласен. – Зарвакан осторожно подошел к трону правителя и уселся. – Надеюсь, официальное подтверждение будет? Ведь я же не смогу приказывать, находясь не в роли.

 

– Умнó. А у вас голова на плечах, – похвалил его правитель, стуча пальцами по столу. Ногти были длинны и накрашены. – Не заиграйтесь только, – он перестал стучать и помахал указательным пальцем с чёрным лаком. – А то вы, пожалуй, и сместить меня сможете.

 

– Думаете, я стремлюсь к власти? – Зарвакан вытащил из складок одежды большой белый платок и, вытерев лоб и лысую голову, аккуратно сложил, а затем и убрал назад. «Быстрая карьера, однако. Был обычным колдуном на далёкой Гагамелии, затем перебрался на Сириус, чтобы изменить мир с помощью химических опытов - жаль не удалось. Затем продавцом украшений на Поллуксе, немножко придворным алхимиком на Ахеронте и вот теперь самим правителем планеты заключённых. Я выдающаяся личность! Как бы не зазнаться!». После этого он продолжил. – Всё, что мне нужно, это ведение моего бизнеса и возможность бесчисленных опытов в вашей лаборатории.

 

– Заметьте: не в «вашей», а в Вашей. Лаборатория принадлежит алхимику. Пока вы являетесь алхимиком, она полностью в Вашем распоряжении, – поправил его Альбиреос, отвернувшись от будущего правителя и уставившись на скучающего Сосо Сотранума, сидящего рядом с ним. – А то, что вы не стремитесь к власти, это я давно заметил. Стал бы я тогда предлагать вам своё место даже на пять минут, зная, что вы можете учинить мерзкую бяку? – он повернулся обратно к Зарвакану. – Нет!

 

– Хорошо в психологии разбираетесь. – Зарвакан бросил благодарственный мяч назад, опять вытащил платок и проделал те же действия, что и пять минут назад.

 

– Боразон, хватит скучать! Сбегайте-ка в мой кабинет, раздобудьте там бумагу с моей печатью, – приказал правитель. – В левом ящике стола лежит. И сразу возвращайтесь назад.

 

Боразон зевнул, спрятав рот в руках, нехотя поднялся и, скосившись на новоназначенного правителя, молча вышел из кабинета заседаний. «Почему всё время я? Я что, мальчик на побегушках? Послать больше некого? Раздражению моему нет предела!».

 

– Будет вам официальное назначение. Хотите полностью включиться в роль? Хорошо, – кивнул Альбиреос. – Только в этом случае дам вам преимущество. Начнете пробовать новую должность завтра с утра. Сегодня можете пока подумать: чем бы таким позаниматься завтра. А я на завтра развлекательную программу распланирую…, – начал мечтать Альби, рисуя себе: на какую бы ближайшую планету отправиться и похулиганить.

 

– Он не справится, – влез в разговор зевающий Сосо, чем вернул мечтателя на землю.

 

– Заключим пари? – подставил ему руку Альби. – Если Зарвакан справится, вы меня угощаете вкусненьким, если вдруг не справится…

 

– … вы покупаете ему нового андроида, – выпалил Интегор, прекрасно осведомленный в проблемах Сосо. Он подмигнул названному, представив радость того, кто страдал от отсутствия подпитки: старый робот последнее время чудил, отказываясь давать энергию, огрызался и на каждый приказ отвечал коротким «нет». А потом долго ревел, запершись в одном из туалетов Дворца.

 

Радость Сосо не замедлила проявиться. Колдун, недолго думая, ударил по руке правителя, словно боясь, что тот изменит решение, подсказанное Интегором.

 

– Ну, хорошо. – Альбиреос с удовольствием отметил находчивость его заместителя и смелость в выносе не его решения. «Ну, да ладно. Главное, чтобы мои подчинённые были рады и хорошо работали». – Сделка заключена. Вот и Боразон подоспел. – Боразон положил бумагу перед правителем. Альби вытащил из кармана ручку и, быстро написав что-то, подписался. – Всё. Завтра я абсолютно свободен. Полечу на Землю или Радвей - развлекусь. А ты, Интегор, нашим рефери будешь. Не смей никуда отлучаться.

 

– Слушаюсь, – кивнул заместитель, с сожалением уставившись на нового правителя. «Сам виноват. Не нужно было лезть с предложением. Инициатива никогда ещё не была подарком для того, кто с ней поспешил».

 

– Не знаю: откуда такая уверенность в том, что неподготовленный колдун может управлять государством? – пробормотал Зарвакан, покраснев. Он словно прочитал мысли Интегора, но совсем не был уверен в серьезности намерений Альбиреоса. – Что если я сделаю такую ошибку, которую исправить будет нельзя?

 

– Не волнуйтесь! Ничего страшного в управлении нет. Арúсто возьмите в помощники, если что.

 

Арúсто вздрогнул при звуке своего имени. Он так ушёл в мысли-размышления об одном предмете, что не вслушивался в происходящее.

 

– Что случилось? Почему я? – вскочил он со стула, чуть не упав.

 

– Вы спали, что ли? – удивился правитель, рассматривая совершенно не сонного колдуна, поправляющего одежду и непонимающего: что от него хотят. – Где вы были-то?

 

– Почему вы так думаете? – начал оправдываться Арúсто. – Я совсем не спал. Слегка задумался…

 

– Вот это да! Пока мы тут обсуждаем дела государственной важности, наш Арúсто слегка задумался! – ахнул Сосо, разворачиваясь к колдуну, стоящему у стола, как виноватый школьник, невыучивший урок.

 

– Полегче. Я, помнится, надавал Арúсто кучу задач. Он над ними работал, – объяснил Альбиреос, сложив ладонь на ладонь. Он вновь начал напевать про себя дивную мелодию. Всё его радовало, даже ворчание Сотранума. – А я сорвал его с обдумывания, позвав на Совет. Вы идите уже, Арúсто, Совет почти закончен.

 

– Спасибо, что объяснили. – Арúсто не нужно было долго упрашивать. Он поставил стул к столу и вылетел из кабинета. «Чуть не попался». Думал он, летя по коридорам. «Разве можно так уходить в себя в присутствии самого правителя?».

 

Тем временем король продолжал:

 

– Раз я ещё пока правитель, предлагаю решить проблему с кадровым составом.

 

– Альбиреос, здесь нечего решать. Я пробежался по нашему досье - у нас нет колдунов, достойных таких высокой должности, как член Совета колдунов, – отрезал Сосо, раскрывая исписанный блокнот. – Единственный, кто мне приглянулся, это Джиса Бабанис - уважаемый торговец в не первом поколении. Удачливый. Может продать всё, что захочет, и уговорить кого заблагорассудится. Отец 18 детей. Живет в квартале колдунов.

 

– Отлично. Люди, умеющие продать чёрта, нужны в нашем государстве, – быстро согласился Альби. – Пригласите его на следующий Совет. А остальным посоветую поактивней разыскивать нужных людей. У нас большая недостача, сами понимаете. Неужели вас надо учить: как искать людей??

 

– Ну, если целый день сидеть в архиве, конечно, никого не найдёшь, – скептически заметил Интегор, намекая на Сотранума, предпочитающего слоняться по замку целыми днями или лежать на кровати с книгой в руках. – Надо ножками, понимаете ли, вопрос решать.

 

– Стар я уже ножками кварталы обходить, – возмутился Сосо, поняв, кого Интегор имеет в виду.

 

– Вы заместителю своему поручите. Что у вас Боразон не работает?

 

– Верно Интегор говорит. – Альбиреос встал, давая понять, что заседание окончено. – Завтра этим и займитесь, – он повернулся к Интегору. – Интегор, отнесите сию бумагу в казначейство. Пусть подготовят премию для Зарвакана в случае его удачи.

 

– А в случае моей неудачи: что мне грозит? – покраснел Зарвакан, вытаскивая платок.

 

– Я совсем не сомневаюсь, что у такого удачливого человека, как вы, уважаемый синяя борода, может не получится какое-то управление Ахеронтом, да и то в период «только один день». Моё знание психологии никогда не подводило меня.

 

– Вы забыли о Хайфе и Онрадесе, – зачем-то напомнил Сосо, перелистывая блокнот.

 

– Ехидна, – бросил Альби. – Всё-то вы помните. Да, кроме этих двух людей - некий мой промах - в остальных я уверен на 100 процентов. И заметьте, что за 300 лет, это был мой единственный промах.

 

– Вы не одиноки в своих оценках, – заулыбался Сосо, бросив заниматься блокнотом. – Я был шокирован, узнав, кто на самом деле казненные люди. Когда так долго работаешь с людьми, узнаешь их, как себя, и доверяешь им, как себе. А в итоге они могут сделать такой финт ногами, что закачаешься. И, когда они предают, не можешь поверить в происходящее.

 

– Мудро сказано. Кто-нибудь зарядите мне «Загадочный клад». Надо подзарядиться отличным настроением.

 

– Вы совсем забыли о «Металлической фасольке», – заметил Интегор, вспомнив, что не далее, как три дня назад, музыканты прислали жалобу на то, что государь их совсем не слушает, у них падают рейтинги и скоро настанет тот день, когда им придется убраться с планеты со штампом «Игнорирование императорской особой». Он так и не показал ту бумагу, решив, что не стоит портить настроение Альби такими мелочами. – Они и обидятся могут.

 

– Всему своё время. А сегодня время для «Загадочного клада».

 

– Как и последние несколько месяцев, – шепнул Боразон Интегору. И тот, соглашаясь, кивнул.

 

– Ах, Манилли! Я вспоминаю эту красотку и сердце моё наполняется радостью, – пропел Альбиреос, бросив напоследок красноречивый взгляд на Зарвакана, и скрылся за дверью.

 

– Вот вам, бабушка, и праздничный обед, – пробормотал синебородый, стирая пот со лба.

 

– Ничего, – начал Интегор, поднимаясь, – попробуете управление, может понравится. Тогда сможете найти некую заброшенную планетку и поуправлять там.

 

– Зачем вы так неуважительно с нашим алхимиком? Он ведь и разозлиться может? – Сосо тоже поднялся, вспомнив, что оставил Весту - своего личного андроида - одного в приёмном зале. «Надо найти его и заставить поделиться энергией. Этот оболтус совсем отбился от рук в последнее время. Лишает такого уважаемого человека, как я - Сосо Сотранум - драгоценной энергии».

 

– Опыт управления ещё никому не мешал. – Боразон пошёл к двери. Остановился. Обернулся и добавил: – Пользуйтесь, пока Альби добрый.

 

– Да, я ничего такого не хотел сказать, – извиняясь, начал Интегор. – Может вы, Зарвакан, будете самым лучшим нашим правителем. Кто знает, что может случиться…

 

– Не говори ерунды! – прикрикнул на него Сосо, в негодовании пожав плечами. Он направился к застывшему Боразону и, вытолкнув его за дверь, вышел сам.

 

– Не понимаю, уважаемый, почему в вас столько яду. Может вы сами хотели бы поуправлять?

 

– Упаси меня дьявол! – Интегор опустился на место. – Я погорячился. Извините меня, Зарвакан. Последнее время столько вокруг творится. Я просто не удержался.

 

– Вы же знаете: с кем имеете дело? – поставил руки на стол колдун, заглядывая в глаза Интегора. «Я ведь и превратить вас во что угодно могу».

 

– Да, конечно, помню. Поэтому и прощение прошу.

 

– В качестве прощения сойдёт доставка мне книги: «Управление государством для чайника».

 

– Кого? Кого? – удивился Интегор и, представив предмет посуды и спросив себя: как чайник может управлять государством, его лицо расцвело широченной улыбкой.

 

– По-вашему я похож на продвинутого управленца? – возмутился Зарвакан, нервно гладя бороду. «Спокойствие. Если я выйду из себя Альбиреос лишит меня звания и отправит назад в алхимики. А мне это надо? Единственный раз мне посчастливилось заняться творчеством. Что ж негоже будет его упустить».

 

– Угу, я понял, кажется, о чём вы. – Интегор встал. – Кажется, я знаю: у кого есть такая книга. Кажется, я пошёл.

 

– Кажется, кажется, – пробормотал Зарвакан, когда остался в кабинете один. – Если книгу не раздобудет, придётся магию применять. Ох, как мне не хочется, чтобы тротуары Ахеронта выкрасились в бурмалиновый цвет. Синий-то у меня вряд ли получится. Силы не те. Как же не хочется применять колдовские приёмчики, – протянул он и направился к выходу.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало