«Ты - Николь Фебарон, 17 лет, одна из похищенных Улафом, имя твоё в лаборатории было - Нанда Карсен».

 

Валисан никуда не ушёл, чуть отойдя от комнаты и спрятавшись за колонной, так, чтобы слышать всё, о чём там говорилось. Когда он услышал фразу Джату, он вначале удивился: откуда Джату мог это узнать, если он сам не отправлял это на экран, даже не сосканировал с девушки. Но потом, он начал вспоминать, и позабыл об этом факте.

 

– Я проснулся, когда ещё было темно, со смутным чувством тревоги. Посмотрел на часы: ровно 4 часа утра. Почему мне не спится? Почему я так обеспокоен, словно мне предстоит экзамен. Я все экзамены уже сдал отцу, месяц назад. Что же теперь? Сна нет совсем.

 

Я встал, зажёг свет, взял книгу, всегда лежащую рядом со мной, пробовал её читать, но не смог прочесть ни строчки. Мысли путались, строчки плыли перед глазами. С сожалением захлопнув её и положив на прикроватный столик, я встал и подошёл к окну.

 

Светила полная луна, освещая пустынный двор, серебря его своими лучами.

 

– Никого на улице… но почему, – я поднёс руку к груди. Сердце усиленно билось, словно я сдавал экзамен по бегу несколько мгновения назад и сейчас не могу успокоиться, – почему я так обеспокоен?

 

Я сконцентрировался и мысленным взглядом прошёлся по двору, словно лично сам там гулял.

 

И тут словно вспышка пронзила меня. Картины сменяли одну другую и, не давая возможности понять: что на них. Наконец их бег замедлился и я увидел… День. Десятки людей, бегущих к зданию… Некоторые везли переноски. Часть людей была в чёрных одеяниях, а часть - в красных.

 

Кто эти люди?

 

Они проносились мимо меня, словно в здании был пожар, торопясь спасти хоть кого-то. Потом они стали выводить из здания Тони, Вариана, Тармо и всех остальных.

 

Мне стало жутко. В довершении всего они вынесли кого-то на носилках, покрытого чёрным материалом. Из-под материала сочилась кровь, капая на чистую дорожку. Я подошёл поближе и увидел незакрытое лицо с остановившемся взглядом. Отец. Прошептал я и отпрянул. Люди быстро прошли мимо меня, торопясь погрузить переноску в страшного вида грузовик: разукрашенный лилиями и полуокружностями, с металлическими накладками и огромными шинами. Видимо для того, чтобы преодолевать любые расстояния и почвы.

 

Я встряхнул головой. Ужас какой. Посмотрев во двор, я вновь заметил полное спокойствие и серебряный свет.

 

Приняв решение рассказать всё отцу, уже через пять минут я стоял у его кровати и толкал его за плечо.

 

– Отец! Отец! Проснитесь!

 

– Что такое, Валú? – сонным голосом пробормотал Улаф, переворачиваясь на спину.

 

– Я видел людей в нашем дворе. Они были одеты в красно-чёрные одежды. Они… покушались на тебя, – не смея произнести слово «убили», я споткнулся и добавил: – Это произойдёт сегодня утром. Нас захватят, отец!

 

– Не мели ерунды! Кто нас может захватить? У меня тройная защита ворот и периметра. Кроме того охрана постоянно прогуливается. Иди лучше спать! Завтра трудный день. Будешь мне помогать…

 

– Я не могу спать из-за беспокойства. – «Ладно бы я постоянно видел то, что не должен был, людей, события, но ничего такого раньше не было. Обидно. Похоже, отец не верит мне».

 

– Выпей горячего молока и отправляйся спать! Найди Люка. Пусть тебе приготовит, – он упал на подушки и сразу же захрапел, оставив меня стоящего перед ним с таким ужасным чувством печали и беспокойства в груди, словно меня предали и собираются убить.

 

Я выскочил из его комнаты, намереваясь посетить святые святых, где он хранил свой компьютер. Хорошо, что кабинет никогда не запирался. Порадовался я, толкая дверь.

 

Я покопался в Базе и обнаружил, что отличительная окраска красно-чёрных принадлежит тайной лаборатории «Энратан», занимающейся нахождением и представлением перед судом сбежавших преступников.

 

– Отец рассказывал мне, что жил на Хет-Саккаре, – задумался я, пытаясь из разрозненных фактов составить доказательство и вернуться к отцу, чтобы выложить ему всё, – был сказочно богат, но потом произошло что-то из ряда вон выходящее, и он оказался перед выбором: покинуть планету или остаться. Он выбрал первое, перебравшись на Землю. Здесь ему удалось скрыться на целых 11 лет. И вот теперь… А что, если он имел лабораторию? В то время, да и сейчас тоже, лабораторию может купить только сказочно богатый человек. У него была лаборатория, он лечил людей, но потом что-то пошло не так. Предположим, он убил человека. Он сбегает с планеты, укрывается здесь, но … они всё же нашли его. Хорошая идея! – похвалил я сам себя. И начал просматривать вчерашний день на предмет нахождения странных событий, но так как они находились вне моей компетенции, я не смог обнаружить ни одного… разве что … нам утром должны были привезти новую партию деликатесов для празднования предстоящего Нового года. Может ли в этом быть причина? Может каким-то образом они вычислили его местонахождение?

 

Моторы я услышал за пару километров от нашего дома. Тревога всё нарастала, становясь до невыносимости душераздирающей. Через достаточно длительный период времени монотонного жужжания, показавшегося мне адом, всё стихло, чтобы потом, словно ядерный взрыв ворваться в нашу жизнь, перевернув всё, что только можно, лишив нас надежды и воспоминаний.

 

Машины остановились у ворот и в ту же минуту, раздался жуткий шум: они разрезали бронированную дверь ворот. Потом всё стихло.

 

А затем словно вспышка пронзила пространство за окном.

 

– Прожекторы? – обернулся я к окну. – Должен ли я предупредить всех? Я их даже не знаю. – Ноги вмиг стали ватными. Я попытался встать и упал с кресла. – Отец сделал всё, чтобы они сторонились меня. Что он им рассказал? Что я отшельник? Что я не люблю компании? Так было написано в той записке, что случайно попала ко мне. Пусть они выпутываются сами, – ноги отпустило и я, слушая громкий стук сердца, осторожно приблизился к окну и заглянул в него.

 

Там находились несколько десятков человек, одетых в красные и чёрные одеяния. Сердце ещё сильнее стало колотиться из-за того, что я испытал настоящее дежа-вю. Они застыли во дворе, выслушивая замечания низкорослого человека, одетого в военную форму.

 

– В моём дворе? На недавно высаженном газоне? Я был прав, – прошептал я, отходя от окна. – Как же я был прав.

 

Сердце ускоряло ритм, грозя взорваться прежде, чем я смогу найти убежище и попытаться успокоиться.

 

Я помчался в тайную комнату, где всегда прятался, когда хотел побыть один. Комната предназначалась для стирки. Здесь в ряд располагались стиральные машины и прочая нужная утварь.

 

Не найдя спасения лучше, чем проём между стеной и машиной, я нырнул туда, и, прислонившись к стене, отдышался.

 

– Я трус! Надо было лететь к отцу! Но... что если он опять не поверит мне! Если я спасу себя, я спасу и его, – пообещал я сам себе и почувствовал облегчение.

 

Внезапно в здании стало очень шумно. Люди бегали по коридорам, орали, приказывали друг другу, искали то одного, то другого.

 

Наконец кто-то постучал в дверь прачечной и, резко открыв дверь зашёл.

 

Сердце упало вниз. Я затаил дыхание. Это оказалась молодая женщина, увешанная приборами, замеряющими температуру окружающей среды и выясняющей таким образом: где находится человек-невидимка.

 

«Что же делать?» – я с ужасом уставился на неё, не забыв при открытии ею двери сделать себя невидимым. – «Придётся попробовать обмануть приборы. Они не люди, с ними будет легко».

 

Женщина, медленно обошла всё помещение, следя за показанием миниатюрного прибора в её руках. Она так и не обнаружила Валисана, пройдя мимо него. Даже прибор не пикнул.

 

– Ну что там? – в комнату заглянул мужчина в форме. Орлиный нос неприятно выделялся на лице, а бегающие глазки так и скользили по всем предметам в прачечной, словно желали прихватить что-нибудь такое себе на память. – По документам в здании здесь должен быть его сын.

 

– Здесь никого нет, – уверенным тоном произнесла она.

 

– Хорошо проверяли?

 

– Обижаете. Я профессионал своего дела! – женщина отдала честь и показала рукой на приборы. – Даже приборы не показали активность.

 

– Пойдёмте дальше искать. Уверен, он где-то прячется. Не мог он так быстро его отослать.

 

Они ушли. Валисан шумно выдохнул, вернув себе видимость.

 

«Не мог он так быстро его отослать». Фраза повторялась в голове всё снова и снова. Юноша понял, что ошибся в своих предположениях. Эти люди заранее всё спланировали и, наверняка давно следили за Улафом, прежде чем решится на вторжение.

 

Он сполз по стене, с ужасом представляя: что сейчас происходит с ребятами и особенно с его отцом.

 

– Получается, я не поверил сам себе? – он закрыл лицо рукой, прокручивая недавние события. – Почему я такой нерешительный? Я же обладаю магией. Я бы мог всех спасти…

 

Через период времени, показавшийся адом, всё стихло и даже шум моторов удалился на приличное расстояние.

 

Валисан сконцентрировался и вновь увидел себя на поляне.

 

Кино прокрутилось ровно до того момента, как люди вбежали в здание. Затем он увидел, как сам выходит из комнаты Тони и оказывается плененным парочкой санитаров. Они тащат его на улицу к машинам, а следом выводят всех участников эксперимента, когда-то украденных Улафом.

 

Валисан тряхнул головой и очнулся.

 

– Что со мной? Я видел альтернативную версию? Что вообще происходит?

 

Он мысленно пробежался по коридорам и понял, что совершенно один в этом трёхэтажном здании.

 

Валисан поднялся, размяв затёкшие от долгого сидения в неудобной позе ноги, и отправился осматривать нарушенное равновесие своими собственными глазами. Он вышел в коридор и сразу столкнулся с беспорядком. Медикаменты, огромной кучей сваленные у двери напротив, заставили его сердце снова биться быстро. Повсюду на стенах была размазана кровь.

 

Юноша побрел коридорами, заглядывая во все комнаты, что проходил. Везде царил полный бардак. Чувство беспокойства и тоски не отпускало его ни на секунду.

 

– Мало того, что они увели людей, они ещё всё разбросали. Искали что-то, – сказал он вслух и удивился как неожиданно странно прозвучал его голос. Внезапно он почувствовал себя таким одиноким и покинутым, что ему хотелось закричать.

 

Заглянув в кабинет, Валисан обнаружил пропажу компьютера и всех дисков с экспериментами отца. Бумаги помятые и загрязнённые валялись повсюду. А на стенах сияли свеженаписанные записи на неизвестном языке.

 

– Что это? – Валисан осмотрелся кругом. – Даже компьютера меня лишили.

 

Куда бы он не заходил, он видел одну картину - полный хаос и исчезновение всей техники, что находилась здесь.

 

– Они ещё и воры? – он задумался, а затем почувствовал, как догадка, сверкнув хвостом, расположилась прямо перед ним. – Они взяли все записи. Им нужны были знания, что Улаф вложил в нас, – ему стало необычно жутко. – Если они убили отца, кто сможет объяснить им то, что не записывалось на кассеты? Я…, – он схватился за сердце и рухнул на колени. – Нет!!! Не может быть! Как хорошо, что я трус. Как хорошо, что я спрятался и не вышел. Если они ничего не сделают с ребятами, они точно сделали бы что-нибудь со мной. Боги! Во мне же столько информации!... Я же представляю для них интерес… Надо быть крайне осторожным…

 

Валисан медленно поднялся, бросая последний взгляд на беспорядок в комнате, и решительно вышел в коридор. Он направился в подвал, смутно надеясь, что они взяли не всех. Но все камеры были открыты и пусты. «Даже Люка нет».

 

В довершении он направился в столовую. Жутко захотелось есть и думалось только об аппетитном блюде. Об остальном он пообещал себе подумать, когда накормит голодный желудок.

 

Юноша вошёл в помещение и услышал всхлипы. Кто-то плакал в углу у окна. Он направился туда, с замиранием сердца моля, чтобы это оказалась черноволосая красотка, всегда так жалобно смотрящая на него.

 

Дрожащей рукой он отодвинул занавеску. Там, прислонившись к стене, сидела Нанда, размазывая слёзы по щекам.

 

– Ты? – только и смог вымолвить он. Валисан боролся с разочарованием. «Это не Хэльга. Пусть, пусть не она. Но хоть кто-то живой в этом ужасном месте».

 

– Валисан? Тебя не увезли? – она словно обрадовалась, увидев меня. Вскочила и бросилась мне на шею. – Тебя не увезли! Тебя не увезли! – она вновь и вновь повторяла эту фразу.

 

Я тоже был рад тому, что оказался не один во Вселенной, а с одной душой. Пусть это не Хэльга, но Нанда - это тоже хорошо.

 

– Что произошло? Почему ты здесь, а не со всеми?

 

– Они убили твоего отца! Затем вывели всех из здания. Он выскочил из спальни, пытаясь защитить их... Мне удалось спрятаться. Они сказали, что отправят их домой, – хаотично рассказывала она, таким взглядом осматривая меня, что мне снова захотелось закричать. Наш мир полностью взорвали, лишив нас опоры и той крупицы счастья, что у нас ещё оставалась. – Домой! Ты представляешь: что это слово может обозначать…

 

– Боги! Хорошо, если жизнь им сохранят! Я тоже спрятался. Я трус, Нанда. Больше я никто. Виноват перед ними…

 

– Ни в чём ты не виноват, – она погладила мои волосы, продолжая плакать. – Если бы ты появился, кто знает, что бы они сделали с остальными. Хорошо, что они тебя не нашли. Может ты не был им нужен? Они вообще-то за Улафом пришли. – Нанда обняла меня, сильно прижимаясь, словно боялась потерять.

 

– Нужен, – её волосы пахли счастьем. Я почувствовал, как что-то обжигающее заструилось по моим щекам. – Карлик с какой-то женщиной искали меня. Он сказал, что я в документах у них значусь. Представляешь? Они даже документы на нас имели. Они точно были уверены, что я - кладезь информации.

 

– Кто они вообще? За что они на нас напали? За что… за что сломали наш мир?

 

– Мы это не узнаем! – я смахнул предательские слёзы. – Но я обязательно найду их и отомщу за убийство отца.

 

– Тебе не их надо искать, – тихим, испуганным голосом произнесла Нанда.

 

Валисан оторвал её от себя и уставился в её прекрасное, хоть и заплаканное, лицо.

 

– Кого?

 

– Ребят. Они не виноваты в том, что когда-то Улаф нас всех украл из родного дома и привёз сюда.

 

– Ты права, – выдохнул я, чувствуя облегчение. – Но я даже не знаком с ними.

 

– Со мной ты тоже не знаком. Однако разговариваешь, словно мы старые друзья.

 

– Ты снова права. – «Я рад, что хоть одну живую душу здесь встретил».

 

– Тебе нужно стать более решительным и больше доверять своей магии.

 

– Откуда ты знаешь, что я владею магией? – я посмотрел её прямо в глаза и почувствовал, что тону.

 

– Улаф учил нас ей. Я тоже кое-что умею. Например, сейчас читаю твои мысли и понимаю, что ты во всём винишь себя. Ты не трус. Ты спасся затем, чтобы спасти всех нас.

 

Я почувствовал, что краснею. «С какого момента она это делает? Что она уже прочитала?».

 

– Если бы ты вышел, ты бы погиб. Ларос видел твою гибель. Поэтому я очень обрадовалась, увидев…

 

– Как…? – прервал я её, поражаясь. «Что они знают? Какие знания и умения вложил в них отец?».

 

– Улаф обучил его ясновидению. Сегодня мы не спали из-за него. Боялись, что нас могут застичь врасплох. Лароса последнее время часто посещали видения.

 

– Вы не пришли ко мне со своими видениями? Вы не сбежали, а просто сидели в ожидании этого ужаса?

 

– Нет. И нам некуда бежать. Это остров…

 

– Что ещё он видел?

 

– Что Улафа убьют, а их всех увезут. Поэтому он просил меня спрятаться и …

 

– …и что? – затаив дыхание, я слушал её и не верил в происходящее. Только час назад я сидел, спокойно читая информацию из компьютера, а теперь стою у разбитого мира, подбирая осколки у ног.

 

– Найти тебя, сказать тебе всё. Только ты один можешь им помочь.

 

– Я им как помогу?

 

Она так посмотрела на меня и я смог прочесть в её взгляде, что мне нужно помочь ей, а потом отправиться на их поиски.

 

– Мы все должны быть вместе. Понимаешь меня? Мы долго были вместе, не зная о тебе, а ты о нас, но мы могли общаться мысленно. Мы поняли, что ты очень одинок и совсем не такой плохой, как хотел представить тебя Улаф.

 

«Та записка. Видимо, это была правда. Он специально настраивал меня против них, а их - против меня».

 

– Отец что-то говорил обо мне?

 

– Он говорил… да, говорил…, – Нанда хотела рассказать, но, видимо, не захотев меня обижать, промолчала. – Ты мысленно часто просил кого-нибудь из нас, если кто-то останавливался недалеко от тебя, заговорить с тобой, не смотря на запреты отца. Тебе было очень одиноко. Я понимаю тебя, но у нас тоже был запрет. А ещё мы боялись его. Но сейчас, когда его больше нет, ты не должен быть один. Улаф сильно повлиял на каждого из нас, дал нам бесценные знания, и теперь мы просто обязаны держаться друг за друга и не отпускать. Только вместе - мы сила.

 

«Ого! Сильно! Они всё обо мне знали, в то время, как я… почему я никогда не использовал магию в отношении их? Точно! Как я не подумал? Я тоже боялся отца».

 

– Что ещё Ларос видел?

 

– Что всем сотрут память.

 

– Что? – Валисан погрустнел. – Как я тогда докажу им, что я - это я, если они не будут помнить меня?

 

– Жизнь покажет. Я тоже не буду сидеть, сложа руки. При первой же возможности я окажусь в их рядах, тогда вдвоём мы сможем доказать им, что мы не враги.

 

– Ты уже и план придумала?

 

– Только что. – Нанда улыбнулась, стирая остатки слёз со щёк. – Ты поможешь мне?

 

– Мы сбежим с этой планеты вместе, – смело произнес я, поражаясь такой уверенности. – Не знаю: как, но сбежим. Отправимся на Хет-Саккару. Отец рассказывал, что он из тех мест.

 

– Почему туда?

 

– Надо же хоть с чего-то начинать.