Шумно выдохнув, Лари резко открыл глаза. Качнувшись при этом назад, он чуть не ударился головой о стену.

 

– Боже, – прошептал сидящий напротив гагамелец, видевший ту же картинку, что и Лари. Даже при свете свечей было видно, как Орли побледнел.

 

– Что происходит с вами, ребята? Почему не реагировали, когда я вас звал? Что увидели? – забеспокоился Тони, стоящий у стола. Он переводил взгляд с одного на другого, пытаясь понять: что с ними.

 

– Зачем ему память стёрли? – на одном дыхании выпалил Лари, до такой степени шокированный увиденным, что не мог совладать с эмоциями, закрыв глаза рукой. – Я до такой степени влился в атмосферу, что мне начало казаться: всё происходит со мной. Я видел всё своими глазами и ощущал то, что ощущал он. Вот ужас-то.

 

– Что случилось? – Тони не терпелось узнать информацию. – Лари, не томи!

 

Орли повернул голову, всё ещё тяжело дыша. Он положил руку на сердце, слушая удары и пытаясь успокоиться.

 

– Я ощущал тоже самое. Макса бросили в башню и пустили в камеру яд. Споры Исилеи. Никогда не слышал о таком яде? – задыхаясь, выпалил он. – Читал в книге, что он крайне опасен, имеет побочные эффекты, а самое главное блокирует память. Кстати, хорошо обладать таким даром, как у Лари. Но мы ничем не можем Максу помочь. Никому не пожелаю испытать тот ужас, что овладел им в ту минуту, когда он опознал яд. Может он не знает: что это, но то, что будет, он ясно представил.

 

– Вот как…, – капитан, сложил руки на груди, задумавшись о том, что опоздал. Рука автоматически потянулась к подбородку. Теперь он не сможет ничем помочь бедному юноше. Надо срочно придумывать другой план.

 

– Так, это были не твои слова об яде? – всматриваясь в Орли, фригантиец немного подался вперёд.

 

– Нет, Лари. Скорей всего - это информация из его прошлого.

 

– Мы много чего не слышали, – вздохнул Лари, первым справившийся с эмоциями. – Но мы так и не знаем: как его спасать? Они стерли память Максу: для чего?

 

– Одни вопросы, – задумался Тони, опускаясь на ковёр. – Нам нужен мозговой штурм. Давайте начнем сначала. Что Алисия сказала, поместив его туда?

 

– Пообещала, что вернётся за ним.

 

– Но Ораза решил воспользоваться ситуацией и тем, что в его Ордене не хватает людей. Отличное решение для тех, кто не является друзьями. Но, как я понял, между ними дружеские отношения.

 

– Это совсем не мешает предавать. Тони, двуличные люди встречаются везде. Мы просто встретились с одним из представителей.

 

– Получилось! – радостно выкрикнул Орли. – Я смог самостоятельно подключиться! – друзья повернули к нему головы и увидели на представленной объёмной карте, парящей в воздухе над столом, красный прямоугольник. – Он здесь, – гагамелец указал рукой на одноэтажные домики, высокое здание и комплекс башен. – В четвёртой башне.

 

– Ты молодец, Орли. Рассчитай расстояние от поселения до нашего космолёта. Сколько нам добираться туда? Может легче подлететь, прикинуться невидимыми, и… – капитан повернулся к фригантийцу. – Лари, где Алисия сейчас?

 

– Ушла космолёт искать, – тот пожал плечами. – Ты намекаешь на то…? – испугался Лари, догадавшись о том, что именно просил Тони его сделать. – Ты думаешь, что в таком состоянии я смогу подключиться? Тони, ты многого хочешь. Я потерял столько энергии, подключаясь к Максу. Мне бы подкрепиться…

 

– Если ты не подключишься, мы его не спасём. Хорошо. Сам попробую. – «Если заранее наметил неуспех, жди его в гости. Поэтому я изменю свой план». Тони уселся в позу медитирующего, затем мысленно улыбнулся, решив отбросить все отрицательные мысли о неудаче, и закрыл глаза.

 

– Ты что, умеешь? – поразился Лари, прислонившись к стене. Вид полной отрешенности друга поразил его.

 

– Сей-час уз-на-ем, – спокойно вымолвил Тони. Сосредоточившись на объекте, он получил картинку.

 

Башня и лежащий без движения юноша. Споры уже не летали, осев на нём белым облаком. Послышались шаги, звон ключа и дверь распахнулась. Ораза вошёл внутрь с наручниками в руках. Надев их на Макса, обернулся к проёму.

 

Лари подключился к Тони, заодно подключив Орли, уже погасившему мысленную карту.

 

Мрачное помещение медленно проявилось. Внутри стоял старец Ораза, с любопытством осматривающего бессознательного юношу. В дверь постучали.

 

– Зайдите, – страшным голосом приказал старец. – Яд уже не опасен.

 

Двое молодцов Ренола и Дана зашли внутрь, наклонившись над юношей.

 

– Он жив? – металлическим голосом поинтересовался один из них, подняв глаза на старца. Ему больше всех не терпелось начать спектакль, обещанный Оразой. Дела складывались как нельзя лучше. Палач найден. Праздник состоится.

 

– Конечно, жив, обормот! Оттащите его к стене, – он наблюдал, как двое отнесли юношу вглубь помещения и посадили у стены. – Теперь идём, – приказал он. Выйдя последним, он закрыл дверь на ключ и добавил. – Когда споры хорошенько поработают над ним, вернёмся и расскажем ему его новую жизнь, – засмеялся он, предвкушая будущее удовольствие над муками жертвы, не понимающей: кто он такой и почему очнулся именно здесь, а не в другом месте, почему все называют его необычным именем и по какой причине заставят убивать людей. – Надо, чтобы они хорошенько заблокировали его память. Знаешь, Ренола, я придумал: кто он будет. Ты говорил, что палача на праздник нам так быстро не найти. И тут судьба подбрасывает нам такой подарок, – старец вспомнил, как недавно молился, и какая его «посетила» великолепная идея. «Какой я, собственно, изобретательный. Самому тошно». – Какой же я у вас изобретательный! Самому тошно! – выпалил он, ощущая счастье, разливающееся по его жилам. «Надо будет вечером обязательно навестить Кларимонта. Поблагодарить за отличный подарок. Может младенца убитого ему подсунуть? Надо подумать». Пообещал он себе.

 

– Думаете, он сможет убивать? – с сомнением спросил Дана, посматривая на иноземного юношу.

 

– Не только сможет, а побежит, как миленький. Мы же скажем ему, что он - палач. Знаете, как это заряжает? Разрешение на убийство не каждый получает в жизни. Сегодня он убьёт одну из приготовленных для праздника ритуальную жертву. Этим положит начало и уже не сможет отказаться от дальнейших убийств. Запомните: тот, кто единожды убил, убьёт ещё раз. Кстати, вы уже нашли девушек?

 

– Так точно. Двенадцать самых красивых. По ближайшим городам искали, – с готовностью отчитаться пробасил Дана. Впервые ему доверили руководить отрядом по нахождению красоток и он не подвёл. Сделал всё, как надо. Привез самых красивых и теперь получит кучу денег за каждую. А за убитую сумму вдвойне. – Они, конечно, сопротивлялись. Как и всегда. Знаете, какие девушки бывают непослушными?

 

– Особенно в случае, когда надо пожертвовать собой для великого блага, во имя Великой Богини… Дурочки они… Это ж такая честь!

 

– Они не понимают: какое это благо… Не понимают: как это патриотично отдать свою жизнь во имя великого дела…

 

– Отлично, – с недовольным видом старец прервал разглагольствования Ренолы. – Как только споры Исилеи закончат свою работу, начнём представление. Ещё каких-то минут десять и будем веселиться. Готовьте речь, сверяйтесь с ролью, – он улыбнулся и первым вышел за дверь.