Альбиреос в возмущении влетел в спортивный зал, издали ощущая разносящийся по коридорам свежий аромат.

 

«Он скоро протушит весь замок. Буду ночью просыпаться и жалеть, что на свет родился!».

 

Альби пролетел на середину зала и закрутился вокруг себя, без слов осматривая нагромождение бесчисленных коробок с выглядывающими из них трехлитровыми банками. Их было так много, что у короля закружилась голова от бессилия сражаться с ничего-не-слушающим слугой, помешавшимся на заморском фрукте, достающегося ему совершенно бесплатно. «Как же я жалею, что в один не прекрасный совсем день разрешил Азеркару бесплатно останавливать фуры и конфисковывать весь товар, словно весь Ахеронт обязан был участвовать в Дворцовой благотворительности. Я глупец! Что делать-то будешь, голова с рогами!».

 

– Опять ты со своими арбузами!? – колдун схватился за голову, покачивая головой. – Как же ты надоел! Всё… всё заполонил ими. Всю кухню, коридоры к кухне идущие, кладовую и даже тренажерного зала меня лишил. Везде вдоль стен твои банки! – вскричал он, в бессилии опустившись на пол.

 

– Так ведь…, – неуверенно начал Азеркар, проходя на середину зала. Хитрым взглядом обведя бесчисленные запасы и сидящего на полу господина, он продолжил: – Ведь … весь замок заготовки есть будет. Зима-то большая.

 

– Обожраться твоими запасами… Причём здесь зима? – Альби не убирал руки с головы. – Мы не на Вегаламусе и даже не на Земле, где зима – воистину зима, со всеми её атрибутами и морозом, – страдающим голосом выдал он и закрыл глаза.

 

– Хорошо, – передёрнул плечами слуга. Ему совсем не понравилась реакция хозяина. «Куда же я их дену? Такое количество коробок… я так радовался, что можно поставить их в холодном зале. Всё равно Альби давно не занимается. Нечего залу просто так прокисать. И бесчисленные зеркала… Можно ведь покрутиться перед ними пока таскаешь очередную порцию банок. Красотища!». Он поморщился и, потерев руку об руку, погрустневшим голосом сказал: – Хорошо, – он вмиг как-то постарел и плечи его опустились. – Я всё уберу.

 

– Уж будь любезен, – посмотрел на него колдун. Потом убрал руки от головы, ощущая небывалый прилив сил, словно победил неведомого врага, и легко поднялся с ледяного пола. «Обещания надо ловить на лету, желательно записывая их в чёрный блокнот». Он мысленно улыбнулся, поглядывая на непослушного Азеркара.

 

– Уберу. Но я вообще-то по другому вопросу пришёл, – заискивающе начал слуга, внимательно наблюдая за сменой настроения хозяина. От него не укрылась тщательно скрываемая улыбка. Словно хозяин что-то тяжелое решил для себя и теперь радуется очередной победе.

 

– Что произошло? – тоном руководителя спросил Альбиреос, затем сложил руки на груди, отгородившись от слуги преградой.

 

– Я видел Хайфа, – выпалил тот, не сводя взгляда с важно стоящего перед ним.

 

– Я его казнил, – всплеснул руками колдун. – Такое невозможно. Или это опять твои сны? – кончики его чёрных рогов стали белыми от раздражения. «Настроение испортил. Вот ведь…». Он покрутил рукой у виска, показывая степень разумности своего слуги.

 

– Нет. Обижаете. Я его в коридорах замка видел. Он крался по направлению к спальне Онрадеса. За спиной его был большой мешок. Такой, который, помните: я однажды на бедном рынке купил…

 

– Что же вы его не схватили тогда? – прервал пустые разговоры Альбиреос, грозно водя глазами. Он пытался понять: как может мёртвый, убитый им, обезглавленный Хайф ди Ламах бродить по бескрайним коридорам его любимого дома? Да, как такое вообще возможно!?

 

– Мне помешали черти…, – произнес слуга, чертя кончиком ботинка узоры на полу, и застенчиво опустил глаза.

 

– Они всегда вам мешают! – констатировал Альби, засунув руки в карманы кожаных брюк. Он стал раскачиваться на носках, обдумывая сказанное. – Вот, что вы мне не говорите, везде виноватые они.

 

– Нет, не всегда. В следующий раз я его поймаю! – пообещал слуга, высоко подняв подбородок. «Как я себе это представляю? С веником на колдуна? Это ведь точно колдун был! Не мог же Хайф… о, черти… нет! Точно не мог».

 

– Ерунду говорите, – услышал слуга и поднял глаза на хозяина. – Как казненный человек может красться по коридорам моего Дворца? Ему же голову отрубили!

 

– Вы сами опасались, что за время, проведенное служению Вам, он научился такой магии, такому колдовству, которое…, – Азеркар покрутил рукой в воздухе, пытаясь подобрать слова.

 

– Исключено. Такого даже чёрный колдун не сможет сделать, – отрезал Альби, не желая больше выслушивать глупость слуги. – Все - и не только я - видели его летящую с гильотины башку… Уму непостижимо! Глупости вы какие-то болтаете!

 

– Ещё некая странность…, – Азеркар задумался: говорить или нет. Помолчал и вдруг решился. – Черти мне сказали, что у дверей спальни Онрадеса какой-то мешок лежал. Они его сдвинули с прохода, собираясь забрать на обратном пути. Но, идя обратно, мешка не обнаружили. Скорей всего это был тот самый мешок, что он тащил на плече. Да и дверь спальни Онрадеса была открыта. Подозрительно всё это.

 

– Быть не может! Черти - признайся - курят что-то перед сменой? – Альбиреос слегка нагнулся к слуге, ожидая его ответ. – Если курят, ты знаешь, что я с ними сделаю!

 

Но тот, прекрасно зная: чем кончаются все опасные разговоры, которые нельзя вести при господине, вовремя перевёл тему.

 

– Кстати, Интегор из поездки вернулся, – быстро нашёлся он, заискивающе заглянув в чёрные непроницательные глаза господина.

 

Альбиреос выпрямился, словно его ударили по спине палкой. Кончики рогов вернулись в первоначальный чёрный цвет.

 

– Вот с этого надо было начинать, – он пригладил причёску и продолжил. – Прикажите ему, не медля, бежать в мой кабинет. Пока я дойду, чтобы он там уже был!

 

– Слушаюсь, – слуга медленно направился к выходу.

 

– Да, поспешите! Я же сказал быстрее бегите! Хвост здесь, а ноги уже у Интегора! – скомандовал Альбиреос нескрываемым радостным тоном. «Я весь в предвкушении интересного рассказа. Скорей бы…».

 

– Да, да, мой господин, – сказал Азеркар и помчался по бесконечным коридорам искать вернувшегося из продолжительной поездки.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало