За лже-окном в комнате Лари простиралась пустыня. Одинокий всадник, сидящий на верблюде, пересекал бесконечные пески, ярко освещаемые солнцем. Юноша сидел за столом, увлечённо читая дневник Сафродо.

 

«Первым делом понаблюдать за каждым и выявить: а) характер; б) привычки; в) отрицательные стороны.

 

P.S. отменить: можно ли купить деньгами или подарками?

 

Второе. Выявить магические способности. Чему в действительности Улаф их обучал?

 

Третье. Попытаться разделить их. И, разделив, отделить семёрку от остальных. Семёрку поместить в одну из моих лабораторий. Дальше всё просто. Испытать их на прочность по полной программе. Понять: как они применяют свои магические способности. Научиться их выполнять. Создать клонов. Убить оригиналы».

 

Лари ужаснулся, почитав последнюю фразу. Он отвлёкся от чтения, уставившись на всадника уже добравшегося до створок стекла. В дверь постучали, но он даже не обратил внимание.

 

– Боги, он монстр. Он не колдун даже. Как же он в Совет Магов-то пробрался? – удивленно выпалил он, переворачивая страницы. – Дальше по дням расписано. День первый. Кто что делал, кто что говорил, кто как ел… вот ужас. Он же всё за нами записывал. Слово в слово.

 

– Чему ты всё там ужасаешься? – Орли, незаметно как вошедший в комнату, встал за его спиной, заглядывая в дневник. – Что это?

 

Лари быстро захлопнул дневник, закрыв его двумя руками.

 

– Ничему. Так. Обдумываю кое-что.

 

– Но я же слышал… ты сказал что-то типа «он за нами всё записывал». Кто он? Что записывал?

 

– Ты подслушивал что ли? Как ты вошёл? – Лари обернулся и столкнулся о взгляд тёмно-синих глаз Орли, смотрящих на него очень внимательно.

 

– Нет. – Орли улыбнулся. – Просто, волнуюсь, решил к тебе зайти поболтать, но услышал твою фразу, – он отошёл к столу и опёрся о него.

 

– Мудро! Ладно. Так уж и быть, – фригантиец открыл дневник и пододвинул к гагамельцу. – Поделюсь с тобой тем, что поразило меня. Читай!

 

– Дневник? – Орли развернулся. – Это тот самый, что ты украл из лаборатории? Зачем? Красть ведь не хорошо!

 

– Ты попрекать меня будешь? Или прочитаешь всё же? Ведь именно благодаря тому, что, как ты выразился «я краду», вы все в курсе происходящих гадостей. И можете отреагировать на шаг раньше…

 

Орли схватил дневник и присел на стоящий рядом диван. Он положил дневник на колени и уставился в страницы, усеянные размашисто написанными строчками. Перелистывая страницы, жадно вглядывался в текст.

 

– Тут повсюду наши имена… Характеры… Секреты… Какого черта? – через некоторое время поражённым тоном буквально прокричал он. – Что это такое? – Орли возмущённо уставился на друга, спокойно наблюдающего за ним.

 

Он сидел, подперев голову рукой, слегка улыбаясь, сравнивая эмоции, появляющиеся при прочтении информации, со своими. «Именно так я вероятно и выглядел со стороны, когда впервые читал это».

 

– Дневник Сафродо.

 

– Но он же помогать нам должен! Он же на задание нас послал!…, – юноша в раздражении отбросил дневник на пушистую поверхность дивана.

 

– Вот именно. Послал…, – фригантиец тяжело вздохнул. – Только не на задание… А чтобы наблюдать за нами, записывать всё и ещё выводы из увиденного делать. А ещё… Начало-то читал? Разделить нас и на прочность испытать. Он монстр точно.

 

– Боги… Час от часу не легче, – он схватился за голову, запустив пальцы в волосы. – Чем мы провинились то?

 

– Мне бы тоже хотелось это знать. Почему именно вас выбрал? Он там пишет, что разделить нас надо. Узнать секреты Улафа захотел.

 

– Вот ужас-то.

 

– И не говори. Тони не знаешь где?

 

Орли поправил причёску и поднял глаза на Лари.

 

– Давно его не видел. Мы скоро прилететь уже должны. Что-то мне совсем не по себе.

 

– Волнуешься? – Лари подключился к мыслям.

 

– Ты не сможешь понять меня. Во-первых, у тебя никогда не было родных, во-вторых, тебя никогда не заставляли жить в неволе там, где ты не хочешь. Я же совсем бесправный. Именно поэтому я сбежал.

 

– Ты не сбежал. Тебя украли, – напомнил ему Лари. – Ты помнишь другое? – внезапно осенило его.

 

Орли кивнул, чувствуя, как страх стал заполнять его тело, стремясь вырваться наружу.

 

– Я не помню, чтобы меня крали. Я не помню жизнь в лаборатории Улафа, – он уставился в окно. Всадник стал таким маленьким, что напоминал шахматную фигуру, одиноко стоящую на доске. – Мои воспоминания начинаются с момента, когда я сбежал вместе с Зарваканом, далее полная темнота. И следующее, что я помню, Тони привёз меня на Гагамелию. После темноты начался рассвет…

 

– Поразительно. Ты не сбегал с Зарваканом! Это был твой клон! – неожиданно громко воскликнул Лари и закрыл рот рукой. – Извини, – он спрятал взгляд, чтобы никто не смог прочесть его эмоций. «Кажется, кажется, кажется пазлы встают на свои законные места! Как же интересно!».

 

– Чему тут извиняться? – Орли закрыл лицо руками. – Моя жизнь тоже сплошная ложь… – прошептал он. – Единственное, что я знаю, я никогда не хотел жить во Дворце.

 

– Доподлинно неизвестно, что именно ты знаешь и чьи это знания, – услышал он и поднял глаза на друга. – Одно лишь тебе скажу, если хочешь свободы, тебе надо пойти туда и отречься от престола, а мы поможем тебе в этом.

 

– Ясновидящий однажды сказал мне, что моя судьба рядом с Тони. Только рядом с ним я стану счастливым. Что-то нет здесь счастья.

 

– Ты уверен в том, что ясновидящий играл по правилам? Что если вас всех искусственно собрали вместе?

 

– По Сафродо не получается, что мы должны были быть вместе.

 

– Получается! Он нас всех вместе хотел изучать, чтобы не гоняться за каждым по Вселенным. Тут же написано, – фригантиец пересел на диван и принялся листать своё сокровище.

 

– Прошу не надо. И без этого тошно. – Орли откинулся назад. – Лучше скажи: как мне побороть страх? Кажется, что меня схватят там и заставят силой править Государством. Снова всё сделают без моей воли.

 

«Снова?». Лари уставился на Орли. «Что он знает? Какая информация запрятана внутри него? Ах, я обязательно докопаюсь до этого». Пообещал он себе.

 

– Орли, хочешь я проведу сеанс и освобожу тебя от страха? Хотя бы частично.

 

– А ты можешь? – Орли повернул к нему голову.

 

– Надо же когда-то пробовать? – он с улыбкой отбросил дневник в сторону и подсел ближе к другу. – Зачем мне книга Сафродо, если я не практикую.

 

– Вот именно, – криво улыбнулся тот, наблюдая за руками фригантийца. – Если уверен, что не навредишь мне, приступай!

 

– Более чем уверен. – Лари поднялся и, пересев на другую сторону от гагамельца, дотронулся до его лба. – Просто будь уверен в одном: я сделаю всё, чтобы помочь тебе.