Было ни жарко, ни холодно, чем создалось ощущение нереальности происходящего. Друзья шли по утрамбованной дороге, огороженной забором по пояс высотой. За ним простиралась полоса для остановки и движения большегрузов. С правой и с левой стороны тянулись заросли с созревшими плодами, пахнувшими чем-то сладким. Наверху - небо, размалёванное неумелой рукой начинающего художника, расцветало лилиями из облаков. А солнце то выглядывало из-за них, чтобы проверить идущих незнакомцев, то скрывалось, смущаясь.

 

Пройдя километра два по неменяющемуся пейзажу, очарованные невиданными фруктами спутники заметили смену рельефа: дорога резко уходила вниз, чтобы через пятьсот метров подняться наверх, и снова спуститься. На сколько хватало взгляда простирались террасы из разнообразных плантаций с созревшими плодами. Кое-где работали сборщики урожая, поднося тяжелые корзины к погрузчикам.

 

«Словно гигантская змея, зачем-то пожелавшая разлечься на дороге, мешая путникам нормально передвигаться». Подумал Тони, осматривая дорогу.

 

На вершине второго изгиба он уткнулся взглядом в вереницу фур и множество толпящихся возле них людей в цепях.

 

Словно завороженные, друзья молча пошли под уклон.

 

– Что-то у меня нехорошее предчувствие, – пожаловался Вариан, хватаясь за сердце. – Я уверен, что неразборчивые эмблемы преобразуются в знакомый мне знак. Если это так, то мне конец.

 

– Что ты так переживаешь? – Али положил руку ему на плечо. – Ты заранее накручиваешь себя. Есть ли в этом смысл?

 

Чем ближе друзья подходили к машинам, тем беспокойней становился Вариан. В стоящих машинах он признал транспорт принадлежащий Баренде ибн Фаруху - известному на двух планетах работорговцу и по совместительству его отцу.

 

– Там папаша, – взволнованный голосом начал он, заметив мелькающее среди людей знакомое лицо. – Машины с эмблемой «Перечеркнутый человек» обозначают рабов. Эта эмблема всегда принадлежала - не поднимается язык сказать - нашему роду (не считаю себя работорговцем) - ибн Фарухам. Следовательно, отец привёз их продавать. Мне кажется, это он там.

 

Вариан остановился, боясь сделать шаг вперёд. Ужас сковал его.

 

– Посредине поля продажу устроит? – добродушно спросив, Али повернул к нему голову. От него не укрылось, что друг обхватил себя руками специально, пытаясь таким образом закрыться от опасности.

 

– Да. Он фермерам на плантации в аренду их продаёт, а когда срок проходит, забирает назад. Что же делать? – пилот поднял глаза на небо, приказывая себе, не показывать своих эмоций. – Не хочу с ним встречаться. Совсем не хочу!

 

– Как он выглядит? Такой высокий, полный, с чёрной бородой и в цепях? – произнес Орли, рассматривая кого-то впереди и периодически косясь на Вариана.

 

– О, да. Это он, – гагамелец закрыл лицо руками, тщётно пытаясь придумать: как спрятаться посреди поля. Он шумно выдохнул, пытаясь собраться с мыслями. «Что-то я сильно переживаю. Не ровен час друзья узнают обо всём».

 

Тони, шедший сзади, схватил Вариана за плечи, дотянулся до его уха и шепнул:

 

– Подыграй мне и ничего не бойся! – капитан разжал руки и слегка толкнул пилота. Тот не удержался на ногах, завалившись вперёд. Падая, Вариан увидел сковывающие его руки металлические браслеты и выросшую на его подбородке щетину, быстро превратившуюся в длинную бороду, кольцами опустившуюся на пыльную дорогу. Браслеты больно врезались в запястья, неприятно холодя кожу.

 

– Что ты задумал? – прошептал он через плечо, ощутив под руками тёплый асфальт.

 

– Смотри. – Тони развёл руками, словно говоря, что словами сказать ничего не может.

 

Али, удивляясь происходящему, наклонился к упавшему, стремительно подняв его под руки и поставив перед собой.

 

– А борода тебе прибавляет лет, – заметил он, улыбаясь Вариану. Одежда гагамельца преобразилась, превратившись в серую униформу заключённых: широкие штаны и полотняную футболку.

 

Поправив новую одежду, друзья направились к веренице рабов, закованных в кандалы. Поравнявшись с ними, они заметили, что все пятьдесят человек, как один, имели чёрную кожу, красные глаза, и высокий рост. Все они были одеты в серые шорты, разрисованные цепями и лозунгами о несвободе. Кольцо в носу, символизирующее рабство, завершало их облик. Рабы, повернувшие головы, словно по команде, внимательно следили за незнакомцами и особенно за Варианом, идущим впереди. Некоторые пожалели его, покачав головами в знак удивления: такой молодой и уже преступил закон. Другие осудили, серьёзно посмотрев ему вслед.

 

Позади Вариана шли двое, держа в руках мощные цепи, тянущиеся к наручникам пленника. Надсмотрщики, одетые в чёрную униформу с красными фуражками, улыбались и переговаривались между собой на неизвестном языке.

 

Дойдя до конца вереницы, друзья остановились около полноватого человека с чёрной лопатообразной бородой и отсутствием волос на голове. Баренда убрал блокнот, в котором делал быстрые пометки, спрятал очки в миниатюрную сумочку и хмыкнул, заметив пленника.

 

– Стоп. Мимо меня идёте и ничего не скажете? – он начал говорить совсем без акцента, с подозрением осматривая незнакомцев. «А пленник-то вкусная персона. Преступники хорошо перевоспитываются, попав в ряды рабов. Вот бы мне его сюда завлечь», – размечтался он, осматривая сына и не узнавая его в этом обличье. – Пленника ведёте?

 

– Преступника, – поправил его капитан. – Срочно в город переправляем.

 

– «Интуиция не подводит!». Сколько вас много на одного! – присвистнул ибн Фарух, подсчитывая количество надзирателей. «Видимо, действительно, много чего натворил, раз столько человек его конвоируют».

 

– Он много чего натворил, – словно читая его мысли, произнёс Тони.

 

Бородато-веснушчатый заключённый помотал головой, словно пытался оправдаться. Орли прикрикнул на него, с силой рванув цепь на себя.

 

– И скоро ответит за свои бесчисленные преступления, – уверенно выдал Тони, держа в руках вторую цепь. Он ухмыльнулся и расплылся в широкой улыбке, быстро «забравшись» в мысли работорговца. Увидев, что там нет криминала и подозрений, отключился.

 

– До города уже не далеко. Удачи, – не заметив проникновения, улыбнулся отец Вариана. Затем обнажил золотые зубы, сквозь которые светили бриллианты - знак принадлежности к касте работорговцев. Он поднял вверх правую руку в знак того, что процессия может проходить мимо него.

 

Друзья, стараясь не торопиться, чтобы не выдать своего нетерпения бежать от отца Вариана сломя голову, медленным шагом удалялись от большегрузов и, скрывшись за очередным уклоном дороги, превратились в тех, кем они были всегда.

 

Решили остановиться. Тони присел на корточки, вытирая лоб платком. Али застыл рядом, с восхищением посматривая на уставшего от напряжения друга. «Уверен, вы все вскоре будете шокированы». Вспомнил он фразу ангела. Перед глазами пролетело озабоченное лицо Луи. Фригантиец задумался. «Как Тони смог это сделать? Неужели он обладает такими воистину волшебными способностями?».

 

Вариан потёр освобождённые от оков руки, с удивлением ощущая отсутствие боли, словно цепей никогда не было. Он вспомнил взгляд отца, которым тот наградил его. Колюче-недоверчивый, словно юноша снова оказался дома. Так отец смотрел всегда, когда тот поздно возвращался с прогулки. Домашние воспоминания вихрем пронеслись в его голове, неприятным осадком оседая на душе. «Я больше никогда не вернусь домой». Пообещал он себе. «Я приложу все силы к тому, чтобы больше никогда не оказаться в родном доме и больше никогда не слышать упрёков отца и старшего брата».

 

– Что ты со мной сделал? – осматривая себя, спросил он Тони. – Главное: как?

 

– Уже не важно что и не важно как, – юноша поднял на него уставшие глаза. – Главное… это помогло тебе не быть обнаруженным твоим отцом.

 

– «Сколько же сил он истратил, чтобы превратить всех нас в надсмотрщиков и преступника?». Я шокирован. До сих пор в себя не могу прийти. Кто ты?

 

– Точнее: мы, – заулыбался Лари, присев рядом с Тони. – Я ему помогал.

 

– Спасибо тебе, – бросил ему капитан, внимательно уставившись в его глаза. После чего Лари встал, помог Тони подняться и они вместе отошли в сторону, чтобы обсудить то, что знать всем не полагалось.

 

– Пора тебе начинать привыкать к тому, что ты видишь, – философски заметил Али, жуя соломинку. «Уверен, вы все вскоре будете шокированы. Все будете шокированы». Снова вспомнились ему слова ангела. А ещё ему захотелось прямо сейчас раскрыть секрет. Но он сдержался.

 

– Никогда не забуду: как вы мне сегодня помогли, – восторженно выпалил Вариан.

 

– То ли ещё будет, – заметил Орли, сложив руки перед собой, смотря на пыльную дорогу под ногами. «Живя в замке, я не видел ни одного мудреца, или придворного лекаря, обладающего таким даром. Что принял Тони, что смог произвести такое чудо?».

 

– Давайте уже пойдём. – Тони и Лари приблизились. – Я знаю, что все мы здесь заступимся друг за друга, если что. Давайте и дальше следовать этим путём. Кто свернёт с дороги, навсегда станет нашим врагом.

 

– Спасибо, что спас меня от отца, – произнёс Вариан, восхищенно посматривая на Тони.

 

– От этого зависела и наша безопасность, – воскликнул Лари, когда друзья пошли по дороге в гору.

 

Орли первым поднялся на гору, увидел белые стены ограждения и заорал:

 

– Ребята, впереди город!

 

– Это Фоминск, – обернулся Вариан. – Не ори ты так. Хочешь, чтобы нас заметили?

 

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало