Зал на космолёте Валисана, выделенный для заседаний, представлял собой подковообразный вид. Стены, задрапированные синим материалом, - заставлены низкими столиками, заваленными всевозможными баночками с цветным содержимым. Стол, стоящий посередине, выстроенный в виде волнистой черты, окружали многочисленные резные стулья. Валисан сидел во главе, задумчиво рассматривая резной узор стола. С левой стороны сидел Орли и Лари, Вариан и Тони, с правой Макс. А дальше Тармо, черноволосый фригантиец Али и сын Вазиона - Джату.

 

– Так почему ты попросил нас покинуть космолёт? – Али придвинулся к столу, ожидая услышать разумное объяснение. То, что он услышал, повергло его в шок.

 

– Ребята, космолёт напичкан камерами.

 

Валисан задумчиво чертя, пальцем по столу, вздрогнул, услышав информацию фригантийца.

 

– Откуда ты знаешь, Лари? – испуганным голосом произнесла Тармо, усевшись между рослыми фригантийцем Али и принцем Максом. Она приступила перебирать в памяти те моменты, которые не хотела, чтобы кто-то видел. И, найдя несколько, покраснела. «Что, если это правда? Я не хочу, чтобы хоть кто-нибудь знал вот об этом, этом и этом». Она мысленно загибала пальцы правой руки.

 

– Они всё записывали, наблюдали за нами, чтобы знать каждое наше движение, – он вспомнил, как до прилёта на Антарес вместе с Джату обошёл все комнаты и почти в каждой обнаружил по одной или даже по две работающих камеры.

 

– Кто ты думаешь это был? – Али элегантным жестом откинул непослушную прядь чёрных волос назад. Волосы его были распущены и ничем не подвязаны.

 

– Сафродо, – не задумываясь выпалил Лари. – Это он послал нас на задание, заранее невыполнимое, где бы нас точно убили, если бы не Тони. Это он подарил Тони «Эль-Селебара». Это он подсунул нам свой компьютер. Именно подсунул, так как он знал, что мы любопытны и не пройдём мимо такого факта, как узнать: кто мы на самом деле. И это он установил везде камеры, чтобы держать руку на пульсе и, если что, вмешаться. Я уверен в последнем факте на сто процентов. Об этом говорят записи в его компьютере, что в лаборатории остался.

 

– Постой! – Тони прищурился, уставившись на Лари. Она навёл на него указательный палец и произнёс: – Мы же шли в Лабораторию Кармион. Как мы оказались в Термионе? Только сейчас сообразил. Что со мной такое? Как мы оказались в Лаборатории Сафродо? Ты можешь мне объяснить?

 

– Извини, Тони, я немножко скрыл факты. – Лари вспомнил, как в файле менялась информация и задумался. Кто-то очень хотел, чтобы они узнали о наблюдениях Сафродо. «Это факт!». Но кто это мог быть?

 

– О, Боги, – вдохнула Тармо, поправляя складки платья. – Что же теперь нам делать? – она вспомнила высокого мужчину, который так не вовремя ворвался в гостиную Тони на Радвее посреди празднования их прибытия. «У него была поразительно зелёная борода. Я ещё тогда подумала: чем он её окрасил и зачем? Да… он был нетерпелив и резок в движениях. И… получается всё это время…». Ей стало нехорошо от осознания того, что происходило. «Всё это время он подглядывал за нами?».

 

– Он точно не маг, – заметил Джату, обводя пальцем круг на столе. – Как вы думаете: с какой целью он записывал всю нашу жизнь? – он нарисовал на столе невидимое сердце и закрасил его. Затем написал имя «Тармо» и стёр ладонью.

 

– Улаф тоже записывал, – буркнул Валисан, занявший место так, чтобы оказаться напротив Тони. Он усиленно искал взгляд юноши, с только ему известной целью.

 

Али, слышавший спокойный голос, повернулся, чтобы удостовериться в том, что это говорит юноша, с которым к нему приходил Тони. Затем повернулся к капитану с вопросом на лице.

 

– Кто это? – Али указал на Валисана рукой. – Тони, ты обещал раскрыть карты, после того, как я дам…

 

Не ожидая, когда Али расскажет всем, что Валисан выпил эликсир бессмертия, Тони выпалил:

 

– Это Валисан Эль-Фаргуссон - сын Улафа, – вместе с представлением сидящего напротив него, он поднялся, опираясь руками о стол.

 

– Ой. Как мне надоели потрясения. – Макс схватился за голову, с ужасом уставившись на сына колдуна. – С кем я не мечтал встретиться, так это с ним. Зачем ты здесь? Что хочешь выпытать у нас?

 

– Что-то имеешь против меня? – Валисан, сидевший рядом с ним, внимательно разглядывал юношу, отмечая всё. От него не укрылся даже его страх. «Почему он боится меня? Узнал? Но мы не пересекались в прошлой жизни. В той самой прошлой жизни, которая была в лаборатории Улафа. Всё, что случилось потом, перечеркнуло всю нашу спокойную жизнь. Надо будет проверить, почему у него столько страха и непонимания почему я здесь».

 

– Я почему-то помню твоё лицо. – Валисан услышал голос Тармо, пытаясь вспомнить отрывки жизни в лаборатории, упорно сопротивляющиеся воспоминанию. Только одна картинка стояла перед глазами. – Я часто видела тебя входящим в ту комнату, куда нам всем запрещено было заходить. – «Откуда это я всё помню? Почему только это?». – Один раз я, набравшись смелости, поинтересовалась у Улафа: кто ты?

 

– Что он тебе ответил, Карин? – Валисан назвал её по имени, которое помнил. Он уставился на девушку, включив свои способности к считыванию мыслей. «Ого! Сколько блоков в её голове! Зачем они делали это?».

 

– Я Тармо. Я не Карин, – капризным тоном поправила она его. «Какой у него неприятный взгляд, словно хочет проникнуть в меня, пронизывающий и ничего хорошего не обещающий. Зачем только Тони взял его на корабль? Мне ты не нравишься, Валисан». Она сглотнула и быстро выпалила. – Он мне не ответил. Грозно посмотрел и ушёл. Так кто ты?

 

– Прошу прощения. – «Она не Карин? Они точно ничего не помнят!» – Меня бояться не стоит, – философским тоном начал Валисан, поднимаясь. – Я помог Сауро Шагима найти вас только для того, чтобы помочь вам в борьбе с теми, кто обязательно нападет на вас… это дело времени… Раз вы ещё живы, следовательно, они не получили то, что желали.

 

– Что-то слишком много желающих на нас напасть в последнее время развелось, – сдув чёлку, сказал Вариан. Чёлка упрямо вернулась назад. Он сдул её снова, наблюдая, как Тони медленно сел на стул и подпёр руками голову. – Так что будем делать с космолётом? Там же никому небезопасно находиться. По идее надо вернуться и…

 

– Забудь про космолёт, – беззаботно выговорил Тони, махнув рукой. – Нам он больше не понадобится. Да и никому не понадобится. Я сделал его невидимым. Иди, лучше Кари помоги, – скомандовал он. Видя, как расширились глаза Вариана, он решил сгладить ситуацию. – Извини за тон. Потом поговорим. Орли, иди-ка сюда, – приказал гагамельцу капитан.

 

– Чем я провинился? – тот неуверенно наклонился к столу, чтобы увидеть лицо Тони.

 

– Ни в чём. Нужна карта космолёта, – спокойным тоном объяснил тот, прислушиваясь к обстановке. – Попробуй узнать: где и что здесь располагается.

 

– Хорошо.

 

– Мог бы просто у меня спросить. Почему мне не веришь? Я же могу показать тебе всё. – Валисан сложил руки на груди, исподлобья разглядывая капитана.

 

– Мне больше не нужны сюрпризы, подобные тем, что были на «Эль-Селебара». Осведомлён, значит, вооружён. Орли, включай!

 

– Почему ты взял его на корабль? – внезапно воскликнул Макс, указывая на Валисана.

 

– Не взял, Макс. Он хозяин корабля. Если бы не он, как бы мы сейчас улетели с Антареса?

 

Орли включил карту. Валисан расширил глаза от удивления. Он увидел 3Д-карту этажей космолета, просматриваемого гагамельцем уровень за уровнем.

 

– Та-та-та. Как у вас получается такое чудо? – искренне выпалил он, указывая на точки, появляющиеся на карте, на комнаты, рисуемые одной только мыслью гагамельца. Он подался к столу, рассматривая «творение» Орли. – Даже я не умею это делать.

 

– Хорошо хоть это не умеешь, – улыбнулся Лари, подскакивая к сыну Режиссёра. – Тебя Улаф всему учил? Читать-то мысли хоть умеешь?

 

– Вот этому, – Валисан указал рукой, – не учил. Остальными навыками владею в совершенстве. Чтение, – он стал загибать пальцы руки, – внушение, гипноз, незримое управление человеком.

 

– Ты опасен, – тихим голосом заметил Лари, краем глаза поглядывая на Валисана.

 

«Кто бы говорил! Ты вообще загадка!». Воскликнул сын Улафа про себя. Он подключился к мыслям фригантийца и начал изучать.

 

– Вот здесь - столовая, – гагамелец Орли пальцем показал комнату, находящуюся в нескольких комнат от той, где они сейчас находились. – А это рубка управления. А куда, – он поднял глаза на Валисана, – куда кстати сейчас мы летим? У тебя автоуправление стоит?

 

«Вот это да! Не пилот, а понимает, что космолёт без пилота лететь не может». – Да, автопилот. Летим в никуда, – захихикал Валисан, потешаясь реакции, взорвавшейся на лицах Орли и Лари. – Там же Кари ваш заправляет! Он всё настроил.

 

– Как это в никуда? Валисан, как это понимать? – Вариан поднялся, чтобы лучше видеть сына колдуна. Окинув его грозным взглядом, он посмотрел на капитана, требуя его вмешательства. – Тони, скажи хоть что-нибудь! Мы не вводили координаты, полагая, что они там уже есть. Мы просто взлетели…

 

– Остынь! – Тони махнул рукой. – Не видишь, он шутит. Кари в рубке. И ты тоже иди туда. Летим на Радвей! На Рад-вей, – сказал Тони и, потянувшись, зевнул. – Вариан, – когда юноша приблизился к нему, он передал ему клочок бумаги, – скажи Кари, чтобы вбил в навигатор эти координаты. Стой! – юноша обернулся. – Прости, что сразу не сказал курс.

 

– Не стоит. Я понимаю, что ты мог устать. – Вариан посмотрел на бумагу. Там плясали семизначные числа. «Ничего не вызывает у меня подозрений: откуда Тони может знать курс своей планеты в семизначном виде?!». Задумчиво смотря на Тони, он стоял, не шевелясь.

 

– Иди уже. – Тони дотронулся до его плеча. – Кари заждался.

 

– Хорошо. Как скажешь… я уже бегу к нему. – Вариан крепко сжал бумажку в руке и собрался уходить.

 

– А я пойду отдохну, – снова зевнул капитан.

 

– Иди-иди. Тебе полезно отдыхать, – посмотрев на Тони, Лари выпрямился.

 

– Лари, влезь в компьютер, посмотри последние новости. Потом мне расскажешь, – приказал капитан фригантийцу, опешившему от предложения.

 

– Ты внезапно одобряешь моё увлечение? – расширил глаза юноша, смотря на зевающего капитана.

 

– Разумеется! Кто-то же взял твой компьютер, пока мы были в лаборатории. Всё! Я спать.

 

– Давай я составлю тебе компанию? – Тармо поднялась, держась за Али. Али задрал голову, удивлённо посматривая на неё. «Пользуется тем, что Кари далеко и не увидит её смелых движений?! Меня он поражает. Совсем не ревнует свою любимую».

 

– Я взял, – тихо пробормотал Орли, поймав взгляд Лари. – Он находится в твоей каюте, под подушкой.

 

– Благодарю. Ты - настоящий друг.

 

Тони повернулся к девушке.

 

– Пойдём.

 

Тармо взяла его под руку и они удалились. Следом за ними ушёл Лари.

 

– Сафродо, наверно, очень смешно, – зло выпалил до сих пор молчащий Джату. – Я всё больше убеждаюсь, что мы семеро и ты, Валисан, выбраны не случайно. Мы пешки в чьей-то игре. Словно кто-то переставляет нас по шахматной доске… Не удивлюсь, если тут не только Сафродо участвует.

 

– Считая себя свободными, мы до сих пор не свободны, – заметил Макс тихим голосом. Внезапно ему вспомнился его сад, беседка, где он часто любил сидеть в плену многочисленных лиан, наслаждаясь тем, что его никто не видит и не слышит. Он, предоставленный самому себе, мог часами проводить в своём убежище, а потом убегать на встречи с любимой девушкой. «То лето, когда мы наслаждались обществом друг друга и разгадывали тайны, написанные на стене пещеры, оказалось для нас последним. Кто-то переставил фигуры… шах и мат».

 

– Мы никогда свободными не были. Тут согласен. – Али тоже задумался, вспоминая свою жизнь. – Я устал играть по чьим-то правилам.

 

– Если ты считаешь, что не свободен здесь, мы можем высадить тебя на ближайшей планете. – Орли уставился на Али. «Не согласен с ними». Задумался он. – Ты свободен, Али, и можешь поступать, как хочешь. – «Я решил не быть королем и никогда им не буду. Это моё решение. Поэтому я уверен, что судьба каждого в его руках. Они просто чего-то не понимают».

 

Али задумался, пытаясь составить список «за» и «против».

 

– Что молчишь? – спросил его Орли.

 

– Корабль покидать не хочется, – ответил за него Макс. Он подпирал левое ухо рукой, загадочным взглядом рассматривая черноволосого юношу.

 

– Сейчас как врежу, – повернулся к нему Али, сжав кулак и сделав свирепое лицо. – Договоришься у меня!

 

– Ребята, – в комнату влетел Лари с открытым ноутбуком в руках. Али с разочарованным лицом быстро убрал руку. Фригантиец подлетел к столу и, установив компьютер, повернулся ко всем. – Папаша Орли точно умер. Вся Гагамелия разыскивает принца, чтобы заставить его править страной.

 

«Шах. И мат». Джату поднял глаза на Лари. «Когда же мы узнаем, чьи руки играют нами?».

 

– Что? – Орли подумал, что ослышался. – Что ты сказал? – он непонимающе развернулся к Лари.

 

– Император почему не правит? – зло выпалил Али, поражаясь произошедшему. – Почему пристали к бедному юноше?

 

Валисан переменил положение рук на груди и продолжил с интересом следить за развитием события.

 

– Он болен. – Лари посмотрел в упор на Али. – Молодеет день ото дня. Тут написано: «у Императора некая неизлечимая болезнь, не позволяющая ему править страной без опекуна». Они хотят сделать опекуном Орли и хотят, чтобы он правил.

 

– Что ты сказал? Повтори! – прошептал Орли. Он находился в шоке от сказанного и не мог поверить, что Лари это сказал.

 

Фригантиец повернулся к нему, приготовившись спокойно объяснять.

 

– Отец твой, Режиссёр, умер третьего дня. Читай, что написано, если мне не веришь, – он пододвинул экран к гагамельцу.

 

Юноша пробежался глазами по тексту и, не поверив, прочёл ещё раз, затем ещё раз.

 

– Так ты не врал в тот день. Быть не может, – прошептал он, не смея поверить в прочитанное. «Моё место рядом с Тони… Как я могу бросить ту жизнь, которая мне нравится, по одному лишь хотению императорской особы? Видимо… Али прав на все 100%. Не смею поверить, что отец…». Он вспомнил его фигуру в тот день, когда последний раз видел его во Дворце. «Нет, не верю! Это просто ошибка! Кто-то хочет расстроить меня. Скажу, что у него ничего не получится».

 

– Я пойду за Тони. – Макс решительно поднялся. – Надо курс менять. Радвей ваш точно отменяется.

 

– Молодец! – согласился Лари, радуясь тому, что это было не его решение и попадёт, если что, не ему. – Конечно, иди! Попроси его сюда прийти. И мы летим на Гагамелию, – закончил он траурным тоном. – Кому ж хочется туда возвращаться…

 

«Что-то здесь не то». Валисан внимательно прислушивался, боясь пропустить выражение лица каждого из присутствующих, нечаянно сказанное слово, жест или мысль. «Орли явно против правления. Почему же Лари так упорствует? Якобы ему не хочется самому туда лететь, но надо. Бред! Если бы я был другом Орли, я ни за что не отправил его в пасть к врагу».

 

Тем временем Али говорил.

 

– Что за тон? Домой не хочешь? Хозяина своего сможешь посетить?

 

– Не понимаю, почему ты такой злой? Что злишься-то? Сам-то к своему хозяину хочешь?

 

– Я не злой. Это просто доказывает мою теорию, что мы не имеем свободы. Мы управляемы чьей-то сильной рукой. А может руками.

 

«Умён не по годам». Воскликнул Валисан про себя, исподтишка рассматривая Али.

 

Орли отодвинул ноутбук и обхватил голову руками.

 

– Не переживай, – начал было Валисан, схватив руку Орли. Он вспомнил тот страшный день, когда увидел своего отца на носилках. Он вспомнил всё, что чувствовал в тот день, какую безвыходность ощущал. Валисан хотел поделиться своими мыслями с юношей, попавшим в похожую ситуацию, хотел оказать поддержку, но не успел ничего сказать. А скромность и неуверенность от нахождения в незнакомой среде не позволили ему выразить свои чувства.

 

– Ой, такого просто не может быть, – вскричал Лари, смотря куда-то сквозь Али. Взгляд его был стеклянный, а дыхание частое.

 

– Эй, алло! – Али пощёлкал пальцами перед его глазами. – Ты меня слышишь? «Он же тоже был сканируем Тони. Может, вспоминать что начал? Что фригантийцам вспоминать!?»

 

Валисан подключился к Лари. «Сафродо придумал Фригантию? Зачем? Нет, не может быть. Я, верно, обознался». Перед глазами фригантийца плыли картины рождения фригантийцев. Сын Улафа с удивлением рассматривал бесконечные капсулы с искусственными людьми, плывущие в воспоминаниях Лари.

 

«Ты меня звал?». Мысленно спросил Джату, слыша голос Лари в своей голове.

 

«Что-то не хорошо мне, Джату. Да, звал. Полечи меня».

 

«Переговариваются по телепатической связи?». Валисан с недоумением уставился на Джату. «Красавчик Хет-Саккарец и Фригантиец. Что общего-то между ними? Это становится интересно. Значит, они не только в бою это делают. Обострённое внимание и концентрация не являются причиной включения телепатической связи. Предельно интересно».

 

Тем временем Джату подошёл к Лари и положил свои руки на его уши. Сконцентрировался, закрыл глаза и начал лечение.

 

– Что случилось? – в комнату быстрым шагом прошёл Тони. Увидев, чем занимается Джату, он направился прямо к нему. – Джату, что произошло? Что ты делаешь?

 

– Лечу Лари, – сквозь зубы вымолвил юноша, не прекращая лечения.

 

– Ты умеешь это делать? – хором воскликнул Валисан и капитан. Оба переглянулись.

 

– Умею, – также выговорил Джату, не меняя позы и не убирая руки от ушей фригантийца.

 

– Ладно, лечи.

 

Тони развернул Орли к себе. Лицо того было заплаканное и красное. Он помолчал, осматривая принца, и произнёс заботливым тоном:

 

– Успокойся! Мы летим на Гагамелию. Во всём там разберёмся. Что, если в базе данных неправда написана? Думал об этом? Что ты заранее расстраиваешься?

 

– Каким образом? – в разговор влез Али. – Это же колдовская база данных. Ты что, Тони?

 

«Мне предельно интересна реакция Тони. Почему он тоже настаивает на Гагамелии? Неужели он не понимает, что Орли – сын правящего императора. Пусть настоящий только номинально правит, зато Режиссёр – подписывает все бумаги, направляет, контролирует, руководит. Неужели не понимает, что Орли никто не отпустит, если он попадёт туда. Он – единственная персона, кто законно может править, пока Император болен».

 

– Неужели вы думаете, что колдуны обманывают друг друга, – тем временем продолжал говорить Али. – По твоему, какая причина помещения этой информации в базу данных?

 

Тони повернул к нему своё прекрасное лицо.

 

– Чтобы выманить нас, – ответил он.

 

«Мне он нравится». Подумал Валисан, следя за меняющимся лицом капитана. «Не зря я стремился влиться в их коллектив. Голова у него точно работает. Колдуны ещё как могут обманывать друг друга, если преследуют свои цели. Вполне возможно это – очередная ловушка. В таком случае мне надо быть предельно внимательным и осторожным. Если я попадусь, ребята погибнут без меня».

 

– Кому мы нужны? – закачал головой Орли, не соглашаясь.

 

– Орли, ты забываешь, что Сафродо на свободе. К счастью своему он отсутствовал, когда мы прибыли в его лабораторию. И вот этот факт может быть ловушкой. Но, если нет, ты, Орли, не переживай. Мы во всём разберёмся…

 

– Тебе легче? – наклонился Джату к Лари.

 

– … и не дадим никому управлять твоей судьбой…

 

– Да. Теперь всё в порядке. – Лари пригладил волосы и повернулся к Тони. – Тони, нам надо быть предельно осторожными. Сафродо ещё не знает о нашем вторжении.

 

– Ты прав, – заметил Али. Он кивнул, соглашаясь.

 

– Когда он будет знать, рассвирепеет оттого, что мы сделали.

 

– А ты ещё дневники его уволок, – наклонился к нему Джату.

 

В комнату вошёл Макс. Тони повернулся к вошедшему с немым вопросом.

 

– Я сказал Кари и Вариану. Они были сильно огорчены произошедшим, – он сел на своё место. – Лучше бы мы на Радвей летели. Там ведь твой дом, Тони? – «Я хочу, чтобы все эти наши приключения уже закончились. Я так устал».

 

«Это ещё далеко не конец». Посмотрел на него Валисан.

 

Тони кивнул, открыв рот.

 

– Там тоже небезопасно, – магическим голосом проговорил Валисан, не дав капитану высказать свою мысль.

 

– Получается, мы нигде не в безопасности, – подвёл итог Али. – В ловушке по самые ушки.

 

– Неужели мы ничего не можем с этим поделать? – Джату уселся на стул рядом с Лари, положив руку на спинку стула друга.

 

– Ты что-то знаешь, Валисан? – уставился на него Тони.

 

Тот помолчал, тщательно подбирая слова. Внезапно его осенило.

 

– У вас есть отличный инструмент, а вы не пользуетесь им. – Валисан поднял глаза и столкнулся взглядом с Лари. – Лари, это же компьютер Сафродо?

 

– Да, – неуверенно протянул тот, – ты предлагаешь…, – он сделал паузу, ожидая ответного хода незнакомца, усиленно пытающегося казаться своим.

 

– Пойдём со мной. – Валисан поднялся. – Я знаю, где мы можем расположиться и узнать всё.

 

Лари вопросительно уставился на Тони, прося поддержки и одобрения этого шага. Рвение сына колдуна совсем не нравилось фригантийцу, не привыкшему, что кто-то кроме Тони может командовать.

 

– До Гагамелии два дня пути. На твоём корабле достаточно провизии? – спросил он Валисана.

 

– Вы не гости здесь. Вы вправе делать, что захотите. Можете пойти и оценить без меня, – пожал плечами юноша.

 

Тони напрягся, если бы не Али…

 

– Можно я скажу? – Али попросил слово, подняв правую руку вверх.

 

– Говори!

 

– Я лично помогал Кари с переносом провизии, что мы на Хет-Саккаре закупили. Так что, остынь! Всё пучком! – он улыбнулся, откидывая волосы назад.

 

Капитан перевёл дыхание. «Я просил Лари, чтобы твои друзья перетащили все вещи на мой космолёт. Вряд ли они что-нибудь забыли». Вспомнилось ему.

 

– Тони! – позвал его Джату. – Я видел сумки при входе, а потом Тармо с Кари их куда-то перетащили.

 

– Тармо носила сумки? – удивился Тони. – Неужели никто из нас не мог помочь ей? И где они сейчас?

 

– Если вы волнуетесь о продуктах, то всё в ажуре. Обед готов и накрыт в столовой. Девчонки постарались, – в комнату пошёл Кари. – Тони, не только Тармо носила сумки. Не переживай. Али нам помогал.

 

– Молодцы! – лицо Тони расцвело. Казалось он решил самую важную проблему. – Тогда предлагаю вначале пообедать. Курс на Гагамелию пока не отменяем.

 

– Потом мы с Валисаном…, – начал Лари.

 

– Меня не забудьте, – проговорил Джату.

 

«Он нам зачем?». Валисан ожидал отрицательного ответа Лари.

 

– … и Джату отправимся изучать базу, – выпалил Лари.

 

– Если в базе всё правда и они заставят меня сесть на трон, Тони, как мне избежать этого? – перед глазами Орли возник ясновидящий, говорящий следующие слова: «Держись за Тони. От него зависит вся твоя дальнейшая судьба. Именно он та путеводная нить, а не книга, что в руке ты держишь. Именно он укажет тебе дорогу вперёд». «Укажет! А если скажет: правь страной?».

 

– Орли, никто не сможет заставить тебя делать то, что ты не хочешь, – слегка задумчиво сказал Тони, оценивая то, что юноша успокоился и взял себя в руки. – Пока есть время подумать, если можешь конечно, в такой период,... пока есть время, попробуй обдумать: какое будущее для тебя важнее: с нами, где постоянно опасность и потрясения, или тихая жизнь императора Гагамелии. Хорошо? Просто подумай.

 

– Продолжаю утверждать, что мы безвольные, – влез в разговор Али, потирая руки. – Можете со мной не соглашаться. Я упорно буду это утверждать. Мы - пешки в чьей-то игре.

 

– Не слушай Али. Пойдём к Императору вместе. Если решишь отказаться от престола, откажешься. А мы тебя поддержим. У тебя ещё есть время подумать. Но я не уверен, что ты простишь себя, если действительно твой отец… В общем, зная то, что произошло и ты даже не поинтересовался: правда ли это, не будешь ли ты винить себя потом?

 

«Что это с ним? Его тон удивляет меня». – Ты полностью прав, Тони. Я с вами. Это решение я принял давно и не переменю его. Нечему тут думать.

 

– А Али не оптимист.

 

– Да. Мне в любом случае надо быть на Гагамелии. Будет хорошо, если я не один во Дворец пойду.

 

– Разумеется, не один. Никто тебя не отпустит разбираться в такой ситуации одному, – успокоил юношу Тони. – Всё? Решили? Отлично! Кари, веди нас. Где столовая? Остальные? Что сидите?

 

Друзья отправились в столовую.

 

– Тони, – догнал его Лари, – можно потом тебя на пару слов?

 

– Разумеется. У тебя всё хорошо?

 

– Расскажу.