Сидя в космобусе, летящим на Вегаламус, и глядя в иллюминатор, чернеющий вселенской пустотой, я вспоминал ошибку. Ошибку, стоящую мне лишения работы. Той работы, которую я с таким трудом добыл. Бесконечные оплаты то тому, то другому, а также экзамены на безопасность и неразглашение тайны, закончились так бездарно. Вы спросите меня: что же произошло? И я расскажу вам с содроганием сердца. Работу такого рода мне уже нигде не получить. А вот, что случилось: я перепутал груз. Да, я заведовал отправкой материалов, клонов и других секретных грузов на Вегаламус - в наш тайный филиал лаборатории Кармион - Кармион-Би.

 

В тот день было много заказов. Так много, что я не мог отвлечься ни на минуту. Думая, что ночью будет легче, я глубоко ошибался. А, так как предыдущая ночь была проведена в допросах на детекторе лжи по необоснованному обвинению. Тяжелая ночь, напряженный день, а следующей ночью всё и случилось. Дело в том, что мой напарник отличился: взял деньги в долг у нашего шефа, страдающего забывчивостью. Конечно, как вы и думаете, он обвинил коллегу в краже денег, а меня хотели привлечь, как свидетеля, всю ночь я не спал. Днём напряженно работал, а ночью… всё и случилось.

 

Я, разбирая очередной груз, осмотрелся, и вместо 1237633009 набрал 125763309, отправив тем самым груз с пометкой 125 на Вегаламус. Этот код обозначал только одно: «объект отпустить, предварительно заблокировав воспоминания об экспериментах». В лаборатории так и сделали, что на деле явилось ошибкой. В итоге я получил строгий выговор с увольнением и запретом находить работу в какой-либо конкурирующей лаборатории. Всё дело в том, что тот, кто находился в контейнере, предназначался для дальнейших опытов без права на свободу. Но, ничего, перед увольнением я успел залезть в их базу данных и узнать всё о грузе. Его зовут Макс Кáру-Тúмо. Я обязательно найду его и расскажу: как именно и благодаря кому он получил свободу. Я много знаю о нём. В базе было так много информации. Теперь он просто обязан принять меня, выслушать и полюбить.

 

Я, Саýро Шагúма, заявляю официально, что познакомлюсь с грузом - моей ошибкой, перевернувшей всю мою жизнь, и, если понадобиться моя дальнейшая помощь, помогу ему, чем смогу.

 

Всматриваясь в иллюминатор космобуса, я ожидал, когда же чёрная картинка на экране сменится, и, пытаясь представить встречу с Максом, параллельно подбирал слова для будущей речи. А люди всё прибывали и прибывали, заполняя все свободные места, ссорясь за лучшие, обещая побить претендующего или даже покалечить. Как же бывают агрессивны люди, желающие во что бы то ни стало свалить с опостылевшей планеты Вегаламус к новой неизведанной жизни на принесшим мне столько страданий Антаресе. Помню: когда-то, очень давно, шеф лаборатории Антареса запретил мне устраиваться на работу ремонтником научной аппаратуры. Я не ленивец и не вандал. Просто любитель справедливости и борец за правду. Шеф меня оскорбил, а я рассказал обо всём в курилке. За что был сразу же уволен без права на свою защиту. Доносы процветали в той атмосфере соперничества и нежелания выслушивать мнения коллеги, считая собственные мнения самыми прогрессивными и стоящими рассмотрения. Вот парадокс: я гоним обеими лабораториями. И сейчас мне предстоит вернуться туда, где было столько негативных воспоминаний. Надеюсь, я надолго не задержусь. Расскажу всё Максу и отправлюсь путешествовать дальше.

 

Обе планеты всерьёз попортили мне нервы. Но сейчас не об этом. Сейчас о том, как найти Макса Кару-Тимо и рассказать ему всё о будущей жизни. Просветить, обезопасить, научить выпутываться из сложных ситуаций. И почему я думаю, что клоны такие беспомощные? Задумался я и сразу ответил на поставленный вопрос. Ему же стерли память. Как он сможет сориентироваться в жестоком мире без поддержки такого друга, как я? Я пожал плечами, словно являлся Максом, и обратил внимание на грузную женщину, пытающуюся усесться рядом со мной на сиденье. Её рюкзак, доверху набитый чипсами, издавал хрустящий звук при каждой её попытки облокотиться на спинку кресла. Жестами я показал ей, где проблема. Но она словно не понимала меня, продолжая тужиться и пытаться осилить непрекращающийся хруст за спиной. Может она хочет превратить их в кашу? Задумался я и снова пожал плечами. Пусть делает, что хочет. Мне нужно составлять речь. Украдкой я достал фото Макса, желая только одного: помнить его образ и при встрече сразу узнать, так как времени на узнавание, боюсь, мне не представится.

 

– Что ж это такое? – спросила дама, устав бороться с рюкзаком.

 

– Если вы его снимите, – решил вмешаться я, – и положите в багажное отделение наверху, все ваши проблемы мигом испарятся, – улыбнулся я во все тридцать три зуба.

 

– Что? – хмуро развернулась она, словно не понимая мою речь. Туго соображая, она уставилась, не мигая, стараясь испепелить меня взглядом. Я не поддался на провокации, продолжая широко улыбаться. Впрочем это ещё больше её разозлило.

 

– Давайте я вам помогу, – протянул я руку помощи, не убирая улыбку с лица.

 

– Помочь мне? – опешила она, стягивая рюкзак с плеча. Затем в недоумении молча протянула мне лёгкий рюкзак и хмуро поблагодарила. – Спасибо. Добрые люди? Я думала, они перевелись на этом свете.

 

Я положил его на полку и опустился назад в мягкое кресло. Вовремя. Раздалась сирена, говорящая лишь о том, что через пару мгновений мы отправимся в длинное путешествие на Вегаламус. Стюардессы попросили надеть нас защитные маски и выпить снотворный раствор. Проснёмся мы через час в месте назначения. Скорей бы. Мне уже не терпелось отправиться на поиски Макса.

 

– Попробуйте моих плюшечек, – женщина, заметно подобрев, протянула мне пирожок. – Только сегодня пекла. Еду к внучатам, везу угощеньица. Попробуйте. Очень вкусненько.

 

– Спасибо, – я взял пирожок и откусил. Вкус оказался немного горьковатым, но приемлемым. «Что она добавила туда?». Я съел, а она протянула мне второй, словно не жалея их для внучат. Съев три штуки, я почувствовал, что хочу спать, хотя не отказался бы ещё от парочки штук наркотических бестий. «Наркотики? В пирогах?» – запоздало подумал я, зевнул и… сладко уснул.

 

– Станция Вега-2. Вегаламус. Просьба не забывать принадлежащие вам вещи.

 

– Молодой человек, – кто-то дотронулся до моего плеча и потряс его. – Приехали. Просыпайтесь.

 

Я открыл глаза и словно вспышка осенила меня: мне нужно найти Макса Кару-Тимо. Найти, чтобы вернуть его в лабораторию. «Ошибки нужно исправлять. Нам нужен Макс живым или мёртвым, но лучше живым. И ты привезёшь его к нам». Услышал я голос в голове. Сразу же передо мной появилось изображение Макса. Откуда? Я никогда не видел его живьём -  только на фотографии, не знаю: как он выглядит, читал лишь его описание и некоторые черты характера в его личной карте. Что это за приказ? Ах, да, фото. Но я видел Макса перед собой, словно он не был фотоснимком… 3Д-копия… А потом я решился искать Макса по собственной инициативе. Чтобы поддержать его, чтобы защитить, чтобы сказать ему: кто его спас.

 

– Алё, – женщина провела рукой перед моими глазами. – Капитан долго ждать не будет.

 

Посмотрев на неё, я заметил нечто неуловимо знакомое. Если б не её лишний вес, большие щёки и второй подбородок, она один в один была бы похожа на агента разведки Сильвию Розу.

 

«А вдруг это именно она и есть?» – задумался я и услышал её слова, поразившие меня.

 

– Задание запомнил? Тогда вперёд! Что тянешь? А я буду следить за тобой, – она засмеялась, легко подхватила объемный рюкзак и пухлые сумки, и со скоростью несвойственной полному человеку помчалась по проходу к выходу. В салоне остался только я, складывающий кусочки пазла и непонимающий: когда меня успели завербовать и внедрить в задание, словно я был агентом-разведчиком, а не уволенным сотрудником лаборатории «Кармион».

 

Спустившись по трапу, я обнаружил большое количество мрачно одетого народа, снующего взад-вперёд от окошек с выдачей багажа до окошек с разрешением на выход. Рядом приземлился второй космолёт. Огромная махина из стекла и стали. Но это не поразило меня. Больше меня поражало другое. Минут пять я наблюдал, как люди, красочно одетые, хлынули в зал, перемешиваясь с серыми людьми с Антареса, расцвечивая их всеми красками. Бросив взгляд на двери выхода, к ужасу своему я заметил ту самую сидевшую рядом со мной женщину. Она прислонилась к стеклу, расставив вещи вокруг себя, и торговала пирожками, которые якобы везлись для внучат. Торговля шла бойко. Охрана не видела преступления, творящееся рядом, вероятно из-за большого скопления народа.

 

«Пирожки для внучат. Съешь один. Очень вкусненький», – вспомнились мне её слова.

 

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало