Макс стоял на лестнице, глубоко задумавшись. Он не сразу осознал, что дверь, ведущая на лестничную площадку, открылась и из неё вышла девушка. Её волосы, заплетённые в две толстые косы, золотились, а белое платье, украшенное золотой нитью, такое нарядное и невесомое - скрывало ей ноги и создавало божественное впечатление невесомой материи.

 

Девушка прошла мимо юноши, даже не смотря на него, и начала подниматься по ступенькам.

 

Макс поднял на неё взгляд и, узнав, сразу вернулся в реальность, быстро отделился от стены и бросился за ней. В мгновение ока преодолев лестничный пролёт, он схватил девушку за руку.

 

– Постойте.

 

Девушка удивленно подняла на него глаза и сразу опустила.

 

– Это ведь вы... Вы были там ... на площади?

 

Клена вновь подняла на Макса глаза и, задержав немного больше, чем необходимо по этикету, сразу же узнала его. Волнение вмиг охватило её. Стало нечем дышать. Сердце заколотилось, как бешеное. Она продолжила движение, чтобы скрыть, что узнала его и рада видеть.

 

– Да, – с трудом сдерживая волнение, произнесла она, преодолев три ступеньки. – Я. А Вы, верно, палач? – она повернула голову. В её глазах сверкнул страх. «Ехал за мной, чтобы завершить...». Девушка не успела закончить мысль.

 

– Они хотели, чтобы я был палачом, но я не палач, – сказал Макс и стал подниматься за девушкой. – Они заставили меня выучить текст, одеться в чёрные одежды и совершить ритуал. Я думаю, если бы я отказался, они бы убили меня.

 

Он встал рядом с девушкой на вымощенной яркой плиткой площадке и попытался дотронуться до её волос, красивыми косами спадающими на грудь.

 

– Тогда на площади я знала, что вы меня убьёте. – Клена отбросила его руку и, поймав его взгляд, отшатнулась к стене.

 

– Нет, я не смог бы..., – Макс не двигался с места, не сводя восхищённого взгляда с девушки. «Ты снилась мне во сне. Я так желал вновь увидеть тебя. И вот… мне подарили такую возможность». Он улыбнулся, благодаря того, кто преподнёс ему подарок в виде встречи с той, с кем он так хотел встретиться ещё раз в реальной жизни.

 

«От коридора, ведущего в мои покои, меня отделяет всего один пролёт». Посмотрев наверх, девушка подхватила юбку и бросилась к лестнице.

 

– Подождите. Только одно ваше слово и...

 

– И что? – обернулась она, стараясь не повышать голос и говорить как можно тише. – Если кто-то увидит нас в этом месте... я невеста Императора..., – непонятно зачем выпалила она, внимательно следя за реакцией незнакомца. Но тот не удивился.

 

Дверь на нижнем этаже тихо открылась и так же тихо закрылась. Незримый кто-то начал спускаться по лестнице.

 

– Неужели Вам хочется жить здесь? – Макс обвёл рукой пространство, подразумевая весь Дворец.

 

– Меня купили и привезли сюда. Значит, такова моя судьба. У меня никогда не было выбора, нет его и сейчас, – она начала движение и, добравшись до верха, схватилась за ручку двери. – Какой может быть выбор у безвольной простой крестьянки?

 

«Она не крестьянка. Её речь слишком чиста, слишком аристократична. Её движения грациозны, а руки никогда не знали многочисленные атрибуты крестьян. Откуда это всё я знаю?».

 

– Подождите! – Макс вбежал по ступенькам. – Хоть пять секунд... Одно ваше слово может решить вашу судьбу. Послушайте: мы живём не в то время, когда нам запрещено решать свою судьбу самостоятельно. Мы сами хозяева самим себе и вольны решать: что мы хотим…, – сказал и усомнился в том, что произнёс. Он вспомнил свою историю и историю друзей, и понял, что они такие же игрушки в руках других людей. Что хозяева захотят, то и сделают, не спрашивая: хотят ли они того же. «Надеюсь, Тони знает: куда мы летим и что будем делать. Я не согласен больше участвовать в игре магов и колдунов».

 

– Кто вы вообще такой? Почему пристаёте ко мне? – Клена прислонилась к двери, ожидая его ответа.

 

– Я? Принц Макс Кару-Тимо. Вы мне сразу понравились..., – с жаром бросил он, – там... на площади...

 

– Забудьте уже обо всём этом. Мы не можем сами вершить судьбы, – она нажала на ручку двери.

 

– А ещё Вы произнесли такую речь! В ней было столько эмоций. Я сразу… сразу же поверил Вам.

 

– Наивный! Эта речь предназначалась палачу. Это ритуал. Все жертвы на празднике исполняют его. В этот раз жертвой выбрали меня. Я долго репетировала и по вашей оценке справилась с ролью, – она потянула дверь на себя.

 

– Подождите, скажите мне хотя бы: как ваше имя?

 

– Клена. Клена Вале-Рами, – она сильнее потянула дверь к себе. – Надеюсь, больше не встретимся. Прощайте! – девушка скользнула в образовавшуюся щель, абсолютно не смотря на юношу.

 

Дверь со скрипом затворилась.

 

– Клена! Какое красивое имя. И так к ней идёт! – он легонько ударил дверь рукой. – Клена Вале-Рами, я сделаю всё, чтобы Вы стали моей, – прошептал он.

 

Потом оторвался от двери и медленно стал спускаться по лестнице.

 

– Клена! Клена! Вы станете самой счастливой..., – он остановился, двумя руками вцепившись в перила. – О чём я говорю? Я же никогда не смогу вернуться домой. У меня теперь нет дома. Но от цели своей не отцеплюсь! – пообещал он сам себе, мгновенно вернув хорошее настроение.

 

– Я принц! – юноша услышал чей-то громкий крик и, испугавшись, отшатнулся от перилл. Перилла завибрировали, радуясь возможности попеть заунывные песни.

 

– Это же Орли. Что произошло? – Макс начал быстро спускаться по лестнице.