Ночь и следующий день друзья провели в полёте. Тони так и не смог сомкнуть глаз, боясь телепортироваться посреди полёта. Просидев за инструментом и слушая пение Манилли, Тони наслаждался красивыми ритмами, вырывающимися из под рук своей возлюбленной, а потом и лучшего друга – Лари. Остальные занимались кто чем. И только пилоты скучали в рубке, следя за показаниями приборов, пока…

…вечером дверь рубки управления резко распахнулась. Причиной явился Лари. Он держал в руках прямоугольную коробку тёмно-бежевого цвета и имел сумасшедший взгляд, говоривший только о том, что он не теряя ни минуты, готов поделиться с друзьям о странной находке.

 

– Ребята, смотрите: что я нашёл! – взволнованно выдал он, подлетев к столу.

 

Сидящие в креслах юноши, обернулись, заинтересовавшись загадочно-взволнованным тоном фригантийца.

 

– Что это? – удивленно спросил Вариан, рассматривая то, что Лари вытащил из коробки. На картоне, содержащем множество печатей, повторялась фраза: «Осторожно! Не бросать!».

 

Лаковая поверхность устройства переливалась на свету.

 

– Спокойствие! Пять секунд…, – фригантиец открыл крышку. Компьютер и внутри переливался глянцевой поверхностью. Панель с кнопками имела фригантийские буквы, а внизу панели с экраном горела надпись «Сафлёр». Лари нажал на кнопку включения, гордо заявив: – Это компьютер. Нашёл в вещах Сафродо. Там даже инструкция есть. Немного поизучал и вот…, – он вытащил из коробки небольшую брошюру «Ноутбук. Всё или ничего для тех, кто понимает» и бросил её на стол. – Я её уже изучил.

 

– Компьютер? – Кари попробовал слово на вкус, придвигаясь поближе. «Неужели это тоже самое, что в большом количестве стояло в лаборатории на Фригантии?». – Сафродо не будет ругаться, узнав, что мы его вещи трогали?

 

Вариан потёр лоб, осматривая находку, и посмотрел на весьма довольного собой друга.

 

– Когда он спохватится, мы уже всё узнаем и вернём ноутбук на место. – Лари бросил такой взгляд на родственника, что тот, улыбнувшись, кивнул.

 

После приветственного сигнала на экране засветилась заставка со словами: «Приветствую тебя, Сафродо! Хорошего тебе дня!», затем сменившаяся рабочим столом с ярлыками.

 

– Что делать с компьютером будем? – Вариан поднял на него удивлённые глаза. – Ты-то знаешь? Зачем притащил его?

 

– Конечно! – гордо выпалил фригантиец. – По-вашему где я сегодня весь день? Я теперь эксперт компьютерного дела. Хочу показать вам кое-что…

 

– Ты отвлекаешь нас от полёта, – пробормотал гагамелец, отворачиваясь. Закрывая рот рукой, он зевнул. В эту минуту он желал только одного: поспать. Пусть Кари один последит за приборами.

 

– Ничуть. Поставь на автопилот и слушай меня, – воодушевленно продолжал Лари. – Представляете, что я придумал?

 

– На автопилот? Что ты раскомандовался? – Вариан уставился в экран. Смотря сквозь него, он увидел цветущий берег, а впереди - разноцветное море: синее, бирюзовое, голубое. «Не хватало ещё размечтаться о райском месте».

 

– Вечно ты придумываешь что-то, – забубнил Кари, внезапно почувствовавший усталость. Он начал вспоминать: когда последний раз нормально спал. И не смог вспомнить. Когда все ночи напролёт посвящены разговорам с любимым существом, думать о сне некогда.

 

– Я нашёл в программах Сафродо вход во Вселенскую базу данных. Сейчас и вы узнаете: что это такое, – фригантиец уверенно перемещал беспроводную мышь, щёлкая по иконкам. – Предлагаю поискать там себя, – он обернулся и, подкатив поближе стул, довольный уселся на него.

 

– Ты такой счастливый. Сам-то уже искал кого? – зевнув, вымолвил Кари, с сомнением уставившись на хорошо отдохнувшего юношу. «Где энергии только столько берёт?».

 

– Пока нет. Не рискнул. Лучше не делать это в одиночестве. Никогда не знаешь, что найдешь в незнакомом месте. Какую информацию почерпнёшь? Знаешь: как страшно узнать что-нибудь про себя. Вдруг я тоже сын колдуна?

 

– А ты точно уверен, что посреди космоса мы сможем куда-то там подключиться? – снова зевнул Вариан, закрыв рот рукой.

 

– Стопроцентно, – уверенным тоном выдал Лари, дожидаясь загрузки программы. – Я уже попробовал. Подключился и даже имя своё ввёл…

 

– Имя ввёл… что ж тебя остановило? – развернулся к нему гагамелец, начиная чувствовать раздражение. Прекрасно понимая, что Лари не уйдет, пока не покажет всё, что нашел, он ещё больше разволновался. «Если что, могу выйти из рубки. Всё равно я не один тут управляю». – Ладно, показывай. Только побыстрее.

 

На экране появилась чёрная заставка с белыми буквами:

 

«Добро пожаловать во Вселенскую Базу Данных. Надеемся, что Вы знаете, что делаете…».

 

Появилось окно поиска и Лари начал писать имя Тони. Немного замешкавшись, он замер над клавишей «Энтер».

 

– Вперёд, – сказал и нажал её. По экрану заскакали буквы и цифры, постепенно сложившиеся в текст. – «Тони Лякоста. Радвеец. Возраст: 17,5 лет. Настоящее имя: Ола Андерссон. Должность: агент разведки Совета Аль-Ковена (планета Ахеронт). Подчиняется: Амадеусу Фольконе».

 

– Что это? – Вариан перевёл взгляд на Лари и обратно на экран, не понимая: что за ерунда написана в файле. – С агентом разведки я согласен. Но что такое настоящее имя? Разве у Тони оно не настоящее? – откуда-то появилось волнение, а зевота напрочь пропала, словно он только что хорошо поспал.

 

– Как ты сказал его имя? – переспросил Кари, подумав, что ослышался. Он придвинулся поближе, желая прочитать то, что только что прочёл фригантиец.

 

– Ола Андерссон. Ерунда какая-то, – хмыкнул гагамелец, продолжив читать. – «Был похищен с Радвея в 2022 г. в возрасте пяти лет. До пятнадцати содержался в Тайной Лаборатории «Лоруста Де Хексагон». Сноска: ранее принадлежала Улафу Эль-Фаргуссону». Имя какое-то знакомое. Улаф Эль-Фаргуссон? Клянусь, я знаю это имя.

 

– Откуда бы тебе знать это имя? И лаборатория… где находится эта лаборатория? –поинтересовался Кари, пораженный прочтенным текстом. «Ну и ерунда написана! Словно наш Тони вовсе не наш!». Он внимательно рассматривал экран, словно пытаясь прочитать что-то ещё, написанное между строк. Снова и снова он принимался читать абзац сначала, стараясь выискать другой смысл.

 

Лари провёл мышью по названию и вызвал всплывающее окно.

 

– Земля, – он перевёл мышь на имя. – А сам Улаф выходец из Дании. Какое-то государство на Земле, – хмыкнул он.

 

– Не понимаю. «Вместе с другими подопытными участвовал в экспериментах по созданию сверхчеловека. Далее список экспериментов. В возрасте пятнадцати лет был доставлен на Радвей и подменен через автомобильную аварию. Клон, заменяющий его на Радвее, уничтожен, а память…, – Вариан кашлянул, пытаясь справиться с эмоциями, и медленно продолжил читать, – … память подопытного была стерта и подменена на воспоминания клона», – он замолчал, водя мышкой по экрану. – Это что? Шутка какая-то? Куда ты влез?? Это точно они о нашем Тони говорят?

 

– Это они о нашем Тони? – прошелестел Лари, схватившись за Карин стул, словно боялся упасть. Только вчера они тестировали Орли. Обнаружили, что память его заблокировали, как и до него - память Макса и Джату. А теперь оказывается, что и Тони не в лучшем состоянии. – Ты там что-то про сверхчеловека говорил… Вот откуда у него способности. Его обучали! – осенило фригантийца. – А мы всё думали, что это эликсиры. Ну-ка введи себя, – предложил он гагамельцу.

 

– Почему меня? – встрепенулся Вариан, оборачиваясь. Мысли о сне пропали совсем. – Может, вначале тебя, Кари?

 

– Я пас, – фригантиец показал жест из скрещённых рук. – Сомневаюсь, что фригантийцы содержатся в базе. Они же все бесправные. Это только мы пятеро получили свободу. – Кари развернулся на стуле, потом поднялся, решив подвинуть его ближе к Лари. – Давай вначале тебя попробуем? – кивнул он на Вариана. – Может, это просто чья-то злая шутка? Согласись: такого же просто не может быть!

 

– Соглашаюсь, – протянул Лари, сгорая от нетерпения. «Так хочется ввести всех и узнать… Что узнать? Неужели мне надо сомневаться в моих друзьях?».

 

Лари ввёл имя в поисковый запрос и начал «Энтер».

 

Кари притащил другой стул и уселся по левую руку от Вариана, предпочитая оказаться подальше от страшной информации.

 

– «Вариан ибн Фарух. 17,5 лет. Сын работорговца Баренда ибн Фаруха, известного гагамельского бизнесмена, имеющего гагамельское и вегаламусское гражданства». Не знал, что папаша успел на Вегаламусе зарегистрироваться. «Был украден в возрасте пяти лет», – юноша затаил дыхание, замедлив чтение, боясь прочитать нечто ужасающее по своей сути. До этого всё было правильным, но дальше… – «Пяти лет..., – он перевел дыхание и продолжил, – … и до пятнадцати лет содержался в Тайной Лаборатории Улафа Эль-Фаргуссона». Быть это совсем не может! – Вариан ударил ладонями о стол. – Не помню ничего такого… Говорил же я вам, что мне откуда-то известно это имя. Поразительно. Нет, – затем вскочил с кресла, – этого просто не может быть, – он отошёл к стене и прислонился к ней спиной. Сложил руки на груди, роясь в памяти. Странно. Там не находились воспоминания о некой тайной лаборатории и, главное, он не помнил никакого Улафа.

 

– И ты тоже? – ойкнул Лари, переводя на него удивленный взгляд. – Тебя тоже изучали, производя эксперименты? «Становится всё интересней и интересней. Не зря я притащил эту штуку».

 

– Я ничего не помню, – юноша сполз по стене вниз. «Ну и заварил ты каши, Лари».

 

– Как хоть имя твоё? – спросил его Кари, пересаживаясь в кресло Вариана.

 

– Вариан.

 

– Нет. То, что якобы твоё настоящее? – Кари приблизился к экрану, но строчки плясали, не давая прочесть ни одной. Он справился с волнением, приказав себе успокоиться. Поморгав, он заметил, что строчки вернулись на место. Найдя графу, где значилось имя, он прочёл: – Гириэль Нансен.

 

Вспышка света озарила комнату. Вариан закрыл глаза руками. Кусочки воспоминаний хлынули на него, перемешиваясь друг с другом и мешая составить полную картину. Казалось, кто-то хорошенько перемешал события, словно карты, и теперь выдаёт по одному из каждого периода жизни в лаборатории Улафа. Бессвязное месиво обхватило юношу, не давая ему возможности освободиться.

 

– С тобой всё нормально? – Лари попытался подключиться к Вариану.

 

– Я чувствую себя сейчас наверно, как Джату чувствовал, когда Тони читал его память, – медленно говоря, словно на застрявшей киноплёнке, гагамелец провел рукой по глазам, желая проснуться. – Просто что-то невообразимое творится. Мне не нравится это имя…! Мне не нравится эта информация! Мне не нравится та мозаика, что сыпется на меня, стоит только глаза закрыть! Зачем мы вообще туда полезли? – он бросил взгляд ненависти на фригантийца, читающего его мысли.

 

Лари вздрогнул, почувствовав иголки в собственном теле. «Его бы энергию в мирных целях использовать. Словно электрическим разрядом пробил».

 

– Сон хуже не придумаешь. Когда сканировали Джату, я сказал, что удивлён. Когда выслушивал воспоминания Макса, я чувствовал тоже, что и он. Но сейчас…, – фригантиец замялся, убирая сползшие на глаза блондинистые волосы, – … сейчас я чувствую полную нереальность. Словно это не я сижу в твоём, Вариан, кресле и читаю то, что здесь написано. Может, это просто чья-то наглая шутка, чтобы запутать нас? Или запугать?

 

– Я поражен не меньше тебя. Словно барьер какой-то взорвался. Не думал, что такое может произойти в моей жизни.

 

– Оно уже произошло когда-то. – Лари подпёр голову рукой. – Целых десять лет провести вдали от дома! Может, кто-то ещё в этом списке?

 

– Я не могу читать. Читай сам, – вздыхая, Кари, чуть отодвинулся в сторону.

 

– Ты помнишь пожар, случившийся в твоём доме, два года назад? – Лари повернул голову от компьютера, ожидая ответа гагамельца.

 

– Пожар? – юноша удивлённо уставился на Лари, пытаясь собрать мозаику в единый фрагмент. – Я не помню, чтобы меня куда-то увозили с планеты, если ты об этом. Я помню всё свое детство… Никакого пожара в моём доме не было. А то, что сейчас крутится перед глазами, не даёт мне возможности рассмотреть: кто те люди, которых я вижу… Понадобится много времени, чтобы всё соединить.

 

– Тебя настоящего вернули, когда родной дом на Гагамелии горел. Может быть, только они стирали память и подменяли после случившейся беды…, – предположил Лари, вводя новое имя.

 

– Подожди, – гагамелец пошевелил волосы, пытаясь замедлить бесконечный бег картинок перед его глазами. – Я помню пожар…

 

Кари и Лари повернулись к нему, испугавшиеся, словно взрыв какой произошёл.

 

– Ты помнишь?

 

– Я помню, как всё горело и себя, испуганно, мечущегося по поляне. У меня горела одежда. Боги! Что это! Я никогда не вспоминал это. Стойте, – он поднял руку. – Кто-то наклонился над моей кроватью… улыбается… Ах, да, это отец… похоже больница.

 

Его глаза приняли осознанный вид и из стеклянных превратились в живые.

 

– Откуда это всё? Это не мои воспоминания!

 

Лари повернулся к компьютеру.

 

– Просто твою память заблокировали, приятель, – проговорил Кари, задумавшись о чём-то. Он бросил взгляд на экран.

 

– «Тармо Лайки. 18,5 лет. Планета: Аквамармон. Настоящее имя: Карин Суоссен. Дочь короля Радиркона Эль-Альфаед Лайки III. Украдена в возрасте шести лет. Возвращена в результате авиакатастрофы».

 

– Мы все из той лаборатории? – вскричал Вариан, вопросительно уставившись на молчаливого Кари. Тот уже стоял позади Лари, сложив руки перед собой, и смотрел куда-то сквозь монитор. Он не слышал возгласа Вариана.

 

– Моя голова сейчас взорвётся. Прекрати читать это! – попросил он Лари.

 

Гагамелец поднялся, отряхнул джинсы и, приблизившись к компьютеру, сел рядом с Лари.

 

– Не все, – медленно произнес Лари, – а только шесть из вас. В твоём файле было написано, что ты один из шести. Троих уже вычислили.

 

– Может, остальных троих мы не знаем?

 

– Зря так думаешь, Вариан. У меня такое нехорошее чувство, что вас специально собрали вместе. Давайте, выясним: кто ещё в списке? – Лари нажал «Энтер». – «Манилли Набиру. Настоящее имя Хэльга Свессон».

 

– Может, хватит на сегодня? – попросил гагамелец, с трудом переваривая информацию. – Я не Вариан, Манилли не Манилли? Как это осознать-то можно?

 

– Лучше, я считаю, узнать правду до конца, – настаивал Лари, не желая останавливаться на половине. – Кто знает: вдруг мы больше не получим доступ в базу? Надо пользоваться случаем.

 

– Лари, это не лучше. Правда твоя убивает! – возразил ему Вариан. – Солидарен с Кари в словах о невозможности удивляться. Я не то, чтобы сейчас удивлен, нет… – юноша с трудом подбирал слова, – а сражен наповал. Мою жизнь взяли и перевернули и всё из-за какой-то информации в компьютере Сафродо. Ты уверен, что всё там - правда?

 

– Ты думаешь: это я виноват? Как же твои воспоминания? – повернул к нему голову Лари, не глядя нажимая на «Энтер». – Врага лучше знать в лицо. Теперь я понимаю, что охотятся не за Максом, а за Максом и всеми вами. То есть теми, кто из той лаборатории. «Орли Джованэл-Гилани Алуэла - сын короля Каленрике Карлос Алуэла, в результате переворота смещенного с должности. Сбежал с планеты вместе с женой и сыном. В настоящее время занимает теневую должность управляющего планетой Гагамелия. Настоящее имя сына - Джена Ульссон».

 

– Кто? – в один голос прокричали присутствующие.

 

– Сын Режиссёра на самом деле сын короля? – прошептал Кари, приближаясь к экрану. – Ты закончишь или нет? У меня сердце уже болит…, – его рука замерла на левой груди. Сердце усиленно билось, словно пыталось куда-то добежать, но не могло даже сдвинуться с места.

 

– Это уже ни в какие ворота! – Вариан читал текст, не веря своим глазам. – Оказывается, мы с ним хорошо знакомы. Целых десять лет жили бок о бок. И я даже не догадывался, что он принц.

 

– Не обязательно вы были знакомы. Да и он не знает о том, что в нём течет королевская кровь, – произнес Лари, пытаясь остановить хоровод мыслей, танцующих в его голове. – А вот и Макс. «Макс Кару-Тимо. Имя: Ларос Персон». Тоже был в данной лаборатории. Вот эти шестеро: Тони, Вариан, Манилли, Тармо, Орли и Макс.

 

– Почитай: кто он, – попросил его Кари, думая о том: как будет рассказывать друзьям о добытой информации.

 

– А он запасной вариант. Не понимаю: зачем тогда разыскивать запасной вариант, если можно оригиналы поискать?

 

– Ты кому советуешь? – зашикал на него фригантиец. – А вдруг они услышат тебя?

 

– Не услышат. «Младший сын короля Цезавулона V. Планета Хет-Саккара». Дальше обычная информация, что и у всех. Похитили, изучали, вернули.

 

– Значит, то, что он вспоминает, является правдой? – спросил Вариан, вспоминая его неправдоподобные рассказы о приснившейся королевской жизни.

 

– Среди нас одни царственные персоны! – нервным смехом засмеялся Кари, не желая верить в то, что услышал. – А мы их прислуга.

 

– Кто это «мы»?

 

– Фригантийцы.

 

– Ерунда какая. Мы с тобой свободны и не являемся никому слугами. Давайте уж дочитаем до конца. «На Макса объявлена охота. Выигравшему забег - денежный приз в размере трех миллионов семиукоров и сама выигранная персона».

 

– Кто охотится? – сдув чёлку со лба, спросил Вариан.

 

– Несколько тайных лабораторий по изучению человека, – прочёл Лари. – Тут только список без пояснений кто есть кто.

 

– А у меня что-нибудь написано?

 

– Вот надо было сразу прочитать. Сейчас открою. «Гириэль входит в шестёрку сообщества «Лоруста Де Хексагон». Проект закрыт, но открыт новый. «Катрифас&Эзоника». И тоже объявлены деньги за доставку в целости и сохранности всех членов прошлого эксперимента.

 

– Шок. Шок. Шок. – Вариан схватился за голову. – Как я теперь могу быть уверенным, что мне … да и всем остальным… ничего не угрожает? Так можно заработать манию преследования…

 

– А вот и сам Улаф. «… беглый герцог с планеты Хет-Саккара. Двенадцать лет назад основал тайную лабораторию в Дании, что на Земле, где занимался выяснением способностей человека, проводил научные эксперименты. После произошедшего инцидента - подробности не выяснены - был убит, а его дети перераспределены по лабораториям или возвращены на родину. В связи с открытием нового проекта, объявляется вознаграждение за нахождение любого из списка. Приз в семь миллионов семиукоров за каждого гарантирован».

 

– Мне сейчас точно плохо будет. Зачем, зачем ты вообще влез в вещи Сафродо и выудил этот… этот агрегат на свет? – закричал Вариан, поражаясь вечному желанию Лари рыться в чужих вещах и не просто рыться, а овладеть компьютером и влезть в секретную базу данных. – Как теперь жить с этой информацией? Одним росчерком перечеркнул всю мою спокойную жизнь! Как я могу поверить в то, что ты мне сейчас ска…

 

– Она уже больше никогда не будет спокойной, – философски заметил Кари, потирая щёки. – Так что успокойся. Иначе у нас троих прямо сейчас начнётся паника.

 

– Врага лучше знать в лицо, – добавил Лари, оборачиваясь.

 

– Ты меня врагом называешь?

 

Лари подмигнул.

 

– Не тебя, Вариан, а тех, кто охотится на вас. Мы думали: им Макс нужен. А на самом деле здесь всё гораздо сложней. И очень хорошо, что я влез и раздобыл эту информацию для вас, – он сделал ударение на последнем слове.

 

– Спаситель какой нашелся! – гагамелец обхватил голову руками, замерев на месте.

 

– Успокойся. – Кари поднялся, медленно приближаясь к Вариану. – Лари прав. С врагом лучше играть, зная: кто он такой? Значит, так. Никому эту информацию не рассказываем. Не хватало ещё, чтобы мы все здесь заболели.

 

– Как никому? – Лари оторвался от монитора, удивленно уставившись на родственника. Он уже предвкушал, как помчится к Тони и выложит всё, как есть.

 

– Даже Тони, – фригантиец сердито посмотрел на родственника, мысленно прося его о молчании. – Вы меня поняли? Просто мы в космосе, посреди… неизвестно где. Если кто-нибудь из нас расскажет эту информацию, только Боги могут знать: что случится со всеми вами, – кивнул он в сторону Вариана. – Прекрасно видно: в каком он пораженном состоянии…

 

– Я удивляюсь: почему вы оба такие спокойные?

 

– Это только кажется. В душе я совсем неспокоен, – фригантиец тяжело плюхнулся в кресло. – Так вы клянетесь? Введи-ка, между прочим, моё имя.

 

– Не легко будет сохранить то, что мы сейчас узнали. Ладно… клянемся, – тяжело вздохнув, нехотя выдавил Лари, вводя имя Кари.

 

– Клянусь. Хоть и тяжело мне придется. Как вообще можно скрыть то, что сейчас этот бандит вытащил на свет?

 

– «Кари - обычное имя для рабов во Фригантии. Получил свободу от Императора Луи Номаджика. Постоянно проживает на планете Радвей. Недавно вступил в брак с принцессой Тармо Лайки. За подробной информации о спрашиваемой личности просьба обращаться…, по телефону…».

 

– Мы просто никто, – фригантиец тяжело вздохнул. – Как и всегда… Просто вселенская пыль… Никто и никогда не будет искать каких-то там фригантийцев. Зря имя вводил…

 

– Ты очень эмоционален, – заметил Вариан. – Но умеешь скрывать свои эмоции, когда надо. Как этому научиться?

 

– Надо бороться с собственными эмоциями, – улыбнулся Лари, выключая компьютер.

 

Кари закрыл лицо руками, с трудом представляя: как он сможет не сказать что-то Али. «Да от него не укроется ни одна информация. Сколько раз было, если я что-то скрываю, он не отстаёт, пока не выяснит: в чём проблема».

 

– Я оставлю его пока… здесь. – Лари поднялся, осматривая: куда приткнуть ноутбук. И нашёл такое место на приставном столе. Спустив вниз графин, давно стоящий без воды, он аккуратно положил туда компьютер, словно он являлся хрустальным, а сверху накрыл руководством пользователя.