По белоснежным стенам проходного помещения струйками стекала кровь, собираясь в лужицу внизу. Лампочка наверху трещала. То гасла, то зажигалась, словно боялась посмотреть на того, кто лежал на полу. У противоположной стены сидел санитар, невидящими глазами уставившись на лежащего на полу юношу. Белый халат сидящего имел тот же узор, что и стена. По огромным рукам бежали весёлые чёрные ручейки. Большая копна чёрных волос разметалась по стене, словно пыталась сбежать от того ужаса, что здесь происходил.

 

Джату лежал у стены. Его джинсы и куртка промокла от своей и чужой крови. Лицо, перемазанное в крови. Рядом валялся меч с дорогой инкрустацией. А чуть поодаль кортик на длинной рукояти - изобретение лаборанта.

 

«Как странно получается… даже не видел толком жизнь, а уже пора её заканчивать». Пролетела мысль, заставившая слёзы литься из глаз. Джату прислушался к болезненным ощущениям, возникающим в теле то тут, то там, и одновременно с этим услышал чьи-то громкие шаги, эхом отдающиеся по коридору. Кто-то торопливо шёл, стуча каблуками по паркету. Шаги не давали юноше продолжить наблюдение, оценить повреждения, мешали сосредоточиться. Они эхом раздавались в голове, создавая сумбур. Мысли, как испуганные птицы, летали по кругу то садясь, то поднимаясь. Через мгновение Джату почувствовал, что кто-то громко ахнул и торопливо опустился рядом. Юноша приоткрыл глаза, собираясь закричать, но увидел склонившуюся над ним Манилли и успокоился.

 

Девушка с ужасом смотрела на лежащего, пытаясь подобрать слова. Мысли, словно бабочки, разлетелись, не собираясь возвращаться назад.

 

– Джату! Ты разве не пил эликсир? – наконец воскликнула она, осматривая его травмы. – Я же просила Тармо дать его тебе, – заволновалась девушка, быстрым жестом отбросив прядь волос, свалившуюся вперёд. Затем вытащила платок и протёрла его лицо. – Столько крови… что здесь случилось…

 

– Не пил, – прошептал он и, почувствовав острую боль в боку, зажмурился. – Зачем мне жить, если я никому не нужен? – всхлипывая, еле слышно прошептал он, пытаясь сдвинуться так, чтобы найти положение, где ничего не вызывает боль.

 

– Опять ты за своё! – с раздражением воскликнула она. – Что ж ты такой неуверенный-то? Ты мне нужен, – сделав ударение на «мне», она подняла глаза к потолку. Затем посмотрела ему в глаза. – О, боги, – положила свою руку ему на лоб. Он был горячим и влажным.

 

Джату закрыл глаза, почувствовав энергию, идущую из рук девушки-целительницы. «Я ей нужен? Неужели не шутит? Может растерялась, увидев меня в таком положении? И поэтому сказала такие вещи?».

 

– Боги слышат меня! Ты будешь жить, – пробормотала она, сканируя его состояние. Она внимательно смотрела на него, не отводя взгляда от его чёрных глаз. – Мы же родственники с тобой... Как же так… ты же не бросишь меня одну? Я только нашла тебя…

 

Юноша резко приподнялся, смотря на порхающие ресницы девушки. Манилли отстранилась, не останавливая сканирование.

 

– Что? Кто мы? – удивленно проговорил он, совсем забыв, что ранен. Его бледная кожа постепенно приобретала живой вид.

 

– Брат и сестра! – выпалила Манилли, наблюдая за его реакцией.

 

Юноша сглотнул.

 

– Шутка судьбы. Ты дочь колдуна? – залился смехом Джату, закрыв глаза ладонями. На руках была засохшая кровь, а по локтю вверх стремился порез от оружия санитара. Юноша моментально забыл о проблемах, совсем не веря в услышанное. «Просто пытается поддержать меня. Вот и придумала…».

 

– Ты пил(!) эликсир! – девушка осторожно поднялась. Отряхнулась и сказала: – Иначе бы я не смогла так быстро вылечить тебя. Вижу: тебе совсем хорошо.

 

Она испытывала противоречивые чувства. Что-то подкрадывалось к горлу, желая вырваться наружу, пролив реки слёз от счастья. Усилием воли она справилась с эмоциями, сказав им, что ещё не время радоваться неожиданной находке. «О, если бы я знала это с самого начала. Даже маменька не знала, что у меня есть брат. Это меняет расклад дела. Теперь мне вдвойне есть кого защищать».

 

– Пил. – Джату кивнул и убрал руки от глаз. – Правда пил, – он улыбнулся и проговорил по слогам: – Если ты говоришь правду… ради тебя … стоило бы жить.

 

Спиной он прикоснулся к холодной стене, не замечая её враждебного холода. Джату весь был в мыслях, в воспоминаниях.

 

«Я не мог быть твоим мужем, но судьба подарила мне шанс навсегда быть с тобой, хоть… и в качестве брата».

 

Как судьба бывает запутанна и шутки её порой принимают интересные формы. Ещё несколько мгновений назад, он прощался с жизнью, просматривая страницу за страницей и отмечая, что нет такого человека, ради которого стоило бы жить. А сейчас, после слов Манилли, жизнь приобрела другой смысл, наполнившись осознанием того, что то, куда занесла его судьба - это именно то, чего ему всегда хотелось: девушка, хоть и её сердце принадлежит другому, и друзья, для которых он стал преданным человеком, желающие помочь в трудную минуту и спасти из беды. Все эти люди - это его настоящая жизнь. «Как хорошо, что я выпил тот эликсир».

 

– Как ты? Ты можешь идти? – Манилли наклонилась, схватив брата за руки. Она беспокойно осматривала Джату, приходя к мнению: что он полностью восстановился. Даже разрез на локте начал затягиваться.

 

– Попробую, – юноша попытался подняться, держась за протянутые руки Манилли, но моментально почувствовал потемнение в глазах и подступающую к горлу тошноту. Он прислонился к стене, схватив себя за раненый бок. – Я… я в порядке.

 

– Ты НЕ в порядке, – девушка положила одну руку на его лоб, диагностируя, а вторую - на раненый бок. Потом сконцентрировалась, закрыла глаза и начала сеанс лечения.

 

– Я справлюсь. Не лечи меня, – пробормотал он, переживая сильную боль.

 

– Лучше молчи, – сквозь зубы прошептала она, не открывая глаза.

 

– Кто сказал, что я твой брат, а ты моя сестра? Ты же не специально это выдумала?

 

Девушка убрала руку, потерла ладонь об ладонь и подняла на него чёрные блестящие глаза. В глазах светилось столько радости и обожания, что Джату отвёл свой взгляд, смутившись.

 

– Мы влезли в базу данных Сафродо. Там Лари всё и прочёл. Смешно, правда? – она бросила взгляд на мёртвого санитара, на бегущие от него дорожки крови, на стены, вымазанные в крови, и попыталась представить то, что здесь недавно произошло. Ужаснувшись от представленного, она постаралась прогнать эти мысли прочь и никогда к ним не возвращаться. – Правда не бывает новой, но сколько разных версий мы уже выслушали… Кстати, реальность подтверждает тот факт, что мы родственники. Посмотри, как мы с тобой похожи, – девушка вспомнила своё лицо в зеркале туалета, куда недавно забегала. – Сможешь идти? – спросила она, не сводя взгляда с его чёрных глаз.

 

– Что ещё там Лари прочёл? – Джату, опираясь на руку Манилли, оторвался от стены. Он боялся, что боль вернётся. Но, к своему удивлению, ощущал полное её отсутствие. Юноша вытер руки, испачканные в крови, протянутым платком. – Я в порядке, Манилли. Спасибо за помощь. Ты - настоящий друг.

 

«Как и все остальные. Судьба, наконец-то, вывела меня туда, где я буду счастлив и не нужно будет бояться Сосо и отца. Если я попрошу, друзья защитят меня от них».

 

– Ты был сделал для меня тоже самое, – она подмигнула и предложила пойти по коридору.

 

– Так что там написано? – поинтересовался Джату, беря Манилли под руку.

 

– Что я Манилли-Керусс ибн Киратýм. Тони был сражён. Он так удивленно на меня посмотрел, словно хотел колдуньей обозвать. Но сдержался. Это был бы не Тони, если б он позволил себе подобное.

 

– Не верится, – протянул Джату, не смея поверить в то, что открылось. – Отец никогда не говорил о тебе. Даже я тебя не помню, – сколько бы он ни пытался, он не мог вспомнить ни одного упоминания отца о другом ребёнке.

 

– Там написано, что у Вазиона и Антеры было два ребёнка: старшая девочка - Манилли-Керусс и младший сын - Джату-Керусс. Можно не верить в эту информацию. Только она ничего не изменит: веришь ты или нет. Например, я тебя тоже не помню. Единственное, что я помню хорошо, это маменьку и бесчисленных сестёр, а также отца, женихов, что приходили ко мне свататься. Ещё на Собачьей Звезде, где я жила, была красивая природа: бесчисленные леса и поля. Райское время…, – она вздохнула, с ностальгией пробежавшись по картинкам прошлой жизни. – Но… если выбирать: жить на родине или путешествовать вместе с Тони, я выбираю второе. И тем более после того, как я нашла родственную душу… тебя, Джату. Ты, получается, мой самый близкий человек.

 

– Твоя настоящая родина Хет-Саккара. Но я не помню тебя совсем, – засомневался юноша, пытаясь припомнить хоть один эпизод с сестрой. – Я рос один.

 

– Это потому, что меня сразу же отдали в приёмную семью. Так там написано… Отец хотел мальчика. Девочка ему не была нужна. Мама, конечно, сильно переживала, но боялась ему перечить.

 

– По-моему, он и сына не хотел, – печально заметил Джату, входя в комнату, где сидели друзья.

 

Лари, расположившийся на стуле рядом с Тони, услышав шаги, обернулся и застыл, не в силах произнести ни слова. Он молча осматривал друга, заодно считывая информацию. «Ну и досталось же тебе, дружище. Почему же ты не позвал нас на помощь? Почему сражался один? Манилли действительно похожа с Джату. Вот уж шутки судьбы. Почему я раньше не видел этого сходства?».

 

– Что произошло? – наконец выдавил он, толкая Тони.

 

Тони, сидящий у компьютера на крутящемся стуле, развернулся к говорящему.

 

Рваная рубашка, вся залитая кровью, выглядывала из испачканной куртки; пятна крови блестели на серых брюках; волосы, словно приглаженные гелем, создавали странное впечатление, а счастливый вид, совсем не контрастировал с внешностью.

 

– Я пошёл проверить: что за шум в том коридоре…, – начал объяснять Джату, убрав руку Манилли со своих плечей. «Я в порядке». Сказал его взгляд. – На меня напали. У громилы-лаборанта было холодное оружие. А у меня, – юноша развел руками, переведя взгляд на Тони, – ничего. Я применял магию, но я совсем не опытен в битвах. Он сумел убить меня. Конечно, я ответил… но…

 

Тут он вспомнил… «Откуда я взял меч?». Вспомнил он лежащее в коридоре дорогое оружие. «Неужели я…». Его обдало холодным потом. «Я могу делать тоже самое, что Тони?».

 

– Кто? Ты-то в порядке? – отвлёк его от раздумий Тони.

 

Джату не отвечал, боясь поднять глаза.

 

– Ты как? – обеспокоено спросил Лари, приближаясь. Он пробрался в его мысли, попытавшись считать. «Паники нет. Он пытается оправдаться, придумывая слова. Он не нападал первым». – Как ты убил его? Откуда оружие взял?

 

– У тебя было оружие? – Тони заинтересованным взглядом обводил юношу.

 

– Угу. Не знаю, откуда я его достал. Меч времен исторической войны.

 

– Что? – поражённо выпалил Лари, вспомнив сведения об истории Хет-Саккары, страницу учебника по истории с красочными картинами баталий прошлого. «Там не было мечей. Уже в то время вовсю использовали огнестрельное оружие. Меч. Где учили его драться? Им же сражаться надо уметь. А ещё он тяжелый. Да, как он вообще его достал?».

 

Джату посмотрел на его удивлённое лицо.

 

– Ты что-то знаешь о той войне?

 

– Ну, разумеется! – выдохнул тот. – Нас хорошо обучали в Школе Фригантийцев. Вопрос только в том: как ты меч тех времён достал? – «Что ответит? В то время не было мечей. Точно помню!».

 

«Меч?», – фраза Джату не давала Тони покоя. «Мы сюда пришли безоружными. Где он меч раздобыл?».

 

– Не знаю, – пробормотал Джату, словно провинившийся ученик.

 

– Ты … умеешь телепортировать предметы? – с подозрением спросил Тони, поднявшись с кресла.

 

– Видимо, да, – развёл руками юноша.

 

Лари задумался. «Не отрицал, что в то время их не было. Он в школе учился? Что-то я подзабыл. Надо как-нибудь спросить его».

 

– Ты весь в крови. С тобой всё в порядке? – капитан начал незаметное сканирование. Он отметил для себя, что юноша, имея смертельные раны, абсолютно здоров.

 

– Тони, не переживай, Манилли вылечила меня. Теперь я в порядке. Тот охранник мёртв. Падая, он случайно напоролся на мой меч, – он вздохнул и добавил. – Есть справедливость на свете. Одного он только не учёл: что я бессмертен и что у меня есть родственник, который сможет поправить моё здоровье, – юноша перевёл взгляд на Лари, всем своим видом желающего что-то спросить. Фригантиец впервые осознал, что мог потерять друга. Ему так нравилось помогать ему советами и действиями, что он уже не представлял свою жизнь без сына колдуна.– Да, Лари, я пил эликсир. Манилли дала. Вы так волнуетесь за меня! Честно, я удивлён.

 

– Джату! – капитан подошёл ближе. – Ты член нашей команды. Ты давно наш друг. Почему мы не должны волноваться за тебя? – он переподключился, желая теперь читать его мысли.

 

– Ах, да, – вклинился Лари. – Манилли - твоя сестра. У меня такое впечатление, что кто-то скрывал эту информацию от Сафродо. Но я тут… взломал базу … и прочёл правду. Иди, сядь рядом.

 

– Лари! Тебе удалось с этого компьютера войти в базу данных? – кашлянув, спросил он, встав напротив компьютера, оказавшись между друзьями.

 

– О, да. Главная база врёт нам обо всём, – ответил Тони за фригантийца, продолжая сканировать. «Кто, интересно, помог тебе? Неужели Манилли так сильна?». Он бросил быстрый взгляд на возлюбленную. Она уселась на единственное роскошное кресло, не являющееся компьютерным. Манилли загадочно улыбалась, мыслями находясь далеко.

 

Девушка обдумывала выходки судьбы. Столько времени жили рядом, не зная, что связаны родственными узами.

 

Тони повернулся к компьютеру.

 

– Здесь мы нашли ответы на все вопросы, а ещё Лари обнаружил в шкафу плёнку с нашими похищениями.

 

– Улаф просматривал её перед сном.

 

Друзья повернули головы к двери, услышав до боли знакомый голос.

 

Сауро застыл, прислонившись к притолоке. Он загадочно улыбался, разглядывая поражённые лица друзей.

 

Как он мог бесшумно проникнуть в лабораторию?

 

Юноша, больше не обращая внимания на застывших с открытыми ртами, невозмутимо продолжил:

 

– Да так, что его тошнило. Каждый вечер он садился у компьютера. У него было самое мягкое кресло, самое удобное и самое дорогое. Это был своеобразный ритуал. Смотрел все пленки по нескольку раз, бормоча что-то себе под нос. Он знал все диалоги, все ваши фразы наизусть. А потом бежал в туалет, где проводил много времени.

 

– Ты же сказал: мы одни в лаборатории? – Лари сердитым взглядом осматривал сына колдуна, смутившегося и спрятавшего взгляд.

 

Все трое думали об одном и том же: «Мы так увлеклись сканированием друг друга, что прослушали момент, когда в лабораторию проник посторонний».

 

– Я проверял. Мы, действительно, были одни. – Джату, как в замедленном кино, медленно повернулся к двери, бросив испуганный взгляд на Сауро. «Интуиция не обманула. Голос… и внешность… Без сомнения я его вспомнил. Только сейчас вспомнил. Словно молния какая в мозгу пробежала. Боги, зачем он здесь? Это тот несчастный юноша, над которым проводили эксперименты. Надо было тогда помешать им. А теперь слишком поздно. Никто, ни одна душа не сможет его спасти».

 

«Почему Джату так думает? Надо будет его потом спросить. Не нравятся мне загадки. Как же мне надоело их разгадывать! Необходимо быть осторожным с Сауро. Моё сердце не спокойно. Кажется, что-то нехорошее должно случиться вскоре». Лари бросил взгляд на Джату. На побледневшем лице мелькал страх. Он отступил назад, споткнувшись о стол.

 

Сауро начал движение по направлению к Тони.

 

Манилли закрыла рукой лицо.

 

– Не бойтесь меня. Я больше не причиню вам никакого зла, – он поднял руки вверх, показывая, что безоружен. – Я знал, что вы придёте в лабораторию, – он сделал шаг вперёд. – И именно поэтому отправился прямо сюда.

 

– А это ещё кто? – вскрикнула Манилли, краем глаза заметив в дверях незнакомца. Юноша неуверенно вошёл в комнату, снимая солнцезащитные очки.

 

– Я? – он хитро улыбнулся, водрузив очки на голову. – Сын колдуна, – сказал, а руки засунул в карманы брюк. Затем медленно обвёл уверенным взглядом всех присутствующих, отмечая про себя способности каждого, пока не уткнулся взглядом в Джату. Брови его удивлённо поползли вверх. «Что здесь творилось?». Окровавленный юноша со смертельными ранами поразил его больше всего. «Как он выжил?».

 

Манилли встала и медленно приблизилась к вошедшему, с интересом рассматривая его. Хвост воспоминаний скрылся за очередным поворотом, не давшись в руки, словно был диким и необразованным.

 

– Ещё один, – присвистнул Тони, переглядываясь с Лари. Тот поймал его взгляд, кивнув. – Тоже скажешь, что ты один из нас?

 

– Моё имя Валисан Эль-Фаргуссон, – представился вошедший и продолжил: – Я сын Улафа.

 

– Ой! Я тебя помню, – ойкнула Манилли, резко развернув юношу к себе. Образы полились на неё рекой. «Я же не умею плавать. Как же вас много». – Я видела, как ты разговаривал с отцом, – вспомнила она, представив перед глазами грузноватого мужчину с длинной чёрной бородой, в её воспоминаниях стоящего в коридоре и придерживающего стеклянную бронированную дверь. Рядом застыл симпатичный мальчик невысокого роста с длинными русыми волосами. – Но он прятал тебя от всех. Мне всегда было интересно, почему? – она убрала от него руки, ожидая ответа.

 

«Самая очаровательная из всех. Почему именно её я встретил здесь? Моя мечта неожиданно сбылась».

 

– Почему же не подошла и не спросила? – заулыбался Валисан, разглядывая красотку. – А-а-а, боялась? – он пожал плечами. – Как и все остальные. Все боялись моего отца. А он, в свою очередь, боялся, что силы зла доберутся до меня. Он оберегал меня от всего и всех. Он делал лучше для меня, но сидя там, я страдал оттого, что не могу с вами познакомиться. Не могу подойти и заговорить. Тебя, Хэльга, я видел чаще всего.

 

При звуке имени Манилли снова начала вспоминать. Она поднесла руку ко лбу, пытаясь хоть как-то остановить поток воспоминаний, хлынувших на неё, словно после грозы. Она устало опустилась в рядом стоящее кресло.

 

– О, как хотел я заговорить, сказать, как ты мне нравишься, – услышала она приятно звучащий голос сына колдуна, – что я хочу с тобой дружить, играть, веселиться, разговаривать, делиться впечатлениями, – его голос постоянно срывался, от вновь переживаемых эмоций, – но я не мог. Отец заставлял меня сидеть в клетке и делать только то, что он(!) хочет.

 

«У нас у всех отцы - деспоты», – подумалось Джату. Он присел на стол, заметно успокоившись. Друзья не дадут его в обиду. Он переводил взгляд с одного на другого, видя их напряжение. «Может, поэтому Улаф и выбрал всех вас? Непонятно: каким принципом он руководствовался».

 

– Хэльга, Ола и остальные неизвестные мне, меня не стоит бояться! – Валисан эффектно развернулся, встретившись с изучающим взглядом Тони.

 

– Стой, где стоишь, – приказал Тони, борясь с чувством недоверия. Что-то подсказывало ему быть осторожным. «Они не просто так нашли нас. А Сауро однажды уже предал нас. Что он собрался делать на этот раз?».

 

Капитан, бросил быстрый взгляд на фригантийца, словно отдавал ему право охраны, и повернулся к экрану, вспомнив, что собирался считать максимум информации о своём и общем прошлом.

 

Лари перехватил его движение, почувствовав себя главным.

 

– С какой целью вы нашли нас? Чтобы сказать всё это? – спросил он, не прекращая сканировать незнакомца и Сауро заодно.

 

– Нет, – развёл руками Сауро, мысленно пытаясь внушить окружающим, что он - другая личность, что он больше не способен на предательство и вернулся только за тем, чтобы остаться. – Чтобы защитить вас от сил зла. Вы же находитесь в самом главном его месте. Как же я был прав, думая, что вы отправитесь сюда. Что вообще вы задумали делать здесь? – он обернулся по сторонам, заметив беспорядок.

 

В окне за лесом теперь виднелись две верхушки космических кораблей. Один - принадлежащий Сафродо Бюи, второй - купленный Валисаном на деньги Сауро.

 

– Мы не нуждаемся в защите предателей, – сердито выпалил Лари, сложив руки на груди.

 

– Тогда я признаюсь вам, – кивнул Сауро, оседлав стул. – Меня вели, – он положил голову на лежащие на спинке стула руки. – Голос в голове постоянно приказывал мне. Управлял мною. Не давал мне принимать собственные решения.

 

– Я вытащил чип из Кристиана. – Валисан продолжал использовать старые имена, добиваясь поставленной цели, отличающейся от цели Сауро. – Теперь больше никто не сможет им управлять.

 

«Ну да». Хмыкнул Джату, сложив руки на груди. «Как бы хотелось верить в дивную сказку. Но то, что вытворяли с ним в лаборатории, просто так не забывается. Нельзя уничтожить кодировку, которой он подвергся».

 

– О, боги, – прошептал Тони, призывая всех посмотреть: что он нашёл. – Это подтверждает то, о чём я думал.

 

На экране шла запись разговора Джату и Лари, где сын колдуна впервые рассказывал о воспоминании.

 

– Что это? – шокировано выдавил Джату, взглянув на экран. – Как это… как это возможно?

 

Воспользовавшись тем, что на него никто не смотрит, Валисан подошёл ближе и встал за спиной Тони, положив руки на спинку кресла.

 

– Нас записывали. – Тони повернул к Джату голову, шокированный не меньше него. – Получается, что в каждой(!) каюте стоят камеры, которые непрерывно записывают все без исключения разговоры. Тут миллион роликов. Страшно подумать: кто сидел здесь и смотрел записи, записывал их, а главное - для чего?

 

– Эксперимент. Я же сказал, – напомнил Лари, переглянувшись с Джату. – Начни с конца, придёшь к началу.

 

Юноша остановил видео и включил другое.

 

«– Я нашёл ноутбук Сафродо Бюи, – раздался с экрана голос Лари. Затем появился он сам, неся блестящую коробку и установив её на стол рядом с Варианом и Кари».

 

– Поразительно! Он ничего не упустил! – Лари приблизился, пораженно рассматривая запись. – Это обозначает…

 

– Это обозначает, – прервал его Тони, – что Сафродо прекрасно знает: где мы, что мы делаем и что собираемся предпринимать. Либо, если это не Сафродо, то тот, кто установил камеры…

 

– Ты правильно думаешь: кроме Сафродо никто не мог на его собственном космолёте это сделать, – заметила Манилли, приближаясь.

 

– Это обозначает, что ваш Сафродо не маг, – прозрел Джату, с трудом переведя взгляд на Тони. – Он колдун, прикидывающийся магом, – фраза прозвучала, как гром посреди ясного неба, заставив друзей замолчать.

 

– Вы мыслите в правильном направлении, – сын Улафа засунул руки в карманы. – Вижу: вы читали дневники, – он обратил внимание на рюкзак Лари, полностью забитый дневниками Бюи. – Если вы всё ещё не можете поверить в происходящее, поверьте мне. Сафродо - личность с двойным дном.

 

– А ты прав, – первым пришёл в себя капитан. Он кивнул, соглашаясь со своими мыслями, и остановил запись. Затем перевёл на Джату понимающий взгляд. – Надо сказать Совету: кто он, – он помолчал и продолжил: – Только без документов мы не сможем ничего доказать.

 

– У меня есть камера, – радостно выпалил Валисан, наклоняясь к Тони. – Я сниму всё, что ты скажешь.

 

Он достал из кармана портативное устройство и поставил на стол перед Тони.

 

– Тогда снимай, – попросил его юноша, включая видео на компьютере.

 

«– Теперь я понимаю: что чувствовали Макс и Веста, когда Тони рассказал им: кто они такие. Только Тони про Макса не всё рассказал.

 

– Почему это не всё? – нагнулся Тони, желая за сидящими Максом и Вестой увидеть Вариана.

 

– Всё услышишь в своё время. Али, тебе помочь накрыть на стол? – Вариан встал, ожидая ответа фригантийца».

 

Валисан перевёл камеру на столпившихся у монитора друзей.

 

– Нас-то зачем снимаешь? – спросил Джату, увидев его движение.

 

– Надо документально засвидетельствовать, что это были вы, снимающие это видео. Так вы лучше сможете доказать, что Сафродо не тот, кто есть на самом деле.

 

«Лари, нужна помощь», – в голове фригантийца появился обеспокоенный голос Тони. «Не хорошее чувство внутри… Я не доверяю этой парочке».

 

«Я тоже», – согласился Лари, косясь на Валисана. «Они определённо что-то задумали. Валисан так уверенно себя чувствует. Сиди тихо. Я наблюдаю. Кстати, Джату знает Сауро. Если они никогда не встречались, откуда эти сведения? Над Сауро кто-то когда-то производил опыты, а Джату был их свидетелем».

 

«Поразительно. Как бы его расспросить так, чтобы сия парочка ничего не поняла?».

 

Валисан снова перевёл камеру на монитор. Тони нажал на паузу.

 

– Что ты делаешь? – недовольно крикнул Валисан, озираясь на Сауро.

 

«Тони, готовность номер один. Будь осторожен. Валисан просит помощи Сауро».

 

«Ты уверен, что он не обладает магическими способностями?».

 

«Нет. Но мы проверим».

 

– Просто нужно успеть прочесть кучу информации, прежде чем уйти отсюда. Мы ведь за этим и пришли: чтобы читать. Вам лучше подождать нас на улице. Больше съёмка не понадобится.

 

– Так вы пришли не за тем, чтобы отомстить Сафродо? – Валисан со сосредоточенным лицом навёл на Тони камеру.

 

– Мы не собираемся никому мстить. Каким бы трудным не было задание Сафродо, мы выполнили его. – Тони чуть отодвинулся от сына колдуна, придвинувшись к другому колдуну. Тот, закрыв лицо, прислонился к столу. Джату размышлял: что подкравшееся предчувствие говорит ему о грядущей катастрофе, в которой он не хочет принимать участие.

 

Вдали раздались чьи-то шаги. Они приближались, становясь всё громче и громче. Шли несколько человек, спеша поймать тех, кто незаконно проник туда, куда запрещено проникать; взломали то, что находится под семью замками, и читают то, что им запрещено знать.

 

«Сюда кто-то идёт? Наши действия?».

 

«Не подавай виду, что слышишь их. Пусть войдут!».

 

«Но, Тони, когда они войдут, уже будет поздно!».

 

«Ты не оптимист. Нас трое. Сейчас же проси Джату нам помочь».

 

Тони выключил программу и, порывшись в меню, нашёл выключение компьютера и выбрал его.

 

– Что ты делаешь? – вскричал Валисан громче, чем надо.

 

«Джату, Манилли, Лари, я придумал выход. По моей команде быстро пробираемся к выходу».

 

– Мне надоело читать. Надо сделать перерыв, – юноша поднялся, подходя ближе к Джату, застывшего с рукой у носа.

 

«Ты меня слышишь?».

 

«Отлично, Тони. Что ты хочешь делать?».

 

«Бери меня за руку. Манилли, Лари, присоединяйтесь. Быстро».

 

Шаги раздавались уже совсем рядом. Четверка дружно взяла друг друга за руки. И… исчезла, переместившись на улицу. Померцав они проявились, удивленно рассматривая друг друга.

 

– Получилось! – выкрикнул Джату. Он запрыгал на одной ноге, радуясь случившемуся чуду.

 

– Тебя никто не учил, но ты умеешь многое. Хвалю! – Лари похлопал его по плечу. – Наконец-то ты, Тони, направил свои неподконтрольные исчезновения в правильное русло.

 

– Только это ещё не конец, – философски заметил Тони. – И на корабль пока нельзя. Мы не закончили то, зачем пришли сюда. Лари, взрывать умеешь? Что там в книге Сафродо говорилось?

 

– Это говорилось. Сейчас попытаюсь, – фригантиец сконцентрировался, выставив руки ладонями вперёд.

 

– Постой, там же Валисан с Сауро, – крикнула Манилли, прижав руки к груди.

В комнату уже входил грузный мужчина. С его губ лилась сладкая, словно елей, речь.

– Ах, вот вы где? Вы меня ждали, дети мои? – его длинная чёрная борода, привязанная поясом, неприятно блестела. Лысая голова сверкала, словно недавно побывала в бочке с маслом, а глаза злобным взглядом оглядывали комнату и находившихся в ней Валисана и Сауро. Последние не пришли в себя от события, случившегося на их глазах: исчезновения четверки тех, за кем они так долго следовали по всей галактике. – Ну, что же, дети мои, Кристиан, Валисан? Это я, папаша ваш, Улаф Эль-Фаргуссон.

 

Что-то переключилось в голове Сауро, когда он услышал произнесённое имя. Он чуть пошатнулся назад, закрыл глаза, но когда через мгновение открыл, глаза его отливали стальным блеском и сумасшедшей решимостью.

 

– На улицу идём. Надеюсь, успеем их поймать, – крикнул Сауро, махнув рукой вошедшему мужчине.

 

– Ты что задумал? – обернулся к нему Валисан. – Это не мой папаша, – указал он на него рукой. – Куда ты его просишь идти?

 

– На улицу, так на улицу, – грузный мужчина развернулся и побежал к выходу.

 

– Ты что делаешь? – Валисан подскочил к Сауро и схватил его за футболку. – Ты в своём уме?

 

– Отпусти, – сквозь зубы проговорил Сауро. – Это наш папаша. Не узнал, что ли?

 

– Кто этот человек? Ты с ним заодно? А ещё говоришь, что ты не предатель, – сын колдуна отпустил руки и помчался догонять бородатого.

 

Сауро бросился за ним, не отставая ни на шаг. Троица высыпала на улицу, заметив чуть поодаль стоящих друзей.

 

«Какие действия?». Джату дотронулся до брови.

 

«Без меня инициативу не проявлять». Приказал Тони, поворачиваясь к чернобородому.

 

Тот, всплеснув руками, остановился у дверей.

 

– Я Улаф. Отец ваш. Встречайте меня, дети мои. Да возрадуйтесь воскрешению меня из мёртвых. Я снова на земле. Обнимайте меня скорей, – он раскрыл объятья, ожидая, что Тони или Манилли бросятся к нему с радостными криками.

 

Валисан вышел из-за его спины и остановился в нескольких шагах от двери, привычным жестом засунув руки в карманы. Он с беспокойством рассматривал сцену действия, про себя отмечая, что, с вероятностью в сто процентов ошибся в Сауро, посчитав его раскаявшимся и осознавшим свою ошибку.

 

– Ой, – вздрогнула Манилли, чуть отойдя в сторону от друзей. Она прищурилась, осматривая бородатого. – Ты не Улаф! – спокойно сказал она.

 

– Вот и я говорю, ты не мой отец, – выпалил Валисан, абсолютно точно не ожидая увидеть сию личность, которая может помешать ему влиться в коллектив Тони Лякосты.

 

– Валú, сын мой, – обернулся к нему мужчина, – подойди к отцу. Мы так давно не виделись, – бородатый вновь распахнул объятья, ожидая впорхнувшую туда птичку.

 

Ничего не случилось. Валисан стоял, как прикованный, смотря на висящую на его шее камеру на длинном кожаном ремешке.

 

«Какие действия?», – спросил Лари, поглядывая на Джату.

 

«Ребята, меня опять убьют», – заволновался Джату, осматривая грозную личность, безвольно опустившую руки вдоль туловища.

 

Сауро удалось, наконец, оттеснить Улафа от прохода и пробраться мимо него на лужайку.

 

– Что ж вы не бежите к своему папашке? – злобным голосом выпалил он, взмахнув руками. «Получат щас! Поплатятся за всё! За все года, когда меня унижали в их присутствии, а они даже никто не вступились.».

 

– Что? Так это твоих рук дело? – очередной пазл сложился в голове Тони. Он бросил взгляд на сына колдуна, спокойно осматривающего четверку друзей, словно Улафа в данный момент здесь не было, или события, происходящие у входа, его не волновали. – Валисан! Ты тоже участвуешь?

 

– О, нет. Предательство - это не моё конёк. Я уже пожалел, что поверил этому типу, – он кивнул в сторону бывшего лаборанта. «А спокоен я только от того, что этому типу вас не одолеть. Вы слишком сильны, чтобы поддастся на его чары». Валисан отметил спокойствие в душе и просканировал присутствующих. Обратив взор выше сетчатого забора, он с удивлением заметил, что верхушек кораблей не две, как было раньше, а три. «Незванные гости?».

 

«Оценивает, что мы сильны». Раздался в голове Тони голос Лари.

 

«Да, я тоже слышал».

 

– Что? Ты бросишь меня в беде? – скосился на сына Улафа Сауро.

 

Валисан потёр глаза. Третья тонкая, словно струна, не пропадала. «Беда. Кто-то точно сел рядом с нами. Неужели кто-то помог этому лже-Улафу добраться сюда?». «Лари, я знаю, ты умеешь принимать информацию. Не спрашивай откуда знаю. Просто послушай то, что я тебе скажу. – Лари вопросительно уставился на Валисана. – Рядом с нашими космолётами сел вражеский корабль. Те, кто охотятся за вами, нашли вас. Ведь там рядом ваши друзья. Прикажи всем покинуть корабль и быстро перебраться на мой. Код двери три единицы восемь».

 

«Уверен в том, что сейчас мне сказал?». Уставился на него Лари.

 

«Посмотри сам, если не веришь мне».

 

– В какой такой беде? – сердитым тоном начал сын Улафа, повернув голову от Лари к Сауро. – Ты притащил сюда неизвестно кого! – он указал на мужчину рукой, краем глаза следя за движением фригантийца. – Того, кто по неизвестной причине называется Улафом, когда я сам лично присутствовал при последнем вздохе Улафа Эль-Фаргуссона. А этот тип теперь заявляет, что восстал из мёртвых. Да кто ты такой вообще? – заорал Валисан, заметно разозлившись. Перед глазами проплыл тот последний день, окровавленное тело отца, лежащее на носилках и люди в халатах кругом.

 

Я Улаф Эль-Фаргуссон. Папаша твой. Я не умер в тот день. Иди, подойди ближе, обними своего папашу, дитя моё, – выдавило существо заученный текст, – и порадуйся его воскрешению.

 

Лари повернулся, бросив сыну колдуна благодарственный взгляд. Жестом он показал, что всё будет хорошо.

 

– Какое я вам дитя? – возмутился Валисан, делая шаг вбок. Потом всплеснул руками, поражаясь. – Предатель! Как я вообще повёлся на твои речи? Ты якобы сожалел, что подвёл друзей. По твоей милости их чуть не убили. На Хет-Саккаре не стали бы разбираться в правдивости истории. Они поверили(!) тебе! – он сделал ещё один шаг вбок. – Зачем ты притащил сюда этого клона?

 

– Это не клон. Это настоящий… – возмутился юноша, переводя странные взгляды с сына колдуна на якобы его отца.

 

– Да, я настоящий. Я Улаф Эль-Фаргуссон, – бородатый ударил себя в грудь, всем своим видом говоря, что он именно тот, кем представляется. – Сауро, живо ко мне! – довольным тоном приказал он.

 

«Комедия. Да и только!». Заметил Лари, тщётно пытаясь подключиться к лже-Улафу. «Представляете: эта машина с заблокированным входом. Кто же ей управляет!? Это не человек даже».

 

«Машина?», – удивился Валисан, оказавшись рядом с Джату.

 

– Я не пойду. – Сауро заложил руки за спину, смотря на Улафа исподлобья. «Что за фокусы? Нарушает договор!».

 

«Я погиб. Сауро наверняка узнал меня». Джату почувствовал мурашки, пробежавшие по телу.

 

«Джату, сохраняй спокойствие». Услышал он в голове голос Валисана. «Он не может узнать тебя. У меня такие подозрения, что ты был с ним в одной лаборатории? Скажи: что с ним делали?»

 

Джату удивленно уставился на сына колдуна.

 

«И ты умеешь это? – воскликнул он. – Опыты над изменением личности. Когда я медиком работал, я забрёл по ошибке не в тот коридор и чуть сам не погиб. К счастью, они не заметили меня. Его подвергли кодировке, которую взломать никто не сможет. Даже Тони ничего не сможет сделать. Личность Сауро не изменить. А ещё он меняет личность при произнесении кодового слова. Наблюдал за ним?».

 

Валисан задумался, вспоминая произошедшее в компьютерном зале.

 

«Да, ты прав. Он стал другим, когда лже-Улаф назвал его Кристианом». «Надо запомнить это и попробовать проэкспериментировать с жертвами эксперимента Улафа. Мне обязательно надо узнать, что именно делал с ними папаша и чему учил».

 

В это время…

 

– Что за каприз? С каких это пор ты начал дерзить мне? Мне - своему господину? – Улаф развернулся и медленно пошёл на Сауро. – Ты что? Не помнишь наш уговор? И это не мои дети: ни Валисан, ни Ола, ни Хэльга не узнали меня.

 

«Внимание! Медленно отходим к калитке. Лари, приготовься поджечь здание». – Тони сделал два шага назад, внимательно наблюдая за Улафом.

 

Лари развернулся лицом к стеклянному входу, выставив руки вперёд. Он сосредоточился, вспоминая нужное заклинание.

 

– Это они. Ты что? Забыл? Не подходи ко мне, – закричал Сауро.

 

Внезапно лаборатория сложилась, как карточный домик. Стены, падая, выкрасились в синий, а затем рассыпались в синий песок. Голубое небо ожило, начав с огромной скоростью гонять по воздуху пушистые облака. Подул ветер, шевеля волосы. Пепел поднялся ввысь, стремительно увлекая все остатки за собой. Пять минут кружения, пять минут трансформирования и поляна расчистилась, словно лаборатории здесь никогда не было. Но на деле лаборатория осталась, превратившись в невидимку.

 

«Пусть не пожар, но этот фокус тоже сгодиться». Лари осмотрел дело рук своих, поражаясь своим способностям.

 

– Что это? Что происходит? – заволновался лже-Улаф, кружась вокруг себя. Его борода выбралась из плена, кружась вместе с ним. – Куда вы лабораторию-то дели, олухи?

 

Внезапно он наткнулся лбом о невидимую стену и сполз по ней вниз.

 

Друзья уже находились за воротами территории. Валисан удивленно уставился на Тони. «Вот это колдовство! Даже мне такое не под силу».

 

– Ты что творишь? – закричал Сауро, побежав по дорожке к выходу, но не пробежав и половины, испуганно застыл.

 

– Это не я, – улыбнулся капитан, покрутив пустыми руками, ловя взгляды Джату с Лари.

 

Сауро с удивлением рассматривал стоящих вдалеке человек десять незнакомцев, одетых в военную форму. Один из них - толстый коротышка, стоял чуть поодаль, с изумлённым взглядом осматривая то, что произошло на его глазах. Дом сложился, словно его тут никогда и не было.

 

– А ну, быстро ко мне, – лже-Улаф поднялся с земли и вытащил из кармана устройство, похожее на портативную цепь, затем включил её. Устройство довольно зашипело.

 

Сауро поднял руки, крикнул «ай», и неуклюже пошёл в направлении устройства.

 

«Устройство, притягивающее людей? Нет, быть не может», – пробормотал Лари. – «Тони, делай же что-нибудь. Я читал про него. Это псанимед - уничтожитель душ. О, боги. Вот попали. Сперва Сауро, потом до нас очередь дойдёт».

 

«Без паники». Тони поймал испуганный взгляд Лари, впервые испугавшегося не на шутку.

 

Валисан сделал пару шагов назад, с интересом и страхом уставившись на небывалое зрелище.

 

– Он не твой отец, – спокойно заметил Тони, подходя к Валисану. Он положил руку на его плечо и заставил повернуться. – Клонированная копия. Нацепил образ легендарного Улафа, который был добрым и никогда не желал нам зла.

 

«Делай, что я говорю, если хочешь остаться жить». Мысленно приказал он, смотря прямо в глаза испуганного юноши. «Вначале скажи: ты желал нам зла, когда проник в лабораторию?».

 

«Я слишком доверился Сауро. Я на вашей стороне. А ты уверен в том, что сможешь победить? Улаф, если это Улаф, могущественней простого колдуна».

 

«Ты знал его лучше нас. Что случилось-то? Это не Улаф. Неужели ты можешь сомневаться?».

 

Валисан отвёл взгляд в сторону и увидел военных, теснившихся в стороне. Один из них что-то быстро говорил другому, указывая рукой на друзей.

 

«Тони, там военные, путь к космолёту отрезан. А там – лже-Улаф, у которого псанимед. Что делать-то будем?».

 

«Вижу: ты растерян, хоть и обладаешь полным набором магических навыков».

 

«Откуда ты зн…».

 

«Молчи. Всё будет хорошо!».

 

Сауро меж тем достиг лап лже-Улафа. Тот, довольный происходящим, выключил прибор и схватил юношу двумя руками.

 

– Первый есть. Хоть ты никогда не был моим сыном, а был моим верным слугой, всё равно месть моя будет страшной, – бородатый поднял голову и посмотрел на испуганных друзей. – Наверно, все уже наслышаны о чудо-приборе, – он покрутил его над головой. – Подыгрывай мне, – шепнул он Сауро. – Или я уничтожу тебя, даже не посмотрев, что мы сговорились.

 

«Вы лучше не на Сауро смотрите, а на незваных гостей». Посоветовал Валисан Тони.

 

Сауро, ставший бледнее облаков, пролетающих над головой, казалось, онемел, прощальным взглядом поглядывая на друзей.

 

«Я в курсе и контролирую ситуацию», – сказал Тони, обращаясь к Валисану. Он убрал руку с его плеча и отвернулся. «Джату, отойди назад на пару шагов и пусть Валисан встанет рядом».

 

– Что вы намерены делать? – крикнул Тони, не сводя взгляда с чудо-цепи. – Отпустите его и мы вас не тронем, – сказал он, краем глаза наблюдая за начавших движение военными.

 

«Как же жутко. Я думал, страшно умирать - там в коридоре… совсем одному. Но я ошибался». Джату посмотрел на переминающихся с ноги на ногу военных, рассматривающих странное существо и то, что оно собиралось сотворить с бедным юношей. Они словно забыли, зачем сами сюда прилетели.

 

«Что же вы за плаксы такие? Сохраняйте спокойствие! Лари, наши где?».

 

«На корабле Валисана. Какие будут указания?».

 

«Никаких. Бери Манилли и отходите в сторону».

 

«Ты же не сможешь контролировать две проблемы!».

 

«Настраивайтесь на победу».

 

Вдали раздался взрыв и тонкая полоска ярко-оранжевого цвета полезла вверх, перемешиваясь с чёрным дымом.

 

– Что это было? – Нерандир обернулся. Его космолёт приказал долго жить, освещая небо яркой свечой. Он замотал головой: к Тони, к тому месту, где стоял его корабль, и обратно. Голова отказывалась выполнять приказы и ясно мыслить.

 

– Ваше приказание, мой господин!

 

Под их ногами загорелась трава. Огонь побежал в направлении Тони, создавая круг защиты.

 

– Что за наглость-то? Отцу перечить? Валисан, я разве такого сына воспитывал? – услышали все восклицание лже-Улафа. – Ну-ка быстро иди к папаше! – он постучал по ноге, словно щенка подзывал.

 

– Что прикажете делать, господин? – военный с ужасом осматривал колдовской круг. Стекло поднялось из огня, защитив тех, кто стоял в круге. – Это колдуны, – завизжал подчинённый. – Я говорил, что их трудно будет поймать голыми руками.

 

– У нас не голые руки, – возразил другой, вытаскивая из чемодана прибор. – У нас притягиватель есть.

 

– Он не сработает, – заметил Нерандир, простившись с такой желанной наградой, о которой так долго мечтал и в мыслях уже представлял своей. – Оставьте! Против колдунов нужен другой приём. И кажется я знаю, какой.

 

В стеклянной стене распахнулось окно и в ту же секунду оттуда вылетел огонь, попавший в подчинённого с чемоданом.

 

– В чём проблема, Валисан?

 

– Что вы, если это вообще вы, со мной сотворили? Парня, пронизанного комплексами, с трудом избавляющегося от их оков. Папаша Улаф, вы таким меня хотели видеть? – закричал из-за спины Джату Валисан.

 

– Он отыгрывался на мне, когда вы ничего не видели, – подал голос Сауро, сгорая от стыда, что решился рассказать то, что долгие годы травило его. – Он запирал меня в подвале... и бил до потери сознания. А потом поднимался наверх и смотрел видео до тошноты, прокручивая ваши похищения снова и снова. С вами он был сама доброта, а мне приходилось отвечать за каждую вашу провинность.

 

– Валисан тоже предатель, – внезапно для всех выпалил Лари, долгое время считывающий мысли сына колдуна Улафа.

 

– Что? – развернулся к нему Валисан, затравленным взглядом рассматривая говорящего. «Тони же обещал… обещал помочь… Что происходит?».

 

«Не обращай внимания». Приказным тоном сказал Тони, обернувшись к ничего не понимающему юноше. «Посмотри, что сейчас будет. И не впадай в панику!».

 

– Что ты такое говоришь, не-знаю-твоего-имени, – прохрипел Улаф, повернувшись к фригантийцу. – Такой коротышка и такой смелый, – хмыкнул он. – Даже меня не боится. А моего прибора испугаешься?

 

«Ты что творишь?». Вмешался Тони, сердито посмотрев на Лари.

 

– Кого ты хотел привести, чтобы отомстить нам? – продолжил фригантиец, обращаясь к сыну колдуна.

 

– Никого, – замялся Валисан, пытаясь поймать взгляд Сауро. Но тот, предпочитал не смотреть на друга, опустив глаза в песок. – Я не предатель. Я пришёл вас спасти!

 

– Хорошо же ты нас спасаешь, наслав на нас не пойми кого, – продолжил Лари, наблюдая за реакцией лже-Улафа.

 

– Так, посмотрим, – капитан наматывал на руку цепь Улафа, пытаясь найти: как её включать.

 

Все застыли, не ожидая такого поворота. Друзья пропустили: как и когда произошло похищение.

 

«Как сквозь стекло можно утащить то, что было в руках Улафа?», – ахнула Манилли, наблюдая за сосредоточенным видом Тони.

 

В это же время Улаф удивленно осматривал пустые, поднятые над головой, руки.

 

Чёрный тучи побежали по небу, пугая грозой.

 

– Господин, нам решили помочь, – один из военных радостно указал на небо.

 

Нерандир поднял голову.

 

– Теперь им никуда от нас не сбежать.

 

«Как бы не так!». Сквозь зубы пробормотал Тони, нажавший на самоуничтожение цепи. Цепь зашипела. Юноша замахнулся и бросил её далеко в сторону. «Все берёмся за руки. Джату, ты помнишь?».

 

«Да».

 

Друзья встали в круг, схватив другу друга.

 

«На счёт два». Тони оказался напротив сына колдуна. Джату кивнул.

 

Длинная молния разорвала небо пополам и в ту же секунду пошёл крупный дождь, гася огонь и заставляя стекло морщится и плавиться.

 

Когда небо вновь стало голубым и солнце радостно засветило, Нерандир осмотрел то, что когда-то было его подчинённым. Пепел горкой лежал на земле. Обожжённая трава имела тот же вид, что и ранее. И ничто не напоминало о том, что здесь произошло.

 

Разыскиваемые отсутствовали, а во дворе по-прежнему спорили лже-Улаф и Сауро.

 

Друзья открыли глаза. Они стояли, взявшись за руки, около серебристого агрегата с именем «Селикира Кайена» – космолёта Валисана. На лестнице, прислонившись к притолоке, замер Али. Он сложил руки перед собой и, улыбаясь, наблюдал за появлением.

 

– Поразительно! – он похлопал в ладоши. – Вы настоящие волшебники! Появились из ниоткуда в то время, когда я уже начал волноваться за вас. Гроза надвигалась.

 

Друзья расцепили руки и повернулись к нему.

 

– Ты молодец. Хорошо подыграл. – Тони положил Валисану на плечо свою руку и развернул его. Затем улыбнулся ему, желая подбодрить. Впервые юноша ощущал, что боится. Привыкший долгое время обходиться без помощи, попадая в опасные ситуации, Валисан никогда не чувствовал страха, уверенно выигрывая любое дело. Но сегодня в защите произошел сбой.

 

Лари схватил руку Валисана, радостно пожимая.

 

– Извини, Валисан. Я обвинял тебя, так как это нужно было для дела, – сказал он, подмигивая. – Я знаю, что ты не желал нам зла.

 

– Как вы… Вы что сговорились это сделать? – еле выговорил Валисан, смотря на Лари, радостно смотрящего на него.

 

– Ты обладаешь серьёзными способностями, – уверенно произнёс Тони. – Но совсем растерялся, когда надо было их применить.

 

– Я сын Улафа. Он учил меня всему так же, как и всех вас. Пазлы сложились. Теперь я знаю, что на самом деле происходит вокруг нас.

 

– Мальчики, как мы всё это сделали?

 

– Манилли, мы - четверо, хорошо потрудились. Это не дело рук одного Тони! Как хорошо, что мы так хорошо понимаем друг друга, – фригантиец поймал улыбающийся взгляд Джату и вприпрыжку поскакал поприветствовать родственника, сделавшего шаг вперёд.

 

– Заходите быстрее на корабль. Тут такое произошло, пока вас не было! – начал Али, желая выпалить все новости разом.

 

– Что произошло? – испуганно повернулась к нему Манилли. Её ресницы быстро заморгали, а сердце усиленно забилось.

 

– Вначале один корабль сел. Макс с Тармо первыми заметили его. Затем второй сел рядом, а потом внезапно взорвался. А там, между прочим, люди были. Потом Лари приказал нам перейти на чужой корабль.

 

– Там были те, кто охотится за нами. – Тони обернулся по сторонам. – Валисан, ты хозяин космолёта, прикажи своим, давайте поторопимся с отлётом.

 

Сын Улафа прищурился, с недоверием посматривая на капитана. «Откуда он знает, что я сам не управляю кораблём?».

 

– Да, конечно. – Валисан пропустил всех вперёд и, зайдя последним, закрыл дверь на кодовый замок. «Пусть так. Зато я больше никогда не увижу предателя-Сауро».

 

– Хотя… нет. – Валисан резко поднял глаза на остановившегося рядом Тони. – Прикажи своим пилотам выйти сюда… с вещами.

 

– Что? Почему я должен делать это? – ресницы его взлетели.

 

– Потому, что ты теперь подчиняешься мне. Я – твой капитан. А это мои пилоты, – он указал рукой на Вариана с Кари. – Знакомься, это Кари, а это - Вариан, это – Валисан, – представил он своих друзей незнакомцу.

 

– Зачем ты их прогоняешь, Тони? – Али вышел вперёд.

 

– Валисан, если хочешь быть в наших рядах, выполняй всё, что я говорю. Али, здесь я капитан. Не может быть никакого другого.

 

– Мне хотелось бы узнать причину, – замялся сын Улафа. – Может…

 

– Позже поговорим.

 

«Тони, что ты задумал?». Лари внимательно рассматривал говорящих, пытаясь сканировать обоих.

 

«Лари, эти двое не друзья нам».

 

«С чего ты так решил?». Валисан легко влез в мысленный диалог.

 

– Я их просканировал.

 

– Что сделал? – удивился Валисан, отходя на пару шагов назад.

 

– Хочешь знать, кто они?

 

– Неужели Сауро их…

 

– Верно мыслишь, – похвалил его Тони. – Не Сауро, но мысль твоя правильная. Ты их где нашёл? Точно уверен, что в надёжном месте? – капитан заметил, что Валисан замотал головой. – Теперь выполнишь мою просьбу?

 

Он тяжело вздохнул, собираясь с мыслями.

 

– Хорошо. – Валú кивнул, соглашаясь с выполнением просьбы-приказа. – Меня ты точно также выгонишь?

 

– Почему я должен это делать? – «Беги, выполняй просьбу. Мы срочно улетаем. Не тяни время!». – Иди уже.

 

Валисан вернулся с двумя громилами пилотами. Молча открыл дверь и, дождавшись пока они не выйдут, закрыл её на кодовый замок.

 

– Что ты им сказал?

 

– Выдал им зарплату и отпустил, – пожал плечами юноша, отвечая на вопрос капитана. «Последние деньги Сауро. Думал, они мне самому пригодятся». – Можно тебя на пару слов? Кстати, – он повернулся к ребятам, – на втором ярусе каюты. Занимайте любые, которые вам приглянутся. Тони, пойдём, я покажу тебе кое-что.

 

– Куда мы летим? – заволновался Кари. – Я не могу бросить свой корабль, к управлению которым я так привык.

 

– Он такой же твой, как и твоя свобода, – заметил Валисан, криво улыбнувшись.

 

– Кари и остальные, на корабле камеры, – начал объяснять Лари. – Разве мы можем остаться там, где нас записывают? Тони обнаружил в той лаборатории видеозаписи всех наших разговоров.

 

– Ах, – ахнула Тармо, закрывая рот рукой. Она скосилась на поражённого Макса и удивлённого Орли. Затем перевела взгляд на Вариана, Кари и Али. Ребята уставились на Тони, прося подтверждения.

 

– Он не обманывает, – смело влез Валисан. – Я успел к тому моменту, когда Тони смотрел кое-что из записей. Давайте я объясню вам, где рубка?

 

Через пару мгновений космолёт уже летел, удаляясь от Антареса навсегда.