Фригантиец тихо отворил дверь каюты сына колдуна и заглянул внутрь. Веста сидел на кровати. Он поставил локти на колени и закрыл глаза.

 

Лари осторожно прикрыл дверь за собой и на цыпочках прошёл к кровати. Горел приглушённый свет и при его свете фригантийцу показалось, что юноша плачет.

 

– Веста? – Лари потряс друга за плечо. – Веста, очнись!

 

– Я сын колдуна! Не подходи ко мне! – всхлипнул юноша и отпрянул от фригантийца, пугаясь его появления. Вспомнив: кто он такой, Веста откинулся на кровать. – Я сын колдуна! – заорал он в припадке. – Горе мне!

 

– Паника. – Лари пожал плечами, поставив колено на пушистое покрывало. – Ты начинаешь опять? Что произошло? – он медленно опустился на кровать.

 

– Я вспомнил..., – всхлипнул Веста, – это словно… словно нахлынуло на меня..., – он стёр слезы со щёк. Лари не ошибся. Веста погрузился в воспоминания, такие горькие и тяжелые, что ему показалось - он не переживёт их. – Я, действительно, человек и, действительно, сын Вазиона. Горе мне... – он стёр обжигающие слёзы со щёк и посмотрел на друга.

 

– Что ты видел? Расскажи, – фригантиец откинулся чуть назад, пытаясь пробраться в мысли лежащего перед ним. – Тебе нельзя замыкаться, – посоветовал он ему. – Надо выплескивать эмоции.

 

– Мой отец чудовище. Это словно океанская волна. Я сидел на кровати,… как вдруг… меня окатило с головы до ног. Хочешь услышать? Слушай, – он перевёл дух и медленно начал рассказ. – В 16 лет он выдумал историю о моей якобы любовной связи с соседским юношей и… в общем… Я не хочу назад! – внезапно закричал он, закрыв глаза руками. – Я не хочу быть императором зла.

 

– Ещё один… – тихо сказал Лари и вздохнул, вспоминая Орли с его нежеланием возвращаться назад, где его без сомнений заставят управлять государством. – Успокойся. Если ты не хочешь, ты не вернёшься. У тебя всегда есть выбор.

 

– Он сказал… сказал, что у меня нет выбора, нет свободы и я буду делать всё, что он мне скажет. Что собственно и было… изменил мою внешность… сослал на Поллукс… Он снова прикажет и мне придётся повиноваться…. Тяжело быть рабом, когда рожден свободным… Или нет… когда воспитан свободным, – он закрыл глаза, пытаясь отстраниться от воспоминаний таких недавних и живых.

 

– Я знаю: что такое быть рабом, – решился рассказать Лари, подумав, что его пример подбодрит друга. – Всё свое детство я провёл в Школе Фригантийцев, а затем всю юность прислуживал моему господину. Я не знал: что такое свобода выбора. Я не знал другой жизни. Нас создали несвободными и мы не имеем права и даже не можем задумываться о таком слове. Так бы я и прожил всю свою жизнь, прислуживая. Но судьба улыбнулась мне. Непонятно почему она решилась на такой мудрый поступок. В один прекрасный день появился Тони и освободил нас. – Лари изменил тон голоса, внезапно вспомнив что-то. – Он же здесь на корабле. Он может и тебе помочь, – воодушевленно прокричал он.

 

– У нас разные судьбы, – юноша убрал руки от лица, безвольно разложив их на кровати. Его речь была медленной, словно он умирает, а на лице написано столько отрешенности, словно он уже простился с жизнью. – И ты не убивал людей. Не уверен, что Тони в восторге, что я напросился в вашу команду.

 

– По-моему, Тони ничего такого не говорил… – возразил Лари, лихорадочно вспоминая тот день, когда Веста вошёл на их корабль.

 

– … не говорил, пока не узнал, что я сын колдуна. Он сразу поменял решение в отношении меня. Я это почувствовал…, – сын колдуна прислонил руку к груди, почувствовав укол.

 

– Вариан вообще сын работорговца. Знаешь, как это отталкивает людей? – Лари внимательно наблюдал за его мыслями и движениями. – Но в нашей компании - что это меняет?

 

– То, что у Вариана есть свобода, которой нет у меня. Да у вас у всех она есть! – бывший андроид ударил по одеялу двумя руками.

 

– Да что ты вообще! – махнул рукой Лари. – Выброси всю эту ерунду из головы. Тони не монстр и он не выгонит тебя из команды только потому, что у тебя высокопоставленный папаша отрицательного толка.

 

Веста уставился на друга осуждающим взглядом, полным скорби и печали.

 

– Я до последнего не верил. Думал, что Тони ошибся и считал не ту информацию. Но нет. Я, как и Макс, продолжаю вспоминать. И мне мои воспоминания не нравятся. Жизнь без возможности выбора - трудна… пока я с вами, может это и хорошо. Но потом… потом мне придётся выбирать. А может, Тони выберет за меня. Что будет, когда мы вернёмся на Радвей? Мы разбежимся и каждый будет жить своей жизнью.

 

– Никуда мы не разбежимся. Мы уже не первый раз на задание выезжаем. Примчится Сафродо или Амадеус, подкинет очередное задание и… Постой, меня сейчас осенило, – фригантиец вскочил и встал за спинку кровати, опершись на неё. – Знаешь, в чём опасность? В том, что вы никто не можете вернуться домой. У всех свои причины. Поэтому у вас больше нет дороги домой. И безопасно вам только вместе. Вместе вы сила. А если хочешь быть Джату, просто будь им. Воспоминания помогут тебе вспомнить тебя настоящего.

 

– Теперь я Веста, – тихо произнес юноша, бросив быстрый взгляд на Лари.

 

– Это имя тебе дал колдун - твой отец. А чьё имя Джату?

 

– Так назвала меня мама, – тихо проговорил он, зажмурив глаза. – К сожалению, я не знал её. Я даже не знаю: что там случилось. Когда я родился, что-то произошло… страшное… отец никогда не хотел мне рассказывать. Я даже фото её никогда не видел…

 

– Может лучше вернуть себе настоящее имя? – предложил Лари, внимательно всматриваясь в Весту. Он включил магическую силу и пытался внушить юноше спокойствие и отсутствие паники.

 

– Если оно поможет вспомнить больше… – он не закончил, резко присев на кровати. – Я бы никогда не покинул команду Тони. Именно здесь я чувствую себя собой настоящим, – быстро проговорил юноша. – Меня одолевали страхи. Но раз воспоминания понемногу возвращаются, надеюсь, что вскоре страхи покинут меня. – Веста повернул голову к Лари. Его взгляд изменился и фригантиец мысленно улыбнулся тому, что хорошо поработал, внушая юноше полное спокойствие. – Если нет, ты мне поможешь их победить?

 

– Всегда рад тебе помочь, Джату, – заулыбался он, отключившись от мыслей бывшего андроида. – Я сообщу всем твоё настоящее имя. Кстати, мне оно нравится больше, – он подмигнул, заметив скромную улыбку на лице юноши.

 

– Как бы не было хуже, – засомневался Джату, поднимаясь. Он стёр последние слёзы и произнес: – Мне надо подышать свежим воздухом. Я не могу больше находится в замкнутых пространствах.

 

– Ты не заключённый, Джату. Ты можешь ходить везде, где мы ходим. Хочешь - покажу тебе душ хозяина корабля?

 

Джату собрался возразить, но Лари не дал ему сказать не слова, быстро продолжив:

 

– Это не то, что ты видел. Тот находится в другом месте, был неисправен, но я починил его. В нём даже огромный портрет Сафродо находится. Во весь рост. Я впервые ощутил: каково это быть вдали от любимой планеты, где вода для бедняков на вес золота, где нельзя просто так войти в воду и смыть с себя весь негатив, налипший в долгом пути. Хочешь попробовать?

 

– Мне это, несомненно, могло бы помочь, – задумчиво выдал Джату, оценивая предложение Лари. – Где он располагается?

 

Парочка отправились смотреть душ, починенный Лари. Фригантиец светился от счастья, что смог похвалиться хоть кому-то тем, что нашёл и даже починил. «Любопытство - никогда не бывало лишним. Они нигде не бывают, не изучают космолёт, не знают, что вообще здесь располагается. А между тем космолёт оборудован по последнему слову техники и в бесчисленных запертых каютах можно обнаружить всё, что хочется. Всё бы отдал за то, чтобы узнать: что это за корабль, с какими миссиями он летал и почему большая часть кают находится под замком?».

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало