Он сидел, облокотившись спиной о дверь, боясь проходить вглубь. Факел, висящий слева на стене, мерно потрескивал. Где-то в глубине тревожно капала вода.

 

Макс пытался вспоминать прошлую жизнь и понял, что смутно помнит пару эпизодов и совершенно отчетливо - только один временнóй отрезок: как он очнулся в больнице, как он сбежал из неё, а затем как долго блуждал по городу в поисках ночлега и спасения. Какие-то люди постоянно следовали за ним, внушая страх.

 

– А что случилось до этого? – он постучал ладонью по голове, словно это могло вернуть ему потерянную память. – Я снова и снова наталкиваюсь на барьер, на закрытую дверь, кем-то запечатанную кодовым словом. Что случилось до больницы? Кто была та девушка, которая предала меня? Точно помню, что был влюблен в неё, но ни слова не помню. Как я попал в больницу? Кто на самом деле те люди, что охотились за мной? Одни вопросы. Найдется ли в моей жизни такой человек, который сможет ответить на них? Как бы я желал выбраться отсюда. Как бы я желал, чтобы какой-нибудь герой пришел и помог мне. Вначале я желал бы избавиться от Алисии. Не верю ей. Она хотела вернуть меня домой. А где мой дом, хотел бы я знать? И, если она хотела мне помочь, зачем отдала меня этому злобному старцу?

 

Юноша почувствовал холодок, идущий из глубины помещения, а через некоторое время услышал шипение. Он спешно вскочил на ноги, вытащив факел с подставки, и посветил на дальнюю стену. В потолке медленно открывался люк и вместе с ним в помещение высыпались голубоватые хлопья.

 

Видя, как они начали порхать в воздухе, собираясь добраться до юноши, в голове появилась фраза, произнесенная с определенными интервалами, словно женщина-диктор читала текст:

 

«Споры Исилеи,

 

попадая в легкие,

 

вызывают судороги

 

и следующую за ними

 

блокировку памяти.

 

Жертвы вдыхания яда

 

без вмешательства высококвалифицированного врача

 

самостоятельно восстановиться

 

не могут».

 

Макс попятился к двери, чувствуя ужас, поднимающийся снизу живота, парализующий движения жертвы и холодящий душу. Его бросило в жар. Мысли остановились.

 

Спиной он уперся в стену, успев подумать: «Вот он мой конец». Стараясь не дышать, юноша медленно сполз по стене, выпустив из рук факел, сразу же откатившийся вглубь помещения. Глаза невидяще уставились на добравшиеся до него споры, словно снег, осыпающиеся на парализованное ужасом тело. Он не успел подумать больше ничего, потеряв сознание.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало