– Какие гладкие панели. Из чего они сделаны? – Макс гладил стену рукой, прислушиваясь к доносящимся со всех сторон звукам. Корабль жил своей обычной утренней жизнью. Друзья постепенно просыпались, выходили из кают, переговаривались между собой, желая доброго утра. – Неужели этим снам можно верить? Мне даже не на что опереться… Почему так тяжело?

 

Юноша вспомнил неимоверное количество снов, что посетили его ночью. Сны рассказывали о его настоящей жизни, показывая заблокированные ранее сцены. Он видел отца, старшего брата, любимую девушку, многочисленных слуг и близких друзей отца, придворных мудрецов и любовницу короля, всегда ночью пробирающуюся в покои отца. Сны были такими реалистичными, такими живыми и красочными, с миллионом запахов и вкусов, что по пробуждению заставляли Макса усомниться: что есть сон, а что явь.

 

– Неужели я, правда, принц? – юноша поднял глаза к потолку. – О, боги, – на потолке на металлической балке висела паутина с жирным металлическим пауком, подмигивающим красным глазом. – Как бы я хотел вернуть всё назад и избежать того страшного дня, когда мою девушку убивают… а меня заставляют покинуть планету. О, отец, зачем ты это сделал? Зачем приказал…, – «Кто мог повесить такое украшение в месте, где его никто не заметит?».

 

Украшение переливалось серебром, блестя от попадающего на него света висящей рядом, раскачивающейся от слабого дуновения вентиляторов, лампы.

 

– Что-то случилось? – раздался сзади голос Тармо. Девушка развернула юношу к себе резким движением. От неожиданности он ударился головой о гладкую панель. – Извини, пожалуйста. Я бываю слишком резка. Просто мне показалось, что ты… плачешь? – она спрятала взгляд, стараясь не смотреть на него.

 

– Ой, напугала! – он помедлил и добавил. – Нет. Это эмоции… от бессилия понять… Когда тебе открывается море информации, которую ты не можешь переварить… Может тебе знакомо это чувство? Тармо, я в порядке. «Только тебе я доверяю. Только с тобой хочу проконсультироваться по поводу дивно-странных снов», – он потёр ушибленный затылок и схватил девушку за руку. – Можно с тобой поговорить? – произнес юноша, с надеждой заглянув в глаза красотки, никогда не будущей принадлежать ему.

 

– Конечно, можно, – улыбнулась она, бросив быстрый взгляд в его глаза. – Мы же друзья. Давай пойдём в твою каюту. Нельзя, чтобы меня увидели в таком дивном положении, – она кивнула на руку, лежащую в его влажной от волнения руке. «Кари…что он скажет, увидев меня?».

 

– Конечно. – Макс потащил её к себе в каюту, находящуюся в паре шагов от того места, где они только что находились. – Заходи, – юноша толкнул дверь ногой. Она медленно отъехала, пропуская парочку внутрь. – Располагайся на кровати, – произнёс он, подлетая к одиноко стоящему стулу с вещами на нём.

 

– Спасибо, – принцесса гордо проследовала внутрь и, царственным движением откинув волосы с лица, уселась на краешек кровати. – Что случилось? Я видела твоё расстроенное лицо.

 

– Всё нормально… – Макс убрал вещи в шкаф и поставил стул напротив принцессы, – просто… сегодня мне снилась целая уйма снов, рассказывающих о моей прошлой жизни. Той, где я был… принцем.

 

– Да, ты принц, – она подняла на него глаза, оценив его прекрасное лицо, и быстро спрятала взгляд. – Теперь ты поверил в это?

 

– Не совсем. Я не знаю, во что верить. Это как-то нереалистично. Так тяжело от потока бесконечной информации. Мне кажется, что эта правда не может быть настоящей, – он уселся напротив Тармо, положив руки на спинку стула. – Мне трудно. Мне нужен совет.

 

– Я конечно не психолог, чтобы тебя консультировать… Заведи альбом, куда запиши все свои сны. Так ты восстановишь хронологию. Только так - я считаю - ты сможешь установить: где правдивый информация, а где подлог. Если ты из королевской семьи, тебя не могли продать лаборатории по причине бедности. Что-то тут не стыкуется.

 

– Ты права, – задумался юноша, вспоминая отрывки той информации, что сказала ему Алисия и сравнивая её со снами.

 

– Но лучше будет обратиться к Тони…, – девушка подняла глаза. Её сердце бешено забилось, когда она случайно встретилась с Максом взглядом. «Кари. Думать только о Кари. Он - мой муж. Я его люблю. Но почему сердце начинает так биться при виде Вариана или Макса? Что со мной не так? Надо найти Манилли и расспросить её. На корабле так много интересных личностей. Как она справляется с симпатией?».

 

– Почему все отправляют меня к Тони? – Макс начал рассматривать её золотистые волосы, волнами опускающиеся на грудь, украшенную ожерельями из белых и золотых каменьев. – Мне нужен твой(!) совет. Ты же принцесса. Как ты думаешь: могут ли эти сны быть настоящими?

 

– Наука до сих пор не изучила: что есть сон. По крайней мере, я не читала об этом. Поэтому и я тебе тоже не смогу ответить. Единственное, – она спрятала взгляд, уткнув глаза в цветастую юбку с широкими складками, струящуюся по роскошным ногам, – что я ещё могу тебе сказать, – она вздохнула и продолжила: – ответь себе на следующий вопрос: что тебя больше привлекает - жизнь в королевстве, где, наверно, уже правит твой старший брат, или жизнь среди нас - твоих друзей? Когда ты ответишь на этот вопрос, ты больше не будешь волноваться о будущем, которое может не стать твоим…

 

– Нет, – он поднял руку, – я уже знаю ответ. Мой ответ: жизнь на корабле. Как ты себе представляешь моё возвращение в те края, где я был вначале одинок, потом счастлив, а в конце…, – юноша тяжело вздохнул, вытирая взмокший лоб, – а в конце был с осколками сердца в руках. Меня лишили самого дорогого, что …, – он поднял глаза к потолку, с трудом подбирая слова.

 

– Не продолжай. Я знаю, о чём ты хочешь сказать. Ты о своей возлюбленной говоришь? Тяжело видеть смерть своих любимых. Нет, я не то слово подобрала. – Тармо подняла глаза и вновь поймала взволнованный взгляд Макса, с ожиданием смотрящего на неё. Сердце ещё больше забилось, обещая разорвать одежду и вырваться из её оков. Она поднялся руку к груди, приказывая сердцу так не волноваться. «Спокойствие. У меня есть Кари. Надо думать о его любви. Что я могу сделать для него? Отдать жизнь. А что я готова сделать для Макса?».

 

Она не смогла подобрать слова, замерев.

 

– Что происходит? Я знаю, что тебе тоже тяжело формулировать это. Я думаю, мы поняли друг друга. Не продолжай, – он первым отвёл взгляд. «Я ей нравлюсь? Нет, быть не может. Она жена Кари. Я просто симпатичный. Нравлюсь многим. Что я могу ей дать? Я никогда не стану королём. У меня совсем ничего нет: ни богатства, ни титула, ни родного дома. Да и как можно любить разбитым сердцем? Нет. Я просто ошибся. Впечатления от снов делают ошибочными мои заключения». Он встал и подошёл к импровизированному окну. – Сейчас я впервые в жизни ощущаю свободу… Мне хочется встать на вершине высокой скалы и крикнуть в бездну: «Я свободен!», а потом прыгать на одной ноге и радоваться, словно сумасшедший.

 

Она медленно повернулась к нему, всё ещё успокаивая разбушевавшееся сердце. «Ого! Это же… это же мои ощущения!». Принцесса внимательно всматривалась в его точеную фигуру. Длинные чёрные волосы, стянутые сзади в хвост, притягивали её взгляд, волнуя и не давая ни шанса оторваться от их неуловимого раскачивания.

 

– Не ты один об этом говоришь, – тихо начала она. – Неужели это Тони так на нас влияет?

 

– Я не знаю: кто он такой на самом деле, но определённая магия от него исходит. У тебя не возникало чувство,… что рядом с ним начинаешь чувствовать себя в безопасности? Хоть мы вовсе не в безопасности сейчас, – быстро сказал Макс, – летим в космосе и только Богам видно, столько людей желают завладеть нашими телами, мозгами, способностями, – он стоял, не поворачиваясь, разглядывая чудный пейзаж: парусник с красными парусами, медленно плывущий по бушующему морю. Стоял и представлял, что парусник медленно перемещается по картине, а волны ласково качают его, наслаждаясь тем, что помогают хорошим людям двигаться к своей цели. Может быть это одинокое сердце, находящееся в поисках своей возлюбленной? А может быть одинокая принцесса, с сопровождением оправившаяся искать своего единственного?

 

– Иногда мне становится страшно, когда я думаю об этом, – тихим голосом продолжала Тармо, держась двумя руками за спинку кровати. – Но, глядя на Тони или на Кари, я понимаю, что меня есть кому спасать, есть кому заступиться, если что. Впервые в жизни я чувствую себя счастливой среди людей, что сейчас меня окружают.

 

– А за меня никто …

 

– Макс, в самом деле, ты, как Джату! – воскликнула принцесса, ударив по спинке кровати рукой. – Вы оба такие неуверенные. Вам обязательно нужен кто-то, на кого вы бы смогли опереться. Вам нужен тот, кто сможет поддержать вас нужным словом в трудную минуту. «Жаль, что это не я буду рядом с тобой».

 

Макс резко обернулся, обескураженным взором смотря на принцессу.

 

– Почему жаль?

 

Принцесса расширила глаза, поняв, что последнюю фразу она сказала вслух. Она вскочила, ойкнула, подхватила длинную юбку и быстро подбежала к выходу. Дверь без всякого приказа хозяина, словно почувствовав желание девушки-гостьи, стремительно отъехала, выпуская её в коридор.

 

– Извини, – на ходу бросила Тармо и побежала по коридору, сгорая от стыда. «Что я наделала? Хорошо хоть не призналась ему в симпатии. А может призналась? Меня Кари теперь убьёт. Нет, Макс не расскажет. Он же не самоубийца. Успокойся, Тармо, прорвёмся». Успокаивала она себя, быстро перемещаясь по коридору. «Где же сейчас Манилли? Она любит поспать. Хоть бы она была в своей каюте».