Старцы Араух и Кларавус сидели за столом, плотно прижавшись друг к другу. Прямо перед ними стоял ноутбук. Они подключались к Вселенской базе данных, чтобы выяснить: кем является новый лекарь и безопасно ли доверять ему. Когда экран приветственно замигал, первый, забросив ноги на подлокотник кресла, произнёс:

 

– Вводи сначала Саджи Мёртвая Нога. Мы должны точно знать: кто это такой. А не то, что люди говорят. Они много болтают, но в их болтовне порой нет смысла. Говорят, что он хороший, светлый и нежелающий зла. А как по мне, то меня посещают сомнения. Видел его лицо? Похоже, он нас обманывает!

 

– Согласен с тобой. – Кларавус исправил неправильную букву в имени и снова нажал клавишу «Энтер». – Меня постоянно мучают загадки. Предлагаю ввести в базу имена всех наших коллег. Так мы узнаем все их секреты, которые они так тщательно скрывают от нас, – любитель сплетен довольно улыбнулся, скосившись на друга. Его глаза загорелись в предвкушении того, что он сейчас узнает из базы. «Какие же мы всё же умные и сообразительные! Вовремя подсуетились и добыли для себя персональную машину, которая подарит нам много радостных дней. Волнуюсь прямо. Столько бессонных и до дрожи интересных ночей ожидают меня…».

 

Араух положил голову в ладонь, а локоть поставил на подлокотник кресла. Расплывшись в блаженной улыбке, он принялся мечтать, рисуя призрачные замки в своём воображении. Из замка вечно выходила принцесса. Он, как истинный рыцарь, подъезжал к ней на коне и, спешившись, падал на одно колено. «Сударыня, как вы великолепны, как вы…». Он вспомнил, что в комнате не один и отвлекся от мечтаний.

 

– Неет, – протянул он, – всех мы не будем узнавать. Легче работается, когда у коллеги есть некая загадка, тщательно скрываемая от тебя. Согласись, – он повернул голову, – что когда ты разгадаешь всё, что тебя мучает, жизнь станет скучной. А так хоть какая-то интрига сохраняется.

 

– Это почему ещё скучной? – взорвался Кларавус. Его руки застыли над клавиатурой, боясь сдвинуться хоть на миллиметр. Он удивленно уставился на друга, всё ещё загадочно улыбающегося.

 

– Просто потому, – медленно начал Араух, – что ты будешь знать все секреты наших уважаемых мудрецов. И, если они вдруг захотят с тобой поделиться, тебе будет не интересно их слушать. Вот и всё.

 

– Хочешь сказать, что кто-то когда-то делился с тобой такими секретами? – спросил застывший юноша-старец.

 

– Разумеется, – широко улыбнулся Араух, вновь чуть не погрузившись в несбывшиеся мечтания. «Принцессы уж нет давно. А я продолжаю представлять её прекрасный лик. Трус! Надо было тогда действовать, а не переживать каждый день, что не решился!». – Даже не раз. И вот представь: все секреты закончились. Коллегам нечем поразить тебя. Ты знаешь: с кем они изменяют своим женам, знаешь, сколько у них детей на стороне, знаешь, что они делают, когда отправляются в отпуск без жен ... Интересно ли тебе будет общаться с ними, зная, что они ничем не могут поразить тебя?

 

– Ты мудр не по годам, – ответил Кларавус, опустив руки на клавиатуру. – Ладно. Согласен я с тобой. Но больше не могу ждать ни секунды. Так хочется узнать секрет этого колдуна, о котором мы вообще ничего не слышали. Не томи. Скажи-ка мне ещё раз его имя по буквам. То, что ты мне сказал, система не ищет.

 

– «Запомнить даже не может». Саджи Мёртвая Нога, – он посмотрел: как это делает мудрец и шокировано замер. – Как тебе удаётся не смотреть на клавиатуру и печатать? – он приблизил лицо к экрану. – Ни одной же ошибки ведь не сделал! Почему же тогда с самого начала правильно набрать не мог?

 

Мудрец нажал ввод. На экране изобразилась шкала, постепенно закрашиваемая красным цветом.

 

– Да. Я тоже кое-что умею! – скромно потупил он взгляд. – Не всё тебе, мой друг, уметь. А почему с самого начала не мог правильно набрать? Не включился!

 

– Уделал! – Араух слегка постучал друга по руке.

 

– Вот результат, – тот нажал на «Распечатать» и из принтера выполз лист бумаги на официальном бланке. – Читай! Ленивый я сегодня. Энергией мне нужно зарядиться. Попить водички, что в шкафу моём стоит.

 

Кларавус засмеялся, чётко представив «водичку», о которой говорил друг. «Водичка! Как же! Опять омолаживаться собрался! Вроде не такой старый ещё!». Старец, прищурившись, с подозрением осмотрел друга, затем положил бумагу на клавиатуру и начал читать:

 

– «Саджи Мёртвая Нога - действующий президент города Блекмаджик (Гагамелия). Приступил к должности 25 июля 2035 года. Уточнить данные?»

 

– Не понял. – Араух задумался, поняв, что слушал совсем не внимательно и пропустил половину. «Где мои мысли витают?».

 

– Чего ты не понял-то? Читаю дальше.

 

– «Пришёл в должность вместо Эль-Коравуна, нарушившего кодекс, путем порчи городского цветка - символа города».

 

– Бред какой-то. За это с должности увольнять? За цветок? Обормоты! Такой хороший человек был, – старец потёр бровь и продолжил. – Где он теперь?

 

– Кодекс есть кодекс. – Кларавус пожал плечами. – Разве можно нарушать кодекс, даже если ты - высокопоставленный господин?

 

– Ну, нам-то всё можно…, – заулыбался Араух, вспоминая книгу законов «Мудрецы Совета. 34 правила». В книге содержались разрешающие положения, доступные только для тех колдунов, что находились в Совете Императора. А разрешалось им там многое.

 

– Угу. Радуюсь без меры…

 

– «Настоящее имя Саджи Ворокрыл», – мудрец поднял удивлённые глаза на друга. В них светилась радость. Они словно говорили: «ну вот и пошли секреты». – «Является мошенником. Сводно-клонированный брат высокопоставленного колдуна Вазиона Чалапфир ибн Киратýма. Обманул в общей сложности миллион человек, обанкротив или попросту обманным путем захватив все их богатства. Последний раз был замечен на Вегаламусе, где женился на дочери местного олигарха Саци Лебека, украл всё её состояние и скрылся в неизвестном направлении, оставив невесту с разбитым сердцем. В настоящий момент находится в розыске.

 

Имеет королевский сертификат об окончании Школы Колдунов, приобретенный на половину денег невесты, а вторая половина участвовала в сделке по покупке Дворца в Блектауне. Владеет планетой Хет-Саккара, земельным поместьем на Вегаламусе, домом на Гагамелии и несчётным количеством семиукоров. Резюме: Очень опасная персона. Владеет навыками убеждения и внушения. По шкале опасности от 1 до 10: Десять». – Араух откинул бумагу в сторону.

 

– Это меняет всё дело! Вот так устроился! – воскликнул его друг. – Какой же ум надо иметь острый, чтобы такое количество народа обмануть. А ещё слух пустил, что он хороший. Постой! Кто Императора сейчас лечит? – Кларавус своим вопросом моментально вернул Арауха на землю.

 

– Кар-кар-кар! Вот беда-то!

 

Старцы подскочили, вспомнив, что Саджи уже возможно начал лечение, схватили бумагу и, не говоря больше ни слова, помчались к Бендомору поделиться последними известиями.

 

 

* * *

– Прочтите! – мудрецы протянули Бендомору отчёт базы данных.

 

– Очки не взял. Что там? – спросил тот, щурясь. Бумага пахла краской. Судя по обеспокоенному виду коллег, Бендомор уже предчувствовал, что там - сенсация. Он переводил взгляд с одного на другого, одновременно поражаясь их молодости и сообразительности. «Компьютер только настроили, а они уже раскопали там криминал! К награде их!».

 

– Компромат, – подтвердил Араух его догадки.

 

– Император лечение проходит, а вы обеспокоились каким-то компроматом, – ворча, главный мудрец схватил бумагу и, зачем-то понюхав, поднёс к самым глазам, пытаясь прочесть пляшущие буквы. – Неа, ничего не вижу.

 

– Его убить могут, пока мы с вами здесь препираемся. – Араух протянул руку и забрал бумагу у Бендомора. – Сам зачитаю.

 

«Саджи Мёртвая Нога - действующий президент города Блекмаджик. Настоящее имя Саджи Ворокрыл. Является сводно-клонированным братом Вазиона. Обманул миллион человек. Последний раз был замечен на Вегаламусе, где женился на дочери местного олигарха, украл всё её состояние и сейчас находится в розыске».

 

Рядом стоящие мудрецы ахнули.

 

– Да что же это такое?! – прошептал Бендомор и, не теряя времени, влетел в помещение бассейна.

 

Мудрецы, перешептываясь, по одному проследовали за ним. В помещении стоял густой дым. Когда он рассеялся, мудрецы увидели вылезшего из бассейна Императора целого, невредимого, здорового и… омоложенного.

 

– Почему у вас глаза карие? – Режиссёр первым заметил не порядок.

 

– Издеваетесь? – Кагула недовольно повертел головой. – Откуда вы знаете, что мои глаза карие? Я же линзы ношу.

 

– Я говорю то, что вижу, – заметил Режиссёр, удивленно вглядываясь в посветлевшие глаза Императора.

 

– Откуда у вас такие длинные волосы? – удивился Бендомор, посматривая на прямые пряди чёрных волос, аккуратно разложенных по плечам.

 

– Вы меня шокируете, уважаемый Бендомор. Такие волосы я носил в молодости, а сейчас у меня они короткие и седые, – он потрогал волосы рукой и, завизжав, плюхнулся в бассейн.

 

– Чуяло моё сердце, что нельзя оставлять его одного с этим мошенником, – поймал взгляд Режиссёра Бендомор.

 

– Каким мошенником? Саджи - мошенник? – воскликнул тот. – Кого ж вы привели-то Императора лечить? – завыл он.

 

– Бумагу у Кларавуса возьмите. Тогда поймете: что к чему.

 

Режиссер отправился читать, а Бендомор помог Императору вылезти из воды.

 

– Где Саджи? – обеспокоено спросил он правителя.

 

– Он ушёл. Завтра придёт за премией.

 

– И какую же вы премию ему пообещали? – хитро прищурился Бендомор, с замиранием сердца уставившись на обладающего огромной жадностью Императора, вдруг пожелавшего сделать широкий жест.

 

– Миллион гагамельских монет, – сказал он таким довольным тоном, что Бендомору стало плохо. «Что за щедрость? С ума сошёл?».

 

– Ах, – воскликнул ближе всех стоящий старец Цирюма, осев на пол. Двое других подскочили к нему, заметив, что он не шевелится. Бендомор последовал примеру, почувствовав, что теряет сознание.

 

Подскочившие к упавшим старцы, замахали опахалами, пытаясь привести коллег в чувство.

 

– Что ж вы сделали-то? – запричитал старец по имени Фатаур с длинными седыми волосами, стянутыми сзади синим бантом. – Это ж вся зарплата Капюшонов и начальников тюрем. Чем мы им зарплату платить будем?

 

– Не волнуйтесь, Фатаур. Деньги-то ещё у нас, – попытался успокоить его Режиссёр. – Завтра, когда он за премией придет, мы его схватим и бросим в темницу. Тем более, что он сам сможет выбрать в какой из тридцати камер он хочет провести остатки жизни. А если понадобится, передадим его Вселенскому суду.

 

– Умеете Вы успокаивать, – поднимаясь, пробормотал Бендомор. Падая, он ушиб левую руку и теперь растирал её, чтобы привести в чувство. Рука болела и заставляла думать только о ней.

 

– Пойдем, продолжим, – заговорщицки шепнул Араух Кларавусу.

 

– Не понимаю, почему я не могу сделать щедрый подарок, тому, кто спас меня от погибели? – возмутился Император, вытирающийся большим махровым полотенцем с королевскими лилиями по кругу. – В меня вселился некий дух, пожелавший управлять моим телом и холодом вытеснить мою великолепную душу. Но Саджи вылечил меня…

 

– Пусть он эти сказки про вселение чужих душ рассказывает своим детям. Вы же взрослый человек! – заметил поражённый Режиссёр, отечески посматривая на помолодевшего Императора. – Зачем вы верите в духов?

 

– Он же колдун! Он так сказал, значит…

 

– Никакой он не колдун! – вмешался Бендомор, вспоминая текст из секретной бумаги. – Он даже Школу Колдунов не заканчивал.

 

– Он же спас меня, – продолжал упираться Кагула, с сомнением посматривая на советников. Аргументы иссякали и крыть больше было нечем.

 

– Он мошенник. Хорошо я был за дверью и вовремя успел вернуться и спугнуть его. – Бендомор, пользуясь тем, что Арауха и Кларавуса не было рядом, приписал всю славу себе. Он ни капли не сомневался, что стоящие рядом старцы, отлично слышавшие его тираду, не передадут это коллегам, а те в свою очередь не взорвутся от такой несправедливости. «Ничего мне за это не будет!». Порадовался он, косясь на стоящих. «А Императора сумею убедить! И то хорошо».

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало