Джату открыл люк, ведущий в машинное отделение, и по металлической лестнице спустился вниз. Он думал о двух взаимоисключающих вещах: что хорошо бы было поспать и что он боится пропустить момент возвращения Орли с друзьями. Любопытство всегда являлось самым сильным из всех его чувств.

 

Юноша спустился по лестнице и, спрыгнув с последней ступеньки, отряхнул руки и прислушался.

 

Многочисленные компьютеры теснились у стены, а в середине помещения располагались громоздкие механизмы, шумно работающие. Машинное отделение поражало невзрачно покрашенным металлом на стенах и обилием непонятных механизмов. Пахло маслом и откуда-то веяло прохладой.

 

Джату поёжился, обхватив себя руками. «Ну и холод здесь!». Он пошёл дальше, прислушиваясь к мерно стучащим по металлическому полу ботинкам, совсем не замечая шума механизмов. Он снова погрузился в свои мысли.

 

Проходя между двух огромных электронных агрегатов, установленных в одну линию, с проходом между ними, Джату заглянул внутрь. Ему в глаза бросился яркий кусок материи, выглядывающий из-за бочек. Подойдя поближе, юноша обнаружил, что кусок материала тянется наверх, превращаясь в платье. Он провёл взглядом по материалу и уткнулся в испуганные глаза рыжеволосой незнакомки. Очнувшись от сна, она затравленным взглядом уставилась на возмутителя её спокойствия.

 

Девушка ойкнула, споткнувшись об удивлённый взгляд Джату, и закрыла рот рукой.

 

– Ты что здесь делаешь? Ты кто? – говоря, юноша вспоминал: кто сейчас может ему помочь, и вспомнил о Валисане.

 

«Ты спишь? Срочное дело!», – мысленно произнёс он, не сводя взгляда с красотки. Рыжие волосы витыми прядями спадали на грудь, вызывая желание.

 

«Нет, не сплю», – отозвался недовольный голос Валисана. – «Тебе тоже не спится? Что случилось, Джату?».

 

«У нас проникновение. Какая-то девчонка сидит тут в машинном отделении».

 

«Что ты сказал?» – тон голоса Валисана изменился на обеспокоенный. – «Девчонка? Тащи её…». – Валисан задумался, перебирая комнаты. – «Тащи её в комнату ожидания. Помнишь, где она? Скоро буду».

 

«Разумеется».

 

– Давай вставай! – приказал Джату девушке, наклоняясь.

 

– И не подумаю! – дерзким тоном проговорила она, показав язык. Потом отвернулась и, сложив руки на груди, всем своим видом показала, что она никуда не пойдёт.

 

– Как это «не подумаешь»? Ты забралась на чужой космолёт и будешь устанавливать здесь свои правила? – возмущённо сказал юноша, подавая ей руку. – Я жду. Потом применю силу.

 

– Да что Вы в самом деле? Как это бесит! – Николь огрызнулась. Затем с неохотой поднялась, бросая быстрые взгляды на сына колдуна. – Вот ведь! Да, я нарушила границы. Но я не виновата, если я спать хочу. А здесь так прохладно, так хорошо, – она потянулась, зевая. – Так хорошо жи-и-ить.

 

– Заканчивай разговаривать. Со мной пошли. – Джату схватил её под руку и потащил к выходу.

 

Через пару мгновений они остановились у лестницы.

 

– Сейчас наверх полезешь? – Джату указал ей на металлическое нечто. – Как ты вообще спустилась сюда? Разве здесь есть второй вход?

 

– Нет. Я через лестницу сюда попала, – она невозмутимо показала рукой свой маршрут. Затем улыбнулась, довольная собой.

 

– Как тебе удалось проникнуть на космолёт так, чтобы никто из нас тебя не заметил? – Джату протянул девушке руку, обещая помочь подняться.

 

– Уффф. Какой же ты любопытный! Это что-то! Я же ас проникновений! – она ударила себя в грудь. – Куда хочешь проникну.

 

– Лезь давай! – приказал юноша, улыбнувшись, когда она отвернулась. – Залезай! – он подтолкнул её, боясь отпустить. – Быстро! И жди меня наверху! Бежать тебе всё равно некуда!

 

Он выпустил её руку.

 

Николь молча кивнула, бросив испуганный взгляд на решительного юношу, и начала подниматься по ледяной лестнице.

 

Джату последовал за ней, как только она выбралась наружу. Николь стояла, вжавшись в стену, смотря исподлобья на потревожившего её идиллию. Так хорошо было слушать мерный шум механизмов и наслаждаться отсутствием людей.

 

Юноша закрыл люк и выпрямился.

 

– Ты кто вообще такая? Как тебе удалось пробраться незамеченной на корабль?

 

«Не разговаривай с ней!» – услышал он в голове приказ Валисана. «Просто тащи её сюда. Здесь разберёмся».

 

Николь поднесла руки ко рту, отказываясь отвечать. Джату схватил её за руки и быстрым движением притянул к себе. Потом развернул и, держа за шиворот, потащил в обозначенную комнату.

 

– Внимание персонала, – донеслось до идущих по коридору. – Прослушайте сообщение капитана.

коридор на Селикире.jpg

Парочка остановилась на пороге. Напротив входа вдоль нарисованного окна стоял длинный белый диван из экзотической кожи, когда-то служившим для приёма гостей. Корабль принадлежал богатой особе, не любившей, когда его беспокоили без надобности. Вначале каждый проходил через данную комнату, в тайной надежде всё же встретиться с его Высочеством после долгой процедуры опознания. В комнате раньше стоял экран, связанный с экраном в рубке управления. Оттуда особа могла наблюдать за гостями и решать: встречаться с ними или отправить их восвояси.

 

Картина по другую сторону стены поражала воображение изображением неизвестной планеты и огромным размером. Водопад под различными углами зрения создавал впечатление настоящего, живого, движущегося. А большая птица ловила и отпускала свою добычу.

 

Единственное, что ещё осталось от тех времён, прямоугольный экран связи с капитаном. Он висел на своём законном месте справа от двери - в углу.

Валисан в развязной позе сидел на длинном кожаном диване, играясь с пультом управления, представляя, как с чёрного экрана смотрит на него Тони Лякоста и приказывает что-то или сообщает важную весть с мостика.

 

Джату, держа девушку за шиворот, завёл в комнату. Валисан продолжил крутить пульт в руках, смотря на рыжеволосую девушку. «Где я видел её? Нет, это невозможно. В последнее время передо мной проходило много народа, которого я охранял или просто смотрел, как они молча проходят мимо меня по многочисленным улочкам Хет-Саккары. Они были блондинками, брюнетками, но рыжие… Где я видел эту рыжую? Бинго! Кажется, я знаю!».

 

Николь осмотрелась по сторонам и застыла в одной позе.

 

– Почему я не могу пошевелить головой? – произнесла она, разглядывая до боли знакомую фигуру, развязно сидящую перед ней. «Эти карие глаза! Этот взгляд немного прищуренный и пытающийся забраться мне под кожу! Этот мудрый взгляд с небольшой печалькой! Где я видела тебя?».

 

– Ты что делал в машинном зале? – услышала Николь и вздрогнула, узнав голос.

 

– Дышал свежим воздухом, – быстро ответил Джату, привалившись к притолоке.

 

– Вот это да! – Валисан загадочно улыбнулся. Николь вновь вздрогнула. – Кто тебе сказал, что он там есть?

 

– Иди, проверь. Там свежее, чем в коридорах или каютах, – парировал Джату, уверенно смотря на сына Улафа.

 

Юноша хитро прищурился, затем кивнул, соглашаясь. Медленно повернул голову к девушке.

 

– Ты кто такая? –– строго спросил он, слегка подавшись вперёд. Он так смотрел на неё, что Джату показалось, он готов её испепелить.

 

– И руками двигать тоже не могу, – игнорируя его вопрос, она полностью была погружена в осознание того, что не понятно почему она не может двигаться. Непонятно почему юноша ей знаком. Непонятно почему они устроили допрос, притащили её сюда и обездвижили. Непонятно почему его имя крутится на языке, но она не может его вспомнить.

 

– Джату, проходи, садись рядом, – сын Улафа похлопал по дивану рукой, приглашая того присоединиться.

 

– Она сбежит, – кивнул в её сторону Джату.

 

– Никуда она не сбежит, – уверенно произнёс сын колдуна, уже успевший поколдовать с девушкой, слегка парализовав её движения. – Так, кто ты такая? Хотя нет, можешь не говорить, – он наставил на неё пальцы, согнутые пистолетом, и, «выстрелив», сдул воображаемый дым.

 

Затем включил экран и уставился в него. Джату присел на диван и посмотрел в ту же сторону. По экрану бежали буквы - информация о Николь: где родилась, чем занимается, характер.

 

– Как ты это делаешь? – с трудом отклонив голову от экрана, спросил Джату, недоумевая: как можно вытащить информацию из человека и транслировать её на электронный экран. «Виртуоз! Какими ещё тайными знаниями он владеет?».

 

Тот закинул ногу на ногу и, не сводя взгляда с экрана, боясь упустить информацию, ответил:

 

– Ах да, ты же ещё не знаком с моими способностями. – Валисан хитро улыбнулся. – Видишь, она двигаться не может. – «Моя работа». – А ещё я сам узнал информацию: кто она. – «Сканирование и передача информации на экран. Всё для тебя старался». – Пойдём! – он резко поднялся. И, протянув руку другу, подмигнул.

 

– Неужели вы оставите меня здесь? – девушка, застывшая в одной позе, не могла двигаться, даже повернуть голову на уже стоящего рядом с ней Валисана.

 

– Легко. Тони проснётся и решит, – он заглянул в её глаза и спокойно сказал, внимательно наблюдая за реакцией, – решит: что с тобой делать. А пока подождёшь его здесь. Не развалишься! – «Узнала меня или нет?».

 

– Валисан, так нельзя. Верни ей подвижность. – Джату поднялся с дивана, подходя ближе.

 

– Ты же тоже колдун. Почему просишь меня об этом? – обернулся к нему Валисан, явно проверяя, задействовав все свои колдовские способности.

 

– Отпусти, – попросил юноша, с жалостью посмотрев на неподвижную девушку. – Я буду рядом с ней и не позволю ей сбежать.

 

– Влюбился, что ли? – хмыкнул сын Улафа, но прочитав информацию в голове Джату, передумал. – Ладно, будь по-твоему, – спокойным тоном произнес он. Затем сделал пару пассов над головой девушки и вышел в коридор.

 

– Уффф, – выдохнула девушка, дотянувшись до ушей и, закрыв их руками, начала массировать. – Что это было? Бесит! Я же двигаться совсем не могла! Кто вы вообще? – она бросила колкий взгляд на Джату и продолжила потирать щёки и уши.

 

– Хм. Одна из похищенных Улафом. – Джату поставил руку на притолоку, создав тем самым преграду для бегства. – Забавно. А мы тут ломали голову: кто бы это мог быть?

 

– Рад познакомиться? – удивилась Николь, продолжая массаж. – Да, я провалила задание. Съели? Случайно заснула в том зале. Бесит как! Я же голодна и, наверно, сейчас съела бы мамонта. А ещё я не сдержала обещание и теперь Император казнит меня за то, что я не вернула королевского сына на Гагамелию.

 

– Орли, что ли? – засмеялся Джату, прекрасно помня по рассказам фригантийцев, что у Императора никогда не было детей. – Орли спит и видит, как бы свалить отсюда. У тебя бы всё равно ничего не вышло бы.

 

– Почему ты заступился за меня? – внезапно спросила девушка, прекратив массаж, и на этот раз не отвела взгляда, медленно осматривая лицо юноши, постепенно спускаясь всё ниже и ниже.

 

– Играл в злого и доброго колдуна, – хмыкнул Джату, тоже рассматривая незнакомку. «А она непроста». Он стрельнул глазами и отвёл взгляд.

 

– Абсурд. Даже в сказках такого не бывает, – её взгляд добрался до его губ.

 

– Колдуны бывают с чистой душой, – одновременно проговорили они и улыбнулись.

 

– Это ты с чистой? – хихикнула Николь, резко посмотрев Джату в глаза. – Нонсенс!

 

– Зачем смеешься? Ты мне не веришь?

 

– Мне смешно не поэтому. Я мысли читать умею, – объяснила девушка, слегка краснея. «Какие глаза! Столько боли и тоски в них! Наверно много пережил!». – И чувствую, когда читают мои. А ты всю дорогу только этим и занимаешься.

 

– И ты туда же? – присвистнул Джату.

 

– А кто ещё?

 

– Валисан. Но у него магия покруче твоей будет. Он же всё про тебя узнал. И заметь: сделал это абсолютно легко.

 

– Как? Он так быстро ушёл. Я подумала, что он не хочет узнавать: кто я.

 

– Он всё сосканировал с тебя и вывел вот на этот экран, – юноша отклонился, показывая. – Я тоже прочитал. Ты - Николь Фебарон, 17 лет, одна из похищенных Улафом, имя твоё в лаборатории было - Нанда Карсен, целый год работала на рынке Гагамелии, продавая глиняные горшки, а последние несколько дней пыталась работать агентом, ловко втесавшись в доверие к Императору. Полетела за Орли, собираясь его вернуть, только у тебя ничего не получилось.

 

– Вот как! Валисан тоже был похищен?

 

– Это сын Улафа, – сказал Джату, внимательно наблюдая за взрывом эмоций на лице Николь. По всему она не ожидала такого ответа. Этот ответ расставил кусочки пазла по местам.

 

«Так вот почему я его знаю! Так вот оно что! Как же бесит! Валисан! Вот его имя!».

 

– Чтооо? Боги! Я не признала его. Я часто видела мальчишку Улафа. Он так повзрослел…, – она подалась назад и, дойдя до стены с картиной, остановилась. «Вот это номер! Смутные догадки оказались вовсе не догадками, а правдой. То-то мне стало так легко на душе, словно я старого знакомого встретила. Теперь мне всё ясно с собой. Это он, тот, кто меня спас». – Я не признала его, – воспоминания потекли рекой. – Ему никогда не позволялось играть с нами.

 

– Улаф обучал вас магии, а ему дал нечто большее, чем просто знания. Я не знаю точно, чем он владеет, но сегодня он меня поразил. Вы только вместе сила. Валисан же сам по себе.

 

– Ты откуда знаешь? – испуганно спросила Николь, поднеся руку к груди. Сердце усиленно билось. «Что такое?».

 

– Я умею логически мыслить и складывать картинки-пазлы, – улыбнулся Джату. – Пойдём, я накормлю тебя.

 

– Не боишься, что я сбегу? – девушка поднесла руки к груди.

 

– Нет. Ты не за этим сюда пришла, чтобы убегать. Кроме того, тебя ждёт арест там – за стенами космолёта Валисана. Хочешь туда? – Джату сделала паузу, внимательно наблюдая за глазами незнакомки. – Я же знаю, ты будешь казнена там. Задание провалила. Орли не вернула. Точно арест.

 

– Ты такой… такой…

 

– Какой? – пристально посмотрев на Николь, Джату отвёл взгляд.

 

– Заботливый…, – засмущалась Николь. «Он милый. И совсем не похож на колдуна. Уж я-то их насмотрелась на Гагамелии. У них взгляд пронизывающий и глубокий. Все мысли готовы вывалить наружу, расчленить и съесть живьём. А у Джату такой грустный вид. Наверно он пережил некую трагедию».

 

– Никакой трагедии.

 

– Ты всё ещё читаешь мои мысли? – Николь покраснела. Поднесла руки к щекам. – Нельзя так. Я же о тебе думала.

 

– Больше не будешь, – юноша указал ей на коридор и, когда она вышла, отправился следом за ней.