На площади – своеобразном перекрёстке между пятью длинными рядами - толпился народ - покупатели, разношерстно одетые. Продавцы также побросали продавать свой товар и стояли рядом, смешиваясь с обычными людьми. В центре на импровизированном троне, сооружённом из старого стула со сшитой из разномастных кусков ткани накидкой, сидела рыжеволосая красотка. Она закинула ногу на ногу и с загадочным выражением точёного личика проникновенным голосом рассказывала историю.

 

– Он был так божественно красив. Его длинные белые волосы, чуть завиваясь на концах, – томно рассказывала она, – опускались на грудь. Красно-золотой мундир пах богатством. Принц стоял, расставив ноги и сложив руки на груди. А его волшебно-красивые глаза устремились на девушку, полулежащую на широкой кровати. Немного помолчав, он произнёс…, – девушка театрально замерла, сделав длинную паузу.

 

Толпа подалась вперёд, боясь пропустить хоть слово из того, что скажет сказительница. Они боялись издать хоть звук. Поэтому на площади царила тишина. И только голос девушки то затихал, то становился громче.

 

– Что?

 

– Что? Не томи? – заволновались рядом стоящие девушки, с ног до головы задрапированные в паранджу. Только раскосые глаза внимательно смотрели на рассказчицу.

 

Николь помолчала, специально создавая напряжение. Потом хитро усмехнулась, осматривая таинственных женщин, и выпалила:

 

– Я сделаю тебя королевой…

 

Толпа восторженно охнула.

 

– Она, она что ответила? – спросил фригантиец, стоящий напротив рыжеволосой. Он, не пропускающий ни один рассказ, очень радовался, когда девушка начала очередную историю. – Ну что?

 

– Подождите, – девушка выставила руку вперёд. – Всему своё время.

 

Она собралась, вошла в образ и продолжила:

 

– Я сделаю тебя королевой. Сказал принц Ману и, пользуясь молчанием Светлолики, медленно начал двигаться вперёд.

 

– Ой, сейчас всё случится, – не удержалась одна из дам, испуганно посмотрев на свою подружку. Та подняла руку вверх, показывая, чтобы та больше не говорила ни слова.

 

– Он шёл, не переставая слушать своё громко стучащее сердце. Тук-Тук. Тук-Тук, – девушка изобразила жестом, как оно могло стучать и, осмотрев толпу, продолжила. – Я сделаю тебя королевой. Опять произнёс он и добавил: Если ты поцелуешь меня.

 

– Поцелуешь? – толпа охнула и начала прыгать и веселиться.

 

– Да! Она заставила его влюбиться в себя.

 

– Ну и хитрая же бестия.

 

– На то она и дочь самого колдуна. Они ж прекрасно это умеют.

 

Кричали то тут, то там.

 

– Не надо быть дочерью колдуна, чтобы не уметь соблазнять противоположный пол, – сказал худощавый беловолосый старец, на две головы возвышаясь над толпой. Толпа удивлённо расступилась. Старец, опираясь на посох с набалдашником из кости пумодракона, уверенно прошёл внутрь круга и остановился напротив Николь. – Пожалуйста, рассказываете дальше. Мне было не слышно за плотным кольцом любопытствующих и я решил пройти внутрь, чтобы ещё раз насладиться вашим ангельским голосом.

 

Николь хихикнула в кулачок и, покраснев, закашлялась.

 

– О, дитя, я совсем засмущал тебя. Прошу прощения. За это… за то, что вы закончите очередную интересную историю – прошу хэпиэндом, – подмигнул он ей, – я дарю вам тридцать золотых монет.

 

Толпа ахнула, во все глаза уставившись на незнакомца. Откуда ни возьмись в его руке оказался мешочек, вышитый серебряной ниткой. Незнакомец положил его на колени Николь и произнёс:

 

– Я много раз слышал ваши истории и каждый раз поражался вашему актёрскому мастерству. Вы так хорошо изображаете всех действующих лиц, что я забываю про все свои болезни, про то, кто я и куда держу путь…

 

– Спасибо вам, – засмущалась Николь. И, глубоко вздохнув, сказала: – Я готова продолжить.

 

Старец кивнул, медленно отходя в толпу.

 

– Мы остановились на том, как принц подошёл к принцессе и…, – напомнил Николь стоящий рядом черноволосый фригантиец. – Она его поцелует?

 

– Слушайте. Принц подошёл к роскошной кровати и медленно сел на самый край. Ты не боишься, - спросила принцесса, - что мой отец зайдёт и смешает весь праздник? Принц посмотрел на дверь, затем перевёл взгляд на принцессу. О, нет, моя дорогая, Светлолика. Рядом с тобой я не боюсь никого.

 

– Какой смелый принц! – покачала головой одна из товарок. – Мне бы такого где найти.

 

– Помолчите… пожалуйста, – шикнула на неё стоящая рядом пожилая дама – продавщица кондитерских изделий. Сегодня она продала всё, что сотворила вчера своими руками, и теперь со спокойным сердцем слушала девушку.

 

– Принцесса посмотрела на него и приблизилась.

 

– Неужели поцелует? – сложила у груди руки одна из подружек продавщицы, восторженно наблюдая за развитием сюжета.

 

– Принцесса нагнулась к его губам… и…, – девушка специально делала паузы в нужных местах, чтобы накалить атмосферу. Толпа превратилась в слух. Даже недавний вор, таскающий товар с витрин, остановился послушать рассказ и совсем забыл: зачем пришёл на рынок. – Она поцеловала его. Томно, страстно. Один раз, второй, третий.

 

– Ааааах, – закричала толпа, оглядываясь друг на друга. Вор сложил всё наворованное назад на прилавок. Вздохнул и услышал: – Наконец-то девушка победила.

 

– Принц обнял её и сказал: теперь ты моя… навеки…

 

Толпа зааплодировала. Николь поднялась и всем поклонилась. Люди бросали монетки или просто пожимали руки, глядя в глаза. Все так были заворожены неожиданной развязкой, что не находили слов описать свой восторг.

 

– Николь, – фригантиец Лулу приблизился.

 

– Что-то случилось? Ты опять недоволен рассказом?

 

– О, нет, что ты! Я тут кое что узнал. Тебе понравится, – он схватил её под ручку и потащил прочь с площади.

 

Очутившись между пустыми рядами, он быстро проговорил:

 

– Император объявил розыск того, кто отправится искать сына Режиссёра.

 

– И? – во все глаза уставилась на него девушка, с замиранием сердца ожидая, что он ответит. «Да!!! Наконец-то! Это тот самый шанс, когда я смогу покинуть планету и присоединиться к одному из потерянных друзей. А потом… потом найду остальных и соединю их».

 

– Ты не слушаешь меня? – фригантиец потряс девушку, удивлённо уставившуюся на него.

 

– Извини, Лулу. Я задумалась слегка. Что ты узнал ещё?

 

– Я же всё уже рассказал, – с раздражением выпалил он и вздохнул. – Ну ладно. Только потому, что это ты – Николь, я расскажу заново. Тебе сегодня надо пробраться во Дворец и настоять на том, чтобы тебя взяли в агенты. Я знаю, что у тебя это получится лучше всего. Видел, какие красивые истории ты умеешь сочинять. Значит и эта ложь у тебя получится.

 

– Ну ты и…

 

– Кто? – Лулу убрал руки с плеч девушки и упёр их в бока. – Говори!

 

– Самый лучший, самый восхитительный, – елейным голосом начала Николь, поставив свои руки на пояс, – самый добрый и заботливый среди всех…

 

– Заканчивай! Я так и умереть от зазнайства могу.

 

– Ты, Лулу, не такой! Так что ты всерьёз думаешь, что я гожусь на эту роль? «Ну и зачем я его спросила? Уверена, что он скажет «Да»? А если скажет – «Нет», «Нет, я пошутил»?».

 

– Конечно. Но тебе не стоит медлить. Быстро переодевайся и иди выясняй: как тебе во Дворец пробраться.

 

– Может ты подскажешь?

 

– Я не обладаю фантазией, к сожалению. А ты умеешь. Умеешь так запутать человека… Как же я счастлив, что ты все эти месяцы находилась среди нас. Ты научила меня проще смотреть на мир, – неожиданно закончил он.

 

– Что с тобой?

 

– А то, что мы больше не увидимся. Всё! – он смахнул предательскую слезу со щеки и отвернулся. – Быстро беги в лавку, переодевайся. Я купил тебе кое-что. И, не теряя времени, отправляйся. Уверен, это то, что тебе хочется. Твоя заветная мечта. Прощай!

 

Лулу резко развернулся и в три прыжка скрылся из вида.

 

– Бесит! – Николь медленно пошла вдоль прилавков, слыша позади себя шаги и довольные разговоры покупателей и продавцов. – Как же это бесит! Какое-то двойственное чувство: с одной стороны я очень привязалась к этим двум позитивным фригантийцам, а с другой – мне надо исполнить своё задание, свою мечту.

 

Она резко остановилась.

 

– Решено! Больше ни минуты не теряю! – Николь ускорила шаг.

 

 

 

Девушка, одетая в запыленные кожаные брюки и широкую блузу с непонятным рисунком, скрывающую всё, что только можно скрыть, спряталась за кустом, мысленно сконцентрировавшись на движущейся цели. Она сложила руки наподобие бинокля и наблюдала за дорогой.

 

Человек в длинном жёлтом халате, украшенном стразами с дорогими каменьями, и кирпичного цвета чадре спешно вышагивал по пыльной насыпи. Руки его безвольно висели вдоль тела, а голова была склонена на грудь.

 

– Маг Калистрат ибн Гриндмаджик, – узнала она, вспомнив, что не далее, чем позавчера продавала ему на рынке - где у неё арендована лавка - большой расписной горшок. Он был так любезен и вежлив, не в пример тому народу, что постоянно шатается по рынку туда-сюда и не обладает культурными манерами, что пригласил её на воскресный ужин. – Куда же он так торопится? – рыжеволосая красотка включила чтение мыслей. «Хорошо, что я отказалась от ужина. Чувствую, скоро меня ждут приключения и мне просто необходимо быть рядом со Дворцом. Голова придумывай!».

 

– «Столько дел! Зачем Арсера меня вызвал? Что за срочность, в конце концов? Нет, стар я уже стал для бесконечных перелетов. Погода такая жаркая. А до космолёта ещё так долго идти. Что ж пора на пенсию. Слетаю в последний раз и напишу увольнительную. Неужели без меня не могут разобраться?».

 

– Торопится на космолёт. Нет, мне он не сгодится, – девушка сдула рыжую чёлку с лица и «биноклем» поискала другую жертву.

 

Навстречу магу по дороге передвигалась процессия: высокий молодой человек в длинном белоснежном халате, расшитом золотом, шёл под ручку с худощавым старцем, а за ними человек двенадцать одинаково одетых придворных мудрецов в длинных тёмных халатах и разноцветных чадрах. Высокий вышагивал, весь погруженный в обдумывания незримой проблемы. Он прошёл мимо мага. Напряженное лицо его казалось окаменевшим. Поравнявшись с Калистратом, процессия почтительно склонилась. Кагула сделал два шага и лишь потом сообразил, что не слышит шагов за ним. Он остановился и, увидев мага, дотронулся рукой до тиары. Маг сделал такое же движение рукой и изобразил поклон до земли. Шевеля губами, путники выпрямились и разошлись, отправившись каждый в свою сторону.

 

– Кто это? – заволновалась Николь, глубже спрятавшись за кустом. Она подключилась к голове высокого человека в тиаре, приготовившись слушать его речи.

 

– «Почему я молодею? Так ведь и ребёнком недолго стать. Вот ведь незадача! И угораздило же меня попасть в руки того колдуна! Как же я теперь государством буду править?».

 

– Император! – неслышно присвистнула Нанда, довольная собой. – Вот ты-то мне и нужен.

 

«Какой симпатичный!» Ахнула она, осматривая приближающегося к ней юношу.

 

– «Ещё этот конкурс… Как же достало-то всё! Они не верят, что я Император. А как я докажу? Я же ничего не помню о себе старом. Скорей бы найти сына Режиссёра. Пусть заменит меня и дело с концом. Буду на космолёте на другие планеты летать. Хоть поживу в своё удовольствие. Так о чём это я? Ах, да… Поиск агентов-розыска объявил… Хоть бы кто-нибудь пришёл. Эх, тяжела судьба обычного короля». Император тяжело вздохнул, проходя мимо куста с прячущейся там девушкой.

 

Она разочарованным взглядом проводила его, а затем его двенадцать подчиненных, отмечая их сосредоточенный вид.

Николь ненадолго задумалась, вспомнив одну сцену из прошлого. Она увидела себя на базаре в ясный и солнечный день. Вокруг галдели покупатели и продавцы. Девушка стояла у прилавка, заметив, как мимо прошёл, одетый в королевские одежды, веснушчатый юноша.

 

– Смотрите, смотрите сын Режиссёра пошёл, – женщины высовывались из-за прилавков, наблюдая за перемещением Орли.

 

– Какой красавчик, – раздавалось со всех сторон.

 

Люди побросали свою работу – не часто можно увидеть в таком месте особу приближенную к Императору – да что там говорить: почти новый Император. Они смотрели вслед юноше, жалея, что не могут подойти и запросто заговорить с ним. Каждый думал об одном и том же: как бы было прекрасно, если бы сын Режиссёра обратил на них внимание и одарил богатством и высоким положением в обществе. Каждая девушка тайно мечтала выйти за него замуж и изменить свою бедную жизнь на такую недоступную и далекую от них.

 

– Орли? Кто это? – фыркнула рыжеволосая красотка, вытирая руки краем фартука. Не сводя взгляда, она наблюдала, как юноша разговаривает с пацаном, подавшим ему золотую монету.

 

– Ты что? – с ней рядом стоял фригантиец Лулу в красной гагамельской юбке и косынке, повязанной на голове словно обруч. – Это же сын Режиссёра, – он обратил к ней заинтересованное лицо. «Не может быть такого, чтобы кто-то в Империи не знал сына Самого. Она прикидывается или действительно не знает?».

 

– Он хорошенький, – девушка по имени Николь прижала к себе глиняный горшок, который до этого начала протирать от пыли.

 

– Даже не мечтай о нём, – заметил второй фригантиец, высунувшись из-за прилавка. – Ты – безродная торговка, нищенка, а он - особа голубых кровей, сын помощника императора. Он даже не взглянет на тебя…

 

– Спасибо, Нану, что напомнил, – окрысилась Николь. – Но это совсем не так. - «Он будет моим, если я того пожелаю!».

 

– В народе говорят, что Режиссёр наш Император. – Лулу напомнил всем популярный слух.

 

– Говорят. Много они чего говорят, – заворчал Нану, бросая косые взгляды на друга. – А ты выброси Орли из головы, – словно её отец, начал он. Фригантиец взял её за плечи, собираясь развернуть к себе, но потом передумал. – Он никогда не будет твоим.

 

– Вот увидите. Будет, – мечтательно заявила девушка, разглядывая остановившегося в паре прилавков от них богато одетого юношу. Орли разглядывал экзотических птиц, задумавшись о том, что его теория, обнаруженная в книге, работает.

 

Николь распахнула глаза. «Орли и Джена – это один и тот же человек? Интересненько. Как я раньше это не осознала? Бесит! Успокаивает то, что хоть одного поймала. Это мой счастливый случай. Я обязательно стану агентом и проникну в их ряды. Орли, берегись! Ты будешь моим!».

 

 

 

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало