Тони, засунув руки в карманы синих брюк, проходил мимо стоящего в дверях каюты Лари, совершенно его не замечая. Он так погрузился в обдумывание сложившейся ситуации, что не слышал ничего вокруг.

 

«Пора проверить кое-что». Лари кивнул собственным мыслям и решился.

 

– Ола! – выкрикнул он. – Ола, постой!

 

Капитан остановился, вернувшись из задумчивости. Ему показалось, что кто-то зовёт его. Он прислушался.

 

– Ола! Это я тебя зову.

 

– Что? – Тони обернулся. Перед его глазами появился мужчина с лопатообразной бородой, растрепанными волосами и плеткой в руках, постепенно преобразившийся в фригантийца. – Лари? – он поморгал, не веря своим очам. – Как ты меня назвал?

 

– Ола, – повторил Лари уверенным тоном, начав сканирование.

 

«Ола, когда ты научишься слушаться дядю Улафа? Ну-ка, иди сюда, сорванец». Мужчина ударил плеткой о пол, призывая непослушного.

 

– Я к вам не пойду, – услышал Тони собственный голос, такой испуганный и неуверенный.

 

– Ещё как пойдешь. Я новый опыт придумал. Ты прямо сейчас пойдешь в лабораторию.

 

– Тони, очнись!

 

Тони вздрогнул, почувствовав руки Лари на своих плечах. Он открыл глаза и уставился в сводчатый потолок коридора. Юноша лежал на полу, ощущая под собой жёсткость и холод. Фригантиец тряс его и хлопал по щекам, пытаясь вернуть в сознание.

 

– О, глаза открыл! Что происходит? Что ты видел? «Что я натворил? Похоже, я заставил его вспоминать то, что было заблокировано. Он точно был в той лаборатории. Какой же я недальновидный. Нельзя так рисковать самым главным человеком на корабле».

 

– Я что-то видел… Но это не мои воспоминания, – воскликнул Тони, пытаясь подняться. Мышцы не повиновались ему, оставаясь недвижимыми. «Что со мной? Я не могу пошевелить даже рукой?». – Зачем ты назвал меня Ола? Я же не Ола!

 

Лари схватил его за руки и помог присесть. Юноша ощутил головокружение. «Да что это такое со мной?». Руки и ноги кололо словно иголками.

 

Фригантиец отодвинулся, продолжая наблюдать за мыслями друга. «Что же теперь делать? Защита сорвана, теперь он начнёт вспоминать. Неизвестно вообще что происходило в той лаборатории и что ужасающего может раскрыть разблокированная память. Какой же я беспечный! Как же вернуть всё назад? Моя шутка может мне дорогого стоить».

 

– Кто такой Ола? – капитан протёр лицо краем рукава.

 

«Придется рассказать. Какой я олух! Даже легенду не придумал!».

 

– Это ты, – тихо проговорил фригантиец, сожалея о содеянном. «Кари же не зря предупреждал, словно осведомленный о последствиях. Какой же друг после этого, если решился на Тони проверить свою теорию!». – Ола Андерссон.

 

Вспышка разрезала коридор. Бородатый мужчина вновь появился перед глазами радвейца.

 

– Я не Ола. – Тони провёл рукой перед глазами, отгоняя видение. – Но этого мужчину я помню. Его Улаф зовут.

 

«Совсем хорошо. Он даже имя того датчанина помнит. Что же я натворил?».

 

– Пойдём со мной. – Лари помог другу подняться и, заведя Тони в свою каюту, плотно закрыл дверь.

 

Затем сопроводил капитана до кровати и помог сесть.

 

– Если ты помнишь Улафа, то ты точно Ола Андерссон. – «Что я делаю? Кари мне этого не простит. Но уже поздно. Я уже начал. Теперь надо выбираться из создавшейся ситуации». – Сиди. Собираюсь рассказать тебе то, что недавно нашёл.

 

Тони удобно устроился на кровати, борясь с ощущением раздвоения личности. Воспоминания всплывали одинокими картинками, никак не связанные между собой. Он обхватил голову руками, словно это могло помочь остановить их поток.

 

– Я нашёл ноутбук Сафродо. И подключился к Вселенской базе данных. Моё любопытство сведёт меня с ума. Прости меня, пожалуйста.

 

– Простить за то, что ты разблокировал воспоминания? Да я этого не просил. Но теперь мне самому интересно. Давно хотел узнать: кто я такой. «Что же голова-то так разболелась? Это же мешает соображать. Вот ведь незадача». – Так что ты там прочёл? И кто ещё в курсе произошедшего?

 

– Вариан и Кари. – «Может помочь ему с больной головой? Внушить, что она не болит?» – Пожалуйста, не сердись. Я плохой человек. Я не думаю о последствиях. Единственное, что меня может оправдать, это то, что я раскопал причину, по которой лаборатории объявили охоту на нас. Им не только Макс нужен.

 

– Что ж ты за человек? – Тони вздохнул. – Рассказывай, давай: что ты там откопал? И по порядку. Не надо скакать с одного на другое, – капитан залез на кровать с ногами, ожидая долгий рассказ.

 

Лари поставил стул спинкой вперёд и уселся, положив голову на верхнюю перекладину. Он незаметно внушил Тони отсутствие головной боли, дождался, когда друг уберёт руки от головы, и начал говорить:

 

– Ты ведь простишь меня? Я такую кашу заварил… Теперь абсолютно все из шестёрки начнут вспоминать прошлые события…

 

– Кто именно? – встрепенулся Тони, отметив отсутствие головной боли. «Куда она делась? Только что мучила меня». – Трое уже вспоминают. Теперь я пополню их ряды.

 

– Тармо, Манилли, Вариан, Орли, Макс и ты. Джату не в списке. Согласно информации из базы данных, вы все около десяти лет содержались в тайной лаборатории на Земле. Вы все были похищены в возрасте 5-6-ти лет и находились под воспитанием Улафа Эль-Фаргуссона. Чтобы никто не догадался, что вы украдены, в это время на ваших планетах жили клоны. Потом они были уничтожены. Но перед этим вся память была передана каждому из вас.

 

– Ты хочешь сказать, что все мы были когда-то украдены, потом возвращены назад, а наши воспоминания были заменены другими? Это же полный абсурд. Как это вообще возможно сделать? – внезапно перед глазами юноши появилась белая лаборатория и люди в белоснежных халатах. Они склонились над ним, обеспокоено произнося разные фразы, значения которых Тони не понимал. Картинка померцала и исчезла.

 

«Это же операционная… Что я там делаю?» Тони побледнел, чувствуя, что замерзает. «Может, Лари забыл выключить вентилятор? Поэтому мне так холодно». Попытался объяснить он своё состояние, крутя головой в поисках источника холода.

 

– Если хочешь, я могу заблокировать твои воспоминания, и они больше никогда не помешают тебе? – предложил Лари, видя, что Тони совсем плохо. Он видит что-то, что не получается увидеть фригантийцу. Он тщетно пытался подключиться к образам, но не смог.

 

– У меня нет слов, – юноша откинулся на спинку кровати, продолжая говорить. – Зачем ты перевернул весь мой мир? Как я теперь смогу с этим жить? Меня преследуют образы. Теперь я верю Максу… верю тому, что он говорил об этом процессе… Этот процесс слишком чудовищен, чтобы пожелать кому-то его пройти.

 

– Тайна, отложенная на потом, всегда лучше, чем раскрытый секрет и пустой сундук из-под сокровищ. Конечно, я знал, что найденное знание, может взорвать любой мир. Но ты сильнее Макса. Ты быстрее сможешь справиться с этим.

 

– Какой ты проницательный, Лари, когда это не касается тебя самого, – нахмурился юноша. «Сильный я, как же! Был сильным… но это мелькание теперь будет сильно нервировать и отвлекать». – Значит, раз я сильнее, ты решил на мне проверить свою замечательную теорию? – взорвался он, не зная, что ещё добавить. – «Слов нет. Где я жил все эти десять лет? Почему нас собрали вместе? Согласно базе, мы все… здесь… на корабле…». Внезапно его осенила поразительная мысль. «Нас всех собрали здесь не просто так. Зачем? Чтобы уничтожить всех сразу? Я просто обязан обязательно разгадать сей секрет».

 

«О чём это он думает? Я-то всё ещё здесь. Я просто не позволю плохому случиться с нами. Как бы ты не утверждал, я не сделал ошибки. Лучше знать: кто ты. Тогда мы сможем найти решение и спасительный выход. Нельзя позволить схватить нас всех. Уму непостижимо! Они являются неким секретным проектом. Тони не простой юноша, которому - с чего бы это? - поручили работу агента-спасателя. Я обязательно докопаюсь до истины». Пообещал себе фригантиец, рассматривая задумчивого капитана, с отсутствующим взглядом уставившегося куда-то сквозь него.

 

– Прости меня, – голос фригантийца свалился на шепот, – пожалуйста. Это нельзя простить, но лучше знать: кто ты такой на самом деле, чем узнать от чужих людей. Что, если нас схватят? А мы даже не будем знать: против кого нам сражаться?

 

– Нас никто не схватит, – махнул рукой Тони, чувствуя подкрадывающуюся к горлу тошноту. «Теперь я хорошо понимают Макса, и даже Джату. Может, я радовался, когда видел их в таком положении? Вроде нет… За что же тогда мне такое наказание?». – Мы летим домой и уже скоро будем на Радвее, в моём доме. Что нам может угрожать? Ничего.

 

– Ты оптимист. А я после того, что узнал, уже ни в чём не уверен. Их слишком много. Что мы сможем сделать, если они одновременно на нас нападут?

 

– Что теперь намерен делать? – грозно спросил Тони, подавшись вперёд. Его глаза сверкали огнём ненависти, внезапно появившейся из ниоткуда. – Заварил кашу, теперь собираешься рассказать обо всём остальным? – капитан уставился на молчавшего, не сводя взгляда с серых глаз.

 

– Вижу: тебе трудно простить меня…

 

– Причём тут прощение? – Тони вскочил. – Я спрашиваю: что ты намерен делать с остальными? Или ты ограничишься экспериментом со мной?

 

Лари закрыл лицо рукой, обдумывая, как ответить. Впервые в жизни он испугался гнева капитана. «Он же не может просто взять и выгнать меня с корабля?».

 

– О чём это ты думаешь? Зачем мне выгонять тебя?

 

– Ты что? Мысли мои читаешь?

 

– Значит, тебе можно меня читать, а мне нельзя? – Тони засмеялся. «Вот наивный. Я же понял это с самого начала. Решил меня посканировать и думал я ничего не узнаю». – Ты же не раз уже пытался. Я это видел, но позволял тебе. Что ты за человек, в самом деле? Ты даже не можешь понять, что у нас проблема! Я не хочу, чтобы другие мучились так, как я, или как Джату с Максом.

 

Лари замер, боясь произнести и слово, боясь задышать, когда нельзя, боясь пропустить хоть слово из речи друга.

 

Капитан подошёл к импровизированному окну и повернулся к фригантийцу.

 

– Лари, перестань корить себя за содеянное. На самом деле я благодарен тебе за то, что ты так любопытен.

 

– Правда? – фригантиец, не ожидая такого откровения друга, медленно поднял глаза. Заметив его спокойный вид и улыбку на лице, перевёл дух. – Ты, правда, считаешь, что я прав?

 

– Картинка упорно не хочет складываться. Я прошу тебя, Лари, помочь мне.

 

– В чём помочь?

 

– Сафродо. – Тони потёр виски и, вздохнув, решил раскрыть то, что его давно мучает. – Мне давно не даёт покоя не складывающаяся в целое разбитая на куски картина. У меня есть подозрения, что Сафродо ведёт двойную игру и в реальности он - не та личность, за которую он так старается себя выдать. Обрывки фраз, жесты, поступки, то, что он недосказывал нам информацию, а порой и вводил в заблуждение, говорит о многом. А теперь ещё и это. Я ещё не совсем уверен… мне нужны доказательства... Прошу тебя помочь мне в этом. У меня стойкое убеждение, что нас собрали здесь не для спасения Макса…

 

Лари замер, пытаясь осмыслить последнюю фразу. Холод, возникший откуда-то снизу, стал подниматься наверх, парализуя и заставляя впадать в панику. Информация, что Тони выдал, полностью подтверждала его догадки. Он тоже подозревал Сафродо, а после последней находки, уверовал в то, что всё происходит неспроста.

 

– Тони, ты не одинок в своих подозрениях, – еле выговорил он, внезапно почувствовав сухость во рту.

 

– Похоже, у нас другого-то пути просто нет. Пойдём в столовую. Соберём всех. Ты расскажешь обо всём, ничего не утаивая.

 

– Я? – Лари не на шутку испугался.

 

– Что испугался? Со мной не страшно было эксперименты проводить?

 

– Ничего я не испугался, – он поднялся, чуть не уронив стул. Впервые он ощущал себя учеником перед разгневанным преподавателем. «Давно это было. Я уже забыл, что учился, но чувства возродились, словно это произошло вчера».

 

– В следующий раз, когда найдёшь шокирующую информацию, прежде чем пугать, советуйся со мной. – Тони направился к двери. Схватившись за ручку, он обернулся. – Что ты стоишь? Я уже сгораю от нетерпения. Надеюсь, убийц среди нас больше нет?

 

– Нет, – прошептал Лари, ощущая отрицательную энергию, идущую от Тони. «Что с ним происходит? Почему он не может контролировать свои способности? С чего я так боюсь смотреть на него?». – Почти все из королевских семей. Кроме тебя и Вариана.

 

– Там написано: из какой я семьи?

 

– Нет. В твоём досье даже графа такая отсутствует.

 

– Да кто же я? – заулыбался Тони, открывая дверь. – Идём. Я не сержусь на тебя. Да, – он резко обернулся и, приблизившись к фригантийцу, сказал, смотря в его серые глаза: – Не переживай по поводу того, что я могу тебя легко выгнать. Я никогда не прогоню тебя. Ты - моя правая рука. Я уверен в тебе на 105 процентов. Ты никогда не предашь меня и поэтому я абсолютно спокоен.

 

– Спасибо за доверие. Но Али с Кари… как же они? Они больше заслуживают тв…

 

– Как ты не уверен в себе! – покачивая головой, перебил его капитан. Затем, не моргая, уставился на друга. – Что бы ты ни делал, я знаю, что ты никогда не навредишь мне; что ты во всех ситуациях на моей стороне…

 

– Как, впрочем, и остальные. Ты подобрал команду единомышленников. Здесь каждый спасёт тебя от беды, если вдруг она придёт. Моей заслуги ни в чём нет. Твои слова можно обратить на любого на корабле.

 

– Я только хотел сказать… – Тони замолчал, обдумывая слова. – … что благодарю судьбу за то, что спас тебя тогда на Гагамелии. Ты лучше всех понимаешь меня, – с этими словами юноша развернулся и быстро выскочил из каюты.

 

– Ой. – Лари сел на кровать. – Зачем он озвучил это? Я же и без него знаю, что он уверен во мне. Зачем столько слов благодарности… Как теперь я жить-то с ними буду…, – справившись с эмоциями, он поднялся, спеша оказаться в столовой и поделиться со всеми тем, что произошло.