Орли стоял на верхней ступеньке перед дверью, ведущей в тронный зал. Он прислонился к периллам и размышлял вслух, пользуясь тем, что, как ему казалось, на лестнице находился один.

 

– Я опять в родном доме. Странные ощущения. Всё здесь изменилось. Кажется стены те же, а чувства - новые. Но я уже не ассоциирую себя с этим местом. Меня уже ничего не связывает с родным домом. Жаль, что нельзя исправить ошибку, совершённую в прошлом. Но вопреки всему я, наконец-то, свободен!

 

Он не заметил, как с верхнего этажа спустился человек, обогнул его и произнёс:

 

– Не будешь ты никогда свободен.

 

Он встал напротив юноши, загадочно улыбаясь.

 

– Вы кто? – Орли уставился на одетого в царские одежды молодого человека с такими знакомыми глазами и несколько помолодевшим лицом. «Я его точно где-то видел, но где?».

 

– Я Император Кагула Джафалма Первый, – спокойным голосом произнёс император. – А ты, верно, Орли Джованэл-Гилани Алуэла?

 

Орли кивнул, рассматривая молодого парня, совсем не похожего на прежнего Императора.

 

– В тебе течёт королевская кровь, а это значит, что ты несвободен изначально. А так как твой отец - в далеком прошлом сбежавший король, а в недавнем - нынешний император, – он покашлял и добавил: – бывший император,… ты просто обязан править. Твой отец некоторое время являлся моим опекуном. А теперь ты должен сменить его на этом посту и стать моим опекуном.

 

– Я так не думаю, – возразил Орли, представляя: как это всё могло быть. «Полная несвобода. Больше никаких путешествий. Загадок. И общения с друзьями. Я буду навсегда привязан к трону и постоянным решениям государственных проблем с многочисленными мудрецами, переходящими по наследству от одного Императора к другому. Вот это жизнь!». Орли мысленно плюнул через плечо.

 

– Ты должен, потому как мне пока нельзя. Возраст 16 лет запрещает править государством и ещё кучу других полезных вещей..., – грустным тоном протянул Кагула, опуская глаза в пол.

 

– Что с Вами произошло?

 

– Слухи ходят, что на меня наложили страшное заклятие. Преступник, сделавший это, благополучно сбежал. Его приглашали для меня, как самого лучшего лекаря на земле. И теперь мы нигде не можем его найти. Что обо мне - теперь я молодею. Врачи ставят, что осталось жить мне от силы два месяца. Так что теперь ты - новый Император Гагамелии. Если согласен, коронацию можно провести уже сегодня.

 

– Я не согласен, – юноша шумно вздохнул. – Я вернулся не для того, чтобы остаться.

 

– Свободная жизнь развратила тебя, – проговорил Кагула голосом, в котором проскочили нотки зависти. – Вот, что делают приключения вне дома.

 

На пять минут установилась тишина. Каждый думал о своём. Император первым прервал её, решившись, наконец, высказать то, чего боялся больше всего.

 

– Тогда тебе просто необходимо при всех отказаться от трона и подписать бумаги.

 

– Я готов, – слишком быстро кивнул Орли, чем удивил Императора. Он с интересом рассматривая его, не веря в происходящее. «Как человек может проживать жизнь вспять? Как он может молодеть, когда должен стареть? Что за проклятье?». – А помочь вам может, если прогуляетесь со мной до космолёта, - Тони.

 

– Тони Лякоста? Как же я сразу не догадался, что ты с ним приехал! Слишком популярное и слишком редкое в этих краях имя, – он дотронулся до носа, уставившись на палец глазами, и произнёс. – А почему бы и нет? Я люблю приключения! Бендомоооор! – зычно закричал он, чуть не оглушив юношу. – Бендомооор!

 

Массивная дверь со скрипом приоткрылась и голова старца высунулась из неё.

 

– Что изволите? – поинтересовался он, подозрительно посматривая на Орли.

 

– Прикажи собрать мне сопровождение из 20 старцев и подготовь моё самое лучшее одеяние, – отдал приказ Кагула. Затем сложил руки на груди и насмешливо уставился куда-то в стену.

 

– Что случилось? – Бендомор переводил взгляд с одного, даже не смотрящего на него, на другого, усмехающегося непонятно чему, словно придумал шутку, но рассказывать её всем пока не готов.

 

– Мы идём в гости.

 

Старец отпустил дверь, служившую ему некой психологической защитой, и вышел на лестницу.

 

– Не понял.

 

– Орли пригласил меня осмотреть его космолёт, – радостным голосом возвестил Император, не меняя ни позы, ни выражения лица.

 

Бендомор повернулся к Орли, хитрым взглядом осмотрев юношу с ног до головы.

 

– Это же не твой космолёт? – наконец выдал он.

 

– Нет. Он принадлежит Ва...

 

– Тем более. Следовательно, резона нет идти туда, – отрезал мудрец, собираясь уходить.

 

– Это приказ императора. Мне нужно прогуляться и обдумать кое-что. – Кагула схватил старца за плечо, взглядом приказывая ему послушаться.

 

– Хорошо. Как прикажете. – Бендомор покорно скинул его руку и скрылся за дверью.

 

– Приказать мне собрать сегодня зал для торжественной церемонии? – Император оказался лицом к лицу с сыном Режиссёра.

 

Орли удалось хорошо рассмотреть молодую кожу и задорно смотрящие глаза. «Кто же так ненавидит Императора, что решился на убийство? Не может быть, что всё это дело рук Сафродо Бюи».

 

– Почему вы меня об этом спрашиваете? Верно, не уверены в моём решении? Но я уже всё решил и обратно не поверну.

 

– Тогда ожидай меня во дворе, – весёлым голосом сказал он, и словно он не правящая особа резво сбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

 

Орли, оставшись один, тяжело выдохнул.

 

– Даже мысли никогда не возникало предаться такой скучной работе, как управление государством, – он медленно двинулся вниз по лестнице. – Прощай, родной дворец! – он провёл рукой по перилам. – Я принц. Я принц. Я принц! – постепенно наращивая громкость, последнюю фразу он прокричал. Металл завибрировал. Эхо повторило его голос, подбросив фразу до самого верхнего яруса. Крича, он смотрел наверх, стараясь увидеть реакцию на его крик. Но никто не вышел. – Всё же интересно, если я принц: почему отец скрывал меня от всех?

 

Он спустился на пролёт вниз.

 

– Эта тайна ушла вместе с ним. А у меня больше нет причин задерживаться здесь надолго и тем более возвращаться, – он толкнул дверь и вышел на яркий солнечный двор.