Зарвакан и Альбиреос сидели в кабинете, обговаривая государственные дела. Впервые после долгой обиды, Альби решился на разговор. Он уже простил то, что сделал заместитель, назначенный им на трон в период его отсутствия. Правитель разложил на столе свиток и рисовал закорючки, пока Зарвакан рассказывал своё видение того, что надо сделать в ближайшее время.

 

Внезапно дверь с шумом растворилась и в ней показался слуга.

 

– Альбиреос! Мой король! – запыхавшись от быстрого бега, Азеркар в мгновение молнии оказался около стола.

 

– Что за спешка? – Альби отложил карандаш и свиток в сторону. – Ты видишь: мы разговариваем!

 

– Та-ам! Та-ам!

 

– Что? Опять Хайфа ди Ламаха поймали?

 

– Нет! – Азеркар справился наконец с дыханием и продолжил. – Поймали, но не его. Какого-то перебежчика, – с испуганным выражением лица продолжал он. – Карбатин Пеплос с его трудягами убирали болота и наткнулись на него. Бородатый, грязный и бормочет что-то непонятное… вас требует. Говорит, что с собой покончит, если вас не увидит.

 

– Хорошо, – бросил правитель, смотря на потирающего бороду Зарвакана. Лицо его было задумчиво, а взгляд направлен куда-то сквозь стол. – Потом продолжим нашу беседу. – Альби повернулся к слуге. – Где он? Веди!

 

– Его в зал к Кунакуде завели, чтобы страху напустить. – Азеркар обрадовался такой молниеносной реакции правителя.

 

– Правильно! Кто это сделал?

 

– Боразон догадался, а Сосо с Интегором исполнили.

 

– Когда придём, напомните потом Интегору, что я премию Боразону за сообразительность выписал в количестве 20 семиукоров.

 

Казалось, Зарвакан так и не услышал то, что сейчас произнес самый главный колдун на Ахеронте. А если бы услышал, удивился какую мизерную премию правитель пообещал заплатить. Только наполовину уйдя в себя, очнувшись и поняв, что задумался, он быстро поднялся и поспешил за остальными в тронный зал.

 

– Ух-ты…, – ухнул слуга, приглаживая повредившийся от быстрого бега наряд. Пригладив все складки, он чуть не упал, налетев на стоящего около стены чертёнка-помощника.

 

– Хорошие дела должны хорошо оцениваться, – правитель довольно огляделся по сторонам. Они уже вошли в коридоры замка и пробирались по ним, наблюдая снующих туда-сюда слуг и охрану. – Что они мечутся, словно переели гороха? – Альби недовольно поморщил носом.

 

– Извините меня, мой господин, – чуть слышно вымолвил чертёнок, знаками показывая «ничего не говори нашему Высочеству». Азеркар кивнул и слуга быстренько удалился выполнять предыдущие поручения.

 

– Учения-с. Вчера опять кто-то Хайфа видел. Прочёсываем каждый закоулок на предмет поиска мест, где можно спрятаться.

 

– Отличная работа, – они вошли в тронный зал с бассейном посередине. Кунакуда недовольно зависла над бедным сжавшимся старцем.

 

Рядом, не отпуская его рук, застыли помощники правителя.

 

– Кхе-кхе, – сказала Кунакуда и расплылась в улыбке. Хозяин уверенным шагом приблизился к ней и заговорил.

 

– Кунакуда, ласточка моя! Тебя сегодня поленцами кормили?

 

– Кхеееее, – закатив глаза, проурчала она и скрылась под водой.

 

– Молодцы. Кормите и дальше. Будет добрейшей души животное. Кто это у нас? – наклонился он над старцем.

 

Перед ним на коленях стоял бородатый мужчина с длинными волнистыми волосами, связанными сзади в хвост. Простой наряд его выдавал бедность и непритязательность. Альби принюхался. Пахло немытостью и соломой, а также болотными травами и протухшей водой.

 

– Почему не помыли его, прежде чем притащить в мои покои? – грозно уставился он на Сосо с Интегором. – Ведь знаете же, как я отношусь к неизведанным ароматам.

 

– Он сопротивлялся и кричал что-то на иностранном языке.

 

– Ты кто такой? – Альби чуть толкнул стоящего перед ним мужчину.

 

– Му-му.

 

– Ну хорошо. – Альбиреос приблизился к Кунакуде, с интересом посматривающей на незнакомца. Она облизывалась и бормотала что-то неразборчивое. – Кунакуда, ты хочешь человечинкой попитаться?

 

– Ууууу, – заверещало животное, ударив по воде лапами. Чёрная вода брызнула на чистый бетонный пол.

 

– Обещаю, если он сейчас не заговорит, я скормлю его тебе на завтрак. Кстати, вот и слуга с поленьями.

 

Азеркар привёз тележку и начал выкладывать гладко обструганные поленья на подставку.

 

– Я всё скажу, – выдал незнакомец, поднимаясь и с ужасом смотря на чудовище. – Не велите ей скармливать. Я скажу, скажу… клянусь.

 

Альби подмигнул Кунакуде, погладил её морду и стал бросать ей в пасть полена. Когда он забросил всё, повернулся к вошедшим. Чудовище зашипело от удовольствия, пережевывая вкусные деревяшки.

 

– Ну и кто тут у нас? – окатив с головы до ног, стоящего перед ним мужчину, правитель поднял глаза на своих подчинённых.

 

Интегор ничего не ответил, крепко сжимая мужчину за левую руку.

 

– Это перебежчик, – помощники оттащили старца подальше от бассейна. Интегор отлично помнил: как она поедала невинных людей, случайно оказавшихся рядом с ней, и не успевших отскочить к стене и спастись. – Когда сегодня болота чистили, поймали. Клянётся, что не предатель и не колдун. Очень не хотел с вами общаться, что-то на своём бормотал, сопротивлялся, но мы настояли.

 

«Странно». Задумался Альби, потирая подбородок. «А Азеркар мне совсем другое сказал. Что скрывают?».

 

– Перебежчик откуда? – не понял Альбиреос и продолжая чесать подбородок.

 

– С другой стороны Ахеронта.

 

– Вот это финт! – воскликнул он, смотря на довольное лицо Интегора. – Дьявол! – Альбиреос начал ходить туда-сюда, что всегда случалось, когда он волнуется. – На другой стороне Ахеронта есть жизнь?

 

– По-видимому, да, – решился подать голос Сотранум. Последнее время одевающийся в неопрятного вида халаты, рядом с перебежчиком он казался его родственником.

 

За дверью раздались возмущённые голоса и вскоре дверь тронного зала распахнулась. Кунакуда удивлённо застыла, высунувшись из бассейна, где всегда жила. В дверь вошли Зарвакан и Аристó, держащий подмышкой папку, с которой никогда не расставался.

 

– Я… мы… живём за болотами… там земля… солнце… рай… Давно живём и никогда не слышали, чтобы за болотами жизнь была.

 

– Забавно-презабавно, – похлопал в ладоши правитель. – Продолжайте.

 

– Как же вы перебрались через глубокие болота? – влез в разговор Зарвакан. Ему не терпелось разузнать то, что никто не знал о своей планете: о жизни за Ахеронтом.

 

– То есть ты утверждаешь, что не колдун? Как же ты тогда через болота перешёл? Они кругом нашей страны на многие километры располагаются.

 

– Легко прошёл, – старец уселся на пол. Нет, это было вовсе не неуважение к Его Высочеству, всё объяснялось просто: стресс от увиденного чудища, поедающего деревяшки, словно они были сделаны из пластилина, и грозного обещания правителя отдать его на съедение, заставил колени дрожать и больше не подчиняться своему хозяину. Чтобы скрыть свой испуг, он опустился на пол, усевшись в позу йога. – Все мы умеем переходить, но на эксперимент только я решился.

 

– На что спорил? – засмеялся Альбиреос, заметно веселясь от одной только мысли, что на другой стороне ещё одна страна и он может завладеть и ею, править двумя странами безраздельно, путешествовать туда-сюда, и наслаждаться сверх интересной жизнью. Он уже начал строить планы, представляя себе: что сделает со всеми живущими там жителями.

 

– На корову.

 

– Что? – Альбиреос как раз проходил рядом со старцем. Он замер, не поверяя своим ушам. Он ясно услышал голос того, кого совсем не хотел слышать в своей голове прямо сейчас, и перед глазами появилась фраза из свитка-приказа Вазиона. «Вам нужно засеять 100 гектаров пшеницей, 100 гектаров – рисом, развести 100 голов рогатого скота».

 

Из водных глубин вырвалась Кунакуда и застыла над своим господином. Старец снова сжался.

 

– Кунакуда, брысь! Я не ругаюсь, а удивляюсь. Всё хорошо, ласточка моя. – Альби кинул ей в раскрытую пасть поленце. Кунакуда не заставила себя ждать, скрывшись в чёрных глубинах бассейна с добычей в зубах. – Что? На Ахеронте водятся коровы? Они же не переносят наш климат.

 

– О! Обижаете, мой господин. Они отлично себя здесь чувствуют только потому, что на нашей половине совсем другая атмосфера… там просто рай, – внезапно старец заговорил мечтательным голосом. – Там всё растёт и цветёт… там никто никого не убивает… как у вас… Переходя по бескрайним болотам, я такого насмотрелся. Трупы кругом плавают… – печально закончил он. Старец посмотрел на Зарвакана, прислонившегося к колонне недалеко от них, и опустил глаза. – В определённом изменённом состоянии сознания я могу идти по воде и нащупывать под ногой кочки. Точнее поднимать землю из-под воды и ступать по ней. Нас около 5 тысяч. Много женщин и детей. Живу там уже давно. Вот, сколько себя помню.

 

– Интересно, – покачал головой Альби, слушая путанный рассказ испуганного незнакомца.

 

Мужчина боялся посмотреть на самого главного на земле Ахеронт, на того, кто к его искреннему удивлению, правит тут почти 300 лет.

 

– Ну, что ж… – задумался Альби, сложив руки на груди. Он сканировал жителя второй половины планеты, пытаясь выяснить: он друг или враг. – Вполне не плохо.

 

– Что там? – решился спросить Сосо Сотранум, стоящий справа от незнакомца. Ему были неподвластны умения правителя по считыванию людей. В эту минуту он завидовал чёрной завистью, желая больше всего на свете оказаться на месте Альбиреоса. «И ничего мне не говорите. Не говорите. Да именно так. Придёт время и вы увидите: кто здесь умнее и сильнее всех. Только вы уже будете так далеко, что даже не догадаетесь, что творится на вашей горячо любимой земле».

 

– Ась? – Альби посмотрел в его сторону и спросил, обращаясь к мужчине: – Вот мне скажите мне – не знаю, как ваше имя, скажите мне: можно ли будет перейти на ту сторону самому и посмотреть – врёте ли вы мне или говорите правду, чистую правду и ничего кроме правды?

 

– Я правду говорю, – упал ниц незнакомец. – Саради-Кола, зовут меня.

 

– Забавное имя, – улыбнулся Альби, отходя в сторону. – Скройся, – приказал он Кунакуде, вновь поднявшейся из бассейна. Та, рыча от недовольства, что её отправили в пучины бассейна, не дав закусить человечинкой, с громким плеском удалилась, чтобы в ближайшее время не появляться вновь. – Поднимитесь, Саради-Кола. Поднимите его!

 

Сосо и Интегор ловко подхватили мужчину и, подняв его, поставили на неслушающиеся его ноги.

 

Альбиреос приблизился.

 

– Я дарую вам жизнь, если отведёте меня туда, где вы живёте.

 

Мужчина задрожал, представляя: как это будет, и вымолвил:

 

– Вы не пройдёте по болотам…

 

– Вот, как ты пробирался сюда, так и я смогу! – воскликнул Альби, теребя подбородок. –Такого приключения у меня ещё никогда не было!

 

– Ваше Высочество, – робко начал Сосо, – вы же не умеете по болотам ходить.

 

– Да что там уметь-то?!

 

– Ваше Высочество, – повторил обращение незнакомец, – я учился ходить по болотам десять лет.

 

– Ох! – охнули одновременно помощники Альбиреоса, чуть не выпустив мужчину из рук. Оба с таким выражением лица уставились на зазнавшегося правителя, что тому должно было бы стать не хорошо. Но не стало.

 

Повеселев, он выдал:

 

– Ве-ли-ко-леп-но!!! – похлопав в ладоши, он отошёл к трону и, усевшись в него, закинул ногу на ногу. – Радуюсь, когда подчинённые так беспокоятся о Первом Человеке на земле! Обо мне! Ха-ха-ха. Вы просто, верно, не знаете всех моих способностей! Я отлично умею ходить по воде.

 

– Но болота не вода, – неуверенно произнёс Саради-Кола. – У нас в селении ходить по болотам умею только я.

 

– Вот и отлично! Быстро расскажете мне парочку трюков и вуаля!

 

– Это опасно, Ваше Высочество! – воскликнул Интегор, всплеснув руками.

 

«Быстрее отправится на тот свет, быстрее я сяду на трон». Порадовался Сосо и украдкой посмотрел на правителя, не читает ли он его прямо сейчас. «Революционные же мысли говорю».

 

– Трюки – это для цирка. А болота – это опаснее цирка.

 

– Мы, конечно, верим в ваши способности, – осторожно начал Сосо, – но не настолько. Говорят, годы тренировок нужны.

 

– Я колдун или кто? – приблизился к нему Альбиреос, сверкая глазами. – Не кажется ли вам, что это лучший способ выяснить мои способности? И потом… вы же сам колдун, должны помнить, что колдуны – не тонут… даже в болотах, – правитель отвернулся и вернулся на трон. Рога, весь разговор бывшие красного цвета, вернули себе белый цвет, а лицо стало спокойным и серьёзным. – Способности-то им зачем по-вашему?

 

– Зачем вам на другую сторону? – спросил Интегор. – Вам не хватает территории своего государства?

 

– Меня всегда интересовали люди, умеющие делать что-то лучше меня, – внезапно выдал Альби. «Тони Лякоста, например. Обязательно выясню: не колдун ли он». Перед правителем всплыла сцена на Вегаламусе и уверенный вид юноши. «Когда он успел обучиться колдовскому искусству? Он же всегда на глазах и даже слухи об его учёбе не ходили».

 

– Давно вы там живёте? – спросил Сосо, закрывая нос платком.

 

– Наши исторические источники говорят – триста лет.

 

– Ооо! – послышалось со всех сторон.

 

«Триста лет… Это когда я на трон взошёл?». Альби поднял удивлённые глаза на перебежчика.

 

– Мне обязательно нужно посмотреть своими глазами…

 

– А вам не кажется, что это ловушка? – выдал гипотезу до сих пор молчащий Аристó. – Он поведёт вас за собой, может быть вы дойдёте в целости и сохранности, а на другой стороне (с вами же никто из нас не пойдёт, вы один пойдёте) он вас просто уничтожит. Никто не знает: правду ли он сейчас вам сказал по поводу их количества. Вы рискуете.

 

– Я всегда рискую. – Альби поднялся. – Не уговаривайте меня, – колдун поднялся. – Я уже всё решил. Хочу своими глазами посмотреть на вторую сторону Ахеронта. Сделаю это, чего бы это мне не стоило! Я не погибну, – он внимательно посмотрел на Сосо, словно знал уже его мысли. Но, так увлеченный тем, что сам увидит: что же там творится, как люди живут, как они выглядят и почему все эти 300 лет он ни разу не слышал о том, что оказывается на Ахеронте есть ещё поселение. «Хотелось бы знать: сколько именно людей там проживают. Почему они не подчиняются мне? Как так вышло? Никто из персонала, учителей, родителей никогда ни словом не обмолвились о таком факте».

 

– Хорошо. Как прикажете, Ваша Светлость, – пробормотал мужчина, с ужасом представляя, что будет, если правитель будет увлечён болотными духами в свои недра. «Казнят. Нет, четвертуют. Меня? Мою семью? Моих людей? Я слишком рисковал, отправившись сюда в одиночку. Но дело сделано. Я уже здесь».

 

– Прямо сейчас подготовьте мне походный наряд, я отправляюсь на болота! Азеркар! – зычным голосом крикнул Альбиреос, подбегая к дверям. – Азеркар! Где этот умник прохлаждается?

 

– Смотри, – Сотранум постучал по плечам мужчины, – если правитель погибнет, отвечать будешь своей головой.

 

«Так я и думал. Интуиция у меня отлично работает. А может не всегда. Где она была, когда я на собрании объявил, что отправляюсь сюда, да причём – один?».

 

– Азеркар! – вдалеке раздавался громкий голос правителя, так воодушевлённого предстоящим походом, что не стал ждать, когда слуга приковыляет, а отправился искать его самостоятельно.

 

Аристó, очнувшийся от своих мыслей, быстрым шагом устремился за ушедшим правителем, помня только одно: остановить его и поговорить о неком секретном деле.

 

– Найдём тебя даже под землей, – грозным тоном вывел Интегор и в душе засмеялся над ситуацией, наблюдая, как старец молнией проскочил мимо него. «Совсем запугали бедного! А не надо было соваться сюда. Такое же самомнение в собственной превосходности, как и у нашего дорогого Альби. Будь он неладен! Как же бесит эта ситуация. Прав был Сосо, говоря, что надо совершить переворот. Хватит уже терпеть этого зазнавшегося выскочу. Поправил 300 лет и буде».

 

Сосо знаками показал приятелю, что надо поговорить. «Эх, Веста, Веста! На кого ж ты меня бросил? Мне бы подзарядиться… поорать на тебя… покомандовать… попить твоей замечательной энергии… а ты теперь с этим выскочкой Тони Лякостой прохлаждаешься! Будь он неладен! Ну, ничего – я придумаю, что сотворить с тем, кто похитил тебя. Ты ему не достанешься. Если ты не принадлежишь теперь мне, ему ты тоже не будешь принадлежать».

 

Так в собственных мыслях, они дождались правителя, успевшего самостоятельно переодеться в костюм из чёрной кожи.

 

– В темницу его пока бросьте, – улыбаясь, вымолвил он. – Чуть позже отправимся. Интегор, Сосо, кому я сказал? Потом ко мне придёте, – он посмотрел на наручные часы, – часика так через два. Мне надо одно дело с Аристó обсудить.

 

– Как скажете, – буркнул Интегор и обратился к Саради-Кола: – Ну-ка, вставай, давай! На новое место жительство отправишься!

 

– Я никуда не пойду. Велите меня отпустить. Мне семью кормить надо.

 

– А не надо было к нам приходить, – пожал плечами Сосо, схватив его за правую руку. – Не приходил бы, горя бы сейчас на знал. – «Жаль, что он не андроид. Эх, Веста, Веста, как же плохо без тебя жить!».

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало