Вокруг вырастал лес деревьев, таких высоких и густых, что они закрыли собой небо. Макс коснулся щекой высокой травы. Очки отскочили в сторону, рюкзак свалился рядом. Юноша повернул голову и словно в тумане увидел рядом с собой девушку, за мгновение до его падения успевшую отскочить чуть в сторону и не дать упасть на неё. Он лежал на мягкой траве, ощутив её неземной холод. Поднявшись, она подошла к нему и положила свою руку ему под голову. Затем с беспокойством посмотрела на него.

 

– Я умер? – прошептал он, внезапно ощутив ароматы леса. Целый букет неземных цветов, оказавшийся около лица, подарил ему свежий запах листвы. Ещё пахло сырой древесиной и лесными ягодами.

 

Тишина стояла такая, что слышно было собственное дыхание. Лес недоуменно осматривал незваных гостей, оценивая их враждебность по лесной шкале. Травинки удивленно пересматривались, наблюдая за раненым незнакомцем и радующейся его спасению девушкой.

 

– Постарайся успокоиться, – девушка улыбнулась. Лицо её озарилось, мерцая и пытаясь исчезнуть. – Всё хорошо.

 

– Кто ты? – прошептал он, чувствуя сухость во рту и нарастающую боль, волнами захватывающую его.

 

– Твой ангел-хранитель. Тихо лежи. Я буду тебя лечить. – Алисия осторожно опустила его голову на траву и вытащила руку.

 

– Я ещё не умер, – непослушными губами прошептал он, но она услышала его.

 

– Ты будешь жить, – уверенно произнесла она, отбрасывая длинную прядь светлых волос, закрывшую пол лица, назад.

 

Усевшись поудобней, она поднесла правую руку туда, где находилась рана, с медленно сочащейся кровью. В ту же секунду ярко-голубой свет ореолом распространился во все стороны. Холодные лучи пытались достать до лица Макса. Он почувствовал, что начинает проваливается в некую бесконечность, которая грозила увлечь его в себя, накатывая витками. К горлу подступила тошнота, свет погас, земля ушла из-под него, и он полетел.

 

«Что происходит?». Вспышки света пробивались через его закрытые глаза.

 

– Открой глаза, – услышал он голос, вернувший его на мягкую траву. – И успокойся. Всё хорошо.

 

Внезапно ярко-голубой свет пропал, а вместе с ним и боль. Перед глазами всё прояснилось. Лежа на траве, Макс почувствовал нереальность происходящего. Словно всё, что происходит, он видит во сне. Вокруг раздавался шепот: растительность шокировано обсуждала между собой произошедшее. Ветки у деревьев шевелились, травинки удивленно покачивались.

 

Юноша осматривал сидящую перед собой нереальной красоты блондинку с глазами - двумя океанами, такими синими, такими зазывающими, что можно было легко утонуть в них прямо сейчас. На ней было красное длинное платье - неприемлемая одежда для блуждания по пустыни, а тем более по лесу - и маленькая сумочка, висящая наперевес.

 

– Где я? Кто ты? – прошептал он, пытаясь пошевелить рукой. Рука легко ответила на приказы, не сопротивляясь. Он удовлетворенно пошевелил второй. «Я жив!». Волна счастья захлестнула его, наполняя и возрождая. «Но… как…».

 

– Я Алисия. Та, кто спасла тебя, – наклонилась к нему девушка, словно сошедшая со страниц модного журнала.

 

Её точеная красота покоряла его. «Красивая из нас получилась бы пара». Макс удивился мыслям и попытался отогнать их от себя. «Как я попал сюда?». Он вспомнил пустыню, неосторожный шаг, человека с оружием и боль, пронзившую его бок.

 

– Я та, что переместила нас в другое измерение.

 

Услышал он голос девушки.

 

– Попробуй подняться. Только медленно, – она ловко вскочила, отряхнула одежду и протянула ему руку.

 

Ожидая ужасную боль, Макс осторожно начал движение, опираясь на её руку, и непонятно отчего ощущая невероятную легкость. Поднявшись, он провел рукой по тому месту, где должна была быть рана.

 

Там её не оказалось.

 

– Что ты сделала со мной? – вскричал юноша, осматривая правый бок. Чистое тело, без ран и даже каких-то намеков, что пуля там когда-то была. Только рубашка с сияющей дыркой, испачканной кровью, напоминала о том, что он ещё не сошёл с ума, и пуля действительно попадала в него. Он поднял на девушку пораженный взор, пытаясь понять: возможно ли это на самом деле или он уже давно умер, и то, что он видит перед собой больше не является реальностью.

 

Она лучезарно улыбнулась, смахнула чёлку со лба, и начала говорить:

 

– Сейчас объясню. Я давно наблюдаю за тобой и за теми, кто следил за тобой. Тебя хотели украсть и вернуть в то место, из которого увезли. Если бы они это сделали, ты бы уже не жил. Ты не нужен был им живым. Случайно я подслушала их план и поклялась себе спасти тебя, – заулыбалась она, видя, что юноша не догадывается ни о чём и верит каждому её слову. «У меня, похоже, получается, спасибо, шеф. Теперь надо насытить его голову образами».

 

Лицо Алисии завораживало, поражая неземной красотой. Словно умелый скульптор, точивший из мрамора скулы, губы и фигуру, наделил её душой и оживил.

 

– Ты просто должен довериться мне. Под моей защитой тебе больше ничего не угрожает. – «Я всё сделаю, чтобы он никогда не узнал: кто я на самом деле». Она вновь улыбнулась такой лучезарной улыбкой, на какую только была способна.

 

Тень сомнения мелькнула в его глазах.

 

– Спасибо, – пробормотал он, шокированный. – Но я продолжаю верить, что я просто сплю. Это не может быть реальностью. Меня никогда не спасали красотки… такие, как ты.

 

«Забавно. Он действительно видит меня красоткой. Вот, что творит преображение доктора Зулуса». Она вспомнила подземный этаж лаборатории и то, как она выбирала фигуры стоящих за стеклом манекенов. «Вот именно таким, такие как я и нравятся. А если б я осталась серой мышкой, он бы даже не взглянул на меня». Алисия скривилась и быстро улыбнулась, желая скрыть то, о чём думает.

 

– Во сне ты чувствуешь боль? – она дотронулась до его носа и снова улыбнулась. «Больше улыбайтесь, – вспомнила она наставления шефа. – Улыбка обезоруживает, заставляя вашего врага забыть об осторожности».

 

– Нет. Это-то и удивляет, – он дотронулся до дерева. – Я чувствую его фактуру, – он провёл рукой по дереву, ощущая шероховатую поверхность, – я ощущаю запахи. Я только не могу поверить в то чудо, что случилось на моих глазах. Ты спасла меня дважды…

 

– Тогда, – она сделала шаг, чтобы он смог оценить длинные точеные ноги, уже обутые в красные туфли на высоком каблуке, совсем не предназначенные для прогулок по лесу или жгучему песку; завлекающую грудь, закрытую плотным материалом струящегося вниз платья. – Посмотри на свои руки. Это помогает проснуться, – добавила она, улыбаясь. «Надо сделать всё, как меня учили. Объект не должен узнать: кто я, или почувствовать мою ложь».

 

Он последовал её совету и с удивлением поднял на неё пораженные карие глаза.

 

– Я не просыпаюсь, – по слогам сказал он и прислонился к дереву, слушая шелест листвы. Плохо, что Макс не понимал язык деревьев, иначе он смог бы услышать предостережение. – Получается, я не сплю? – он повернул голову к ней, заметив, что её губы уже находятся у его лица.

 

В следующую секунду она обняла его, почувствовав всю напряженность, всё ещё не доверяющего ей юноши. Спрятав лицо, она осторожно рылась в его мыслях, пытаясь пробраться туда, куда запрещено.

 

– Просто поверь мне, – медленно выговорила она, стараясь говорить так, как её учили. – У тебя чистая душа и ты просто обязан жить. Но силы тьмы всегда уничтожают таких, как мы.

 

– Не могу поверить, что я слышу сейчас все эти слова прекрасной феи-спасительницы, пожелавшей вытащить меня из смертельной опасности и даже вылечить. Почему я должен верить тебе? – внезапно спросил он.

 

Алисия отодвинулась от Макса, не выпуская из объятий. Её глаза зажглись жёлтым огнём, направив свет в его глаза. Он снова почувствовал, как всё вокруг стало ватным и как он начинает падение в бездну. Но в отличие от первого раза, в этот раз поток чужих образов нахлынули на него, грозя похоронить непомерным количеством. Воспоминания и чужие чувства, словно это он был их героем. Она вскрыла его защиту, открыв замок под номером один. Он «вспомнил», что раньше жил на Антаресе в бедной семье, имеющей пятнадцать детей. Вскоре кормить их всех стало нечем и семья начала продавать их лаборатории - один за другим. На десятой попытке очередь дошла до Макса. Родители, не сожалея, отдали его санитарам, с удовольствием захлопнувшие наручники на его детских руках. Затем он увидел её «воспоминания»: как разыскивала, как другие его выслеживали, и что она при этом чувствовала и как, найдя его, радовалась тому, что теперь спасет от любой беды и вернёт домой. Он также узнал все детали предстоящей поимки и то, куда его хотели увезти, но в последнюю минуту он спутал им все планы, случайно выйдя из-за бархана.

 

Свет в её глазах погас, вернув глазам былой сапфировый цвет. «Вот так-то будет лучше. Образы заставят его поверить, что это его жизнь».

 

Шелест негодующих от прозвучавшей лжи деревьев стал ещё сильнее. Деревья переговаривались между собой, сожалея, что юноша не понимает их языка.

 

– Ах, – только и сказал Макс, чувствуя боль в солнечном сплетении, ещё не понимая, что никуда не упал и твердо стоит на земле.

 

Между тем она продолжала искать способ овладеть его разумом, подчинить его и сделать так, чтобы он никуда от неё не сбежал.

 

А вокруг ничего не изменилось. Деревья, как деревья, трава, как трава, но душа – там происходила настоящая революция. Мысли, как пчелы, слетевшиеся на мёд, вились около одной проблемы: кто я такой? Что у меня за судьба? И что теперь со всем этим делать? Мысли доставляли ему душевную боль и заставляли думать, что всё безвозвратно потеряно. Счастливая жизнь - это не про него. Имея такое прошлое, тяжело стать другим в одночасье. «Так, значит, я из бедной семьи. Родители продали меня. Какой тогда смысл ей возвращать меня домой? Я не хочу домой!».

 

– Кто ты? – только и смог вымолвить он, чувствуя, как эмоции переполняют его. А ещё необходимо переварить тот вал информации, что она открыла ему. – Ты - сумасшедшая. Я не хочу всего этого! Верни мне мою жизнь! – внезапно закричал он. – Почему ты не показала мне то, что случилось со мной в период между продажей и попаданием сюда? Я был в больнице. Как я туда попал?

 

– Во-первых, это больше не твоя жизнь! Во-вторых, хватит с тебя пока этой информации, – заволновалась Алисия, схватив его за руки. Она решила проигнорировать его вопрос, упорно твердя об одном и том же. – Ты забыл: тебя убили? Ты теперь не можешь вернуться ни назад к родным, которые тебя предали; ни в ту жизнь, что была после продажи до пули. Ни теперь - никогда. Теперь ты поедешь со мной.

 

«Вот успокоила». Он взглянул в её глаза и почувствовал, что всё вокруг закружилось, стремясь увлечь в невообразимые пучины. Трава, деревья, кустарники - всё превратилось в зелёное нечто. Существовала только она и он, облокотившийся на дерево и вцепившийся в него руками, чтобы не упасть.

 

– Я хочу знать: почему они так поступили со мной, – закричал он, почувствовав слезы на щеках, потоками струящиеся на грудь. «Что она сделала со мной? Почему я реву, как девчонка? К чему тот вопрос

 

– Тебя не стоит меня бояться. Мы теперь навеки связаны. Если вдруг опять тебе будет грозить беда, я всегда буду рядом. Я открыла тебе все воспоминания, чтобы получить взамен твоё доверие. Ты должен мне верить. Только тогда мы сможем двигаться вперёд, – без выражения твердила она отрепетированный текст, словно телесуфлёр, стоящий за спиной Макса, подсказывал ей то, что нужно говорить в каждый конкретный момент.

 

– Ты хочешь сказать, что если я не доверяю тебе, ты бросишь меня неизвестно где? – он вцепился в её плечи, сходя с ума от сумасшедшего верчения вокруг него.

 

«Вот этого не дождешься! Я не для того гонялась за тобой по дивному городу Фоминску, чтобы так легко отказаться от тебя. Не веришь? Вскоре поверишь. Никуда не денешься!». Она закачала головой.

 

– Доверие - это наш лучший друг. Всё, что мне нужно - это твоё открытое сердце. Я не брошу тебя никогда. Но, если ты не будешь мне доверять, у нас начнутся проблемы, которые съедят тебя прежде, чем я смогу помочь тебе.

 

Кружение медленно прекратилось, остановившись. В лесу заметно потемнело. Вдали грохотал гром, обещая вскоре прийти в молчаливый лес и хорошенько промочить его тёплыми потоками.

 

– Ты так долго следила за мной. Почему раньше не вошла в мою жизнь? Почему дождалась момента, когда они выстрелят в меня?

 

– Чтобы не привлечь их внимание. Они не должны знать, что я сегодня спасла тебя, – соврала она, радуясь тому, что всё идёт по плану. Теперь главное увезти его из этого места, но вначале нужно уладить парочку дел. «А тот снайпер воистину специалист! Попасть туда, куда захотел заказчик – не каждый это может!».

 

– Они знают, что ты следила за мной? – прервал он её раздумья.

 

Алисия закачала головой, задумавшись, смотря сквозь него. «Как бы просканировать его так, чтобы он ничего не заподозрил. Какой-то он подозрительный. Правильно мне говорили, что это дело будет самым тяжелым в моей карьере. Человека с такой сложной судьбой, хоть и со стёртой памятью, трудно заставить доверять незнакомке. Но ничего! У меня никогда ещё не было проколов. Я справлюсь!».

 

Макс улыбнулся, радуясь тому, что жив, но до конца не веря в происходящее. «Такое возможно только в книгах или в каком-нибудь кино, – задумался он, – но в моей жизни … за что?» Он поднял голову вверх.

 

Верхушки деревьев колыхались от ветра, гуляющего наверху. Тёмно-синее небо маленькими точками проглядывало сквозь них. А вокруг опять стояла неземная тишина: только шорох растений, наперебой советующих юноше, не понимающего их языка, послушаться советы, утверждающие только одно - бежать от девушки как можно быстрее.

 

– Где мы?

 

– Я не знаю. У меня не было времени подумать. Единственное, что я не хотела упускать из виду: как спасти тебя посреди пустыни.

 

Поток воспоминаний, словно вспышка молнии, озарила его. Он вспомнил, как стоял посреди песка и видел человека в маске, одетого в пятнистый костюм и бронежилет, имеющий неразборчивую надпись. Человек с испугом на лице быстро наставил оружие на цель и нажал на курок. Макс также вспомнил последние мысли перед тем, как вместе с адской болью почувствовал нежные прикосновения девушки и услышал её слова, а затем падение в пустоту и снова её ангельский голос, ведущий по коридору и не дающий потеряться.

 

Он провел рукой по уставшему лицу, пытаясь отбросить воспоминания, теперь навеки собирающиеся преследовать его. В голове вертелась мысль, мгновенно ставшая главной, отбросив всех остальных слабых к стене: «Кто она? Я же был ранен. Она вылечила меня без инструментов и таблеток». Он посмотрел на то место, где недавно лежал. Холод от осознания того, кто перед ним, пробежал по спине, заставив юношу обхватить себя руками.

 

– Сегодня ты изменила книгу судеб…, – хрипло начал он, но потом совладал с собой. – Если там была написана моя гибель, то она должна была произойти.

 

– Я согласна менять её не один раз. Если тебе опять понадобиться моя помощь, я готова броситься в пламя вместо тебя. «Как ему такая моя мысль?».

 

Её слова опять поразили его. «Да кто она?», – крикнул он про себя.

 

«В точку», – отметила она, поставив мысленный крестик. «Теперь он навсегда мой. Он поражен. Он очарован. Он ни на шаг не отойдет от меня. Что мне собственно и нужно. Теперь я легко смогу увезти его с планеты на Антарес. Ах, Антарес, скоро я приеду и вновь стану «серой мышкой», такой неприглядной, что, встретив меня вновь, Макс не узнает меня. Что, впрочем, мне и нужно».

 

– Ты не понимаешь, если гибель была написана в книге судеб, судьба будет снова и снова пытаться убить меня, – он бросил на неё подозрительный взгляд и перевёл его на зашевелившийся кустик в двух шагах от него.

 

«Черта-с-два. Не судьба убила тебя. Но это ты уже никогда не узнаешь».

 

Кустик поколебался из стороны в сторону и затих. Выбежавший из-за него зверёк с длинными усами и антеннами на голове, испуганно посмотрел на парочку пришельцев, и со всех шести лап бросился бежать, боясь, что те схватят его.

 

– Неужели ты вспомнил всю ту ерунду, что начитался, сидя долгими ночами в своей комнате в той лаборатории?

 

– Откуда ты вообще меня так хорошо знаешь, в то время, как я ничего о себе не помню? – в его глазах заблестело сомнение. Юноша искал причину, заставившую её спасать неизвестного человека. Он желал узнать от девушки всё, что мучило его. «В конце концов, может, она скажет: где я был до того, как попал сюда».

 

– Я давно наблюдаю за тобой. И давно поклялась себе, что однажды я приду тебе на помощь и изменю всю твою жизнь, – она оглянулась по сторонам, почувствовав прохладу. Скоро наступит ночь, да и гроза обещала прийти в лесные края, чтобы основательно смыть все следы, недавно забредших сюда и не желающих уходить. – Давай выбираться отсюда. Скоро совсем стемнеет, а я не хочу ночевать на мокрой траве.

 

Алисия подняла его рюкзак, вручила ему, и, схватив его за руку, потащила за собой, одновременно решаясь именно сейчас пролезть в его мысли, наблюдать за его чувствами и, если положение примет опасный поворот, нейтрализовать, внушив ему нужное направление.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало