Манилли сидела рядом с Варианом и наблюдала за тем, как Лари закрывает дверь комнаты. Прямо перед ней располагался большой экран, а за спиной ещё два ряда красных мягких кресел. Все, кроме романтической парочки Кари и Тармо, не пожелавшие покинуть пост у штурвала, заняли места в креслах, а телепат отправился в магическую комнату, чтобы никто не мешал ему сконцентрироваться на цели. Как только Лари подключился к Максу, экран ожил, показав огромную площадь, всю заполненную возбужденным народом, готовым к священнодействию.

– Смотрите, что сейчас будет. – Тони, следуя заранее оговоренному с Лари плану действий, сел на крайнее место и закрыл глаза, стараясь представить себя рядом с Максом. К его удивлению, настройка получилась легко.

– Только никакой магии нам не надо, – предупредил Вариан, поражаясь придуманной фригантийцем технологии. Он, приготовившись наблюдать, положил голову на согнутые руки и опёрся ими на спинку впереди стоящего кресла. «Не хотел бы я сейчас оказаться на месте Макса. Как много кругом агрессивно-настроенных людей, делающих вид, что они добрые и пушистые! Они же могут растерзать его при одном только неправильном движении. Хорошо, что мы будем теми, кто вмешается!».

– Магии не будет, – сквозь зубы процедил Тони, не открывая глаза.

– Если будет магия, они сразу всё поймут..., – прошептал Орли, бросая взгляд на гагамельца.

Макс стоял спиной к наблюдающим, напряжённо всматриваясь в народ. 

– Смущение - главная добродетель отличного палача! – радостным тоном вывела Дихомет, хлопая в ладоши. Потом взмахнула рукой в сторону группы людей, теснившихся у помоста сразу за её спиной.

Прохладный ветерок смущённо пробежался по стоящему народу, боясь потревожить причёски. Отбежав в сторону, он замер, наблюдая за тем, что же сейчас будет твориться на площади. Девушки стали выстраиваться в ряд. Среднего роста мужчина в бело-золотых одеждах, доходящих до пола, начал движение от последней девушке к первой, рассматривая их лица. Великан встал рядом с палачом. Темиург остановился, развернулся и продолжил продвижение назад.

– Одиннадцать, – громко сказал великан, посматривая на безмолвного Макса.

– Здесь начало. – Дихомет заговорщицким тоном указала на рядом стоящую девушку.

– Понял, – кивнул Рáман, начав отсчет. – Ты, – радостным тоном возвестил он, добравшись до одиннадцатой девушки. – Теперь твое имя Одиннадцатая. Одиннадцатая, ты готова послужить великой цели?

– О, да, мой господин, – потупив взор, тонким голосом произнесла она. Затем опустилась на одно колено. Постояв так пару секунд, поднялась и встала напротив палача. 

Остальные одиннадцать девушек спрыгнули с помоста и побежали к арке - выходу с площади. Белобородый старец поспешил за ними.

Одиннадцатая начала говорить. Сцена сменила ракурс. Лари развернул стоящего спиной палача лицом к наблюдающим и увеличил изображение. 

– В какой он странной одежде, – удивился Вариан, заметив испуганные глаза Макса, на лице, скрытым тёмным платком внизу, а сверху тёмным капюшоном. – Зачем они так нарядили его?

– Он же палач, – ответил Орли, повернувшись к нему. – Палачи все так одеваются, – гагамелец отвернулся, ощущая сумбурные чувства, возродившиеся в нём. «Вот я соврал. Хотел добавить палачи-тотонисты. Это ведь их форма одежды! Но как они могут оказаться здесь?? Орден находится на Поллуксе, – он положил руку на сердце, ощущая убыстряющиеся биения. – Какое странное ощущение: будто я нахожусь на площади среди людей. И сейчас по моему указу кого-нибудь убьют».

– Никогда не видел палача, – прошептал Вариан, радуясь тому, что находится в зале, а не на площади.

– Радуйся тому, что только что сказал, – бросил ему Али. – А вообще из-за вашей болтовни мы всё признание пропустили.

– Я люблю вас так…, – говорящая девушка замерла на полу фразе.

Макс ощутил знакомое чувство падения в пропасть. Всё закружилось перед ним. Внезапно он «вспомнил», где, по его мнению, уже видел эту девушку. «Это та, что появлялась в моей жизни до выстрела. Какого выстрела?» Он не помнил. Он ярко представил сцену в комнате с одной узкой кроватью и себя, сидящего на ней. Девушка стояла перед ним, а он рассказывал ей о своей нерадостной жизни. Она внимательно слушала, а потом назвала его голубым. «Голубым? Что обозначает это слово? Обвинила меня в любви к соседу и выскочила из комнаты, жутко плача. Откуда эти образы?».

Девушка заметила странное состояние палача, боясь продолжать. Он слегка раскачивался, с трудом удерживаясь на ногах. Его бледность, казалось, проглядывала даже сквозь ткань. 

– Вам плохо? – осторожно поинтересовалась она.

Палач моргнул глазами и рухнул на колени. Затем схватил девушку за руки, сам не понимая, что творит. Запрещенное действие, грозившее ему самому уничтожением. Он тяжело дышал, не в силах остановить сумасшедшее вращение всего, словно карусель, запущенная злобной рукой с целью убить катающегося на ней. Внезапно Макс схватился руками за живот, почувствовав пронзающую боль, и свалился на доски помоста, замерев в странной скрюченной позе.

– Получилось! Он её не убил, – обрадовался Вариан, косясь на сидящую рядом с ним Манилли. Она во все глаза смотрела на экран, сочувствуя находящемуся там юноше. Две предательские слезинки замерли в углах глаз.

– Тони, что ты сделал? – воскликнула она, наклоняясь к его креслу, попутно снимая слезинки платком. – Ты точно не убил его?

– Не перестаю удивляться способностям нашей парочки, – тихо проговорил Али, сидящему рядом с ним Орли. – Учинить такое представление, будто мы смотрим телесет моего хозяина… ой, прошлого хозяина мага, – быстро поправился он.

– Ничего страшного с ним не произошло. – Тони открыл глаза и повернулся к девушке. – Я просто взломал часть защиты. Он потерял сознание - только и всего, – он потёр глаза, привыкая к свету. – Нельзя было допустить, чтобы он её убил. Стоя рядом с ним, я казалось ощущал весь его страх от того, что ему предстоит сделать.

Экран уже погас. Дверь отворилась. Возбужденный Лари влетел, как ветер, и уселся рядом с Тони.

– Я всё видел! Тони, ты - молодец! – он потряс его за плечо. – Восхищаюсь твоими способностями! – он бросил быстрый взгляд на Вариана и подмигнул ему. – Если бы он не убил девушку, её убил бы старец Ораза. Надеюсь, теперь ничего страшного не произойдёт. А старец вернулся сразу же, как выпустил на волю остальных девушек, – быстро произносил он. – Я просканировал его голову, – объяснял Лари. – Он что-то заподозрил. Нужно продолжить наблюдение.

Не ожидая «да» от Тони, фригантиец, отвернулся, сев на кресле прямо, закрыл глаза, собравшись подключиться к кому-нибудь на площади.

– Как же с вами интересно, – воскликнул Орли чуть слышно. «Я продолжаю испытывать сумбурные чувства радости от увиденного и страха, что я мог оказаться там на месте Макса».

Экран ожил, явив собой возмущенно орущий народ, желающий увидеть убийство, которого не произошло. Как же жестоко его обманули. И кто обманул? Старец Ораза, притащивший нового палача, обладающего слабыми нервами. В начале надо было обработать его, подготовить. Мало времени? Кого это интересует, когда праздник на носу. Надо было готовиться заранее. Люди переговаривались между собой, оживленно жестикулируя. Люди требовали крови. И если старец поторопится, ещё можно успеть убить кого-нибудь. А… всё равно кого.

Темиург стоял, уткнувшись лбом в стену башни, в окружении телохранителей. Казалось, он не мог пережить случившееся. Такое раньше никогда не происходило. Как вообще мог палач потерять сознание, если его профессия требует жестокого обращения, железных нервов и громадного спокойствия? Кто инициировал его на трон? Кто осмелился испортить праздник? Задавал себе вопросы темиург, перебирая в уме всех, кого видел на празднике и решая: кого обвинить в содеянном.

Молодцы великаны тем временем подхватили бессознательного юношу и тащили прочь с площади. Добравшись до башни, они вошли с ним туда, собираясь бросить его в одиночестве на всю ночь. Лари подключившийся к Рáману, его глазами транслировал события, показав друзьям место заключения разыскиваемого.

– Они заключили его в шестую башню. Это самая крайняя башня, не защищённая забором. Значит, завтра с утра начинаем план спасения. – Тони поймал взгляд Али, пытаясь в его глазах прочесть ответ-согласие. Али кивнул, вновь поражаясь способностям друга. – Забор доходит до стены башни и обрывается. Видимо, прежние владельцы не успели его достроить. Нам везёт. Это самое лучшее место, куда могли бы заключить Макса и откуда мы его легко вытащим.

– Самомнение ещё никому не помогало, – бросил Али, сложив руки на груди. 

– Не самомнение движет мною, а информация и план, – спокойно объяснил Тони, смотря на экран.

Великаны закрыли дубовую дверь на ключ и, оживленно переговариваясь, вышли из башни.

Лари отключился, без сил откинувшись на спинку кресла.

– Мне срочно нужно подкрепление, – он закрыл ладонью лоб и добавил: – Я столько энергии растратил!

– Я сделаю тебе магический отвар, – пообещала Манилли, – и ты снова станешь молодым, – подмигнула она Вариану.

– Так, значит, вы уверены в победе? – Орли обратился к Тони, осознавая, что плана действий у него нет. Он вряд ли смог бы быть капитаном, не имея идей в голове. «Хорошо, что в нашей команде есть инициативные люди, не боящиеся смелых решений».

– Если уверен, что проиграешь, можешь забыть обо всём. Считай: твоя миссия проиграна, – фригантиец-телепат поднялся и неуверенной походкой направился к двери. – Пойду Кари найду. Присоединитесь?

– Да, Лари. – Тони поднялся, махнув рукой Манилли. – А ты думай только о том, что мы победим, не допуская мыслей, даже хоть одной крошечной мысли, о проигрыше, – обратился он к Орли, показывая: какая должна быть крошечная мысль и чувствуя безмерную уверенность в себе.

– Хочешь сказать, у тебя уже есть план?

– Конечно, Орли. – Тони подмигнул и бросился догонять Лари.

– Мальчики, вам бы тоже научиться какому-нибудь волшебству, – улыбалась Манилли, пролезая между креслом и ногами Вариана, всеми силами пытающегося пропустить её, не задев. Он вжался в кресло, и, улыбаясь, наблюдал, как девушка тщётно пытается проникнуть через него.

– Надеюсь, ты не ко мне обращаешься? – развернулся к ней Орли. – Я кое-что умею. А что умеете вы?

– Это пока не важно, – проговорил Вариан, пальцем разглаживая красную обивку подлокотника. – Тони тоже раньше ничего не умел.

– Он пил магические напитки, – вспомнил Али, – а затем пил эликсир бессмертия. Одно наложилось на другое, вытащив на свет всё то, что было скрыто в нём. Думаю, в этом разгадка. – «Скоро вы начнёте удивляться, с каждым днём всё больше и больше». Внезапно вспомнилась ему фраза ангела Луи. «Я уже удивляюсь. И кажется мне никогда не перестану это делать».

– Откуда знаешь? – уставился на него Орли.

– Мне его ангел-хранитель сказал. И не спрашивай когда. Он прилетал по его просьбе о помощи. Скажу по секрету: он отказался ему помогать по той причине, что Тони сможет защитить себя сам. Представляете? – Али повернулся, рассматривая удивленные лица друзей.

– Когда ты успел с ним поговорить? Кажется, я не перестану удивляться никогда, – заметил Орли, почёсывая нос.

– И я уже ни капли не сомневаюсь, что он не только себя защитит, но и нас, если вдруг понадобится. А особенно мне нравится этот тандем Лари-Тони. Вместе они горы заставят себе служить.

– Мальчики, я ни капли не жалею, что однажды, бросив родной дом, нашла Тони и попала в вашу компанию, – заметила Манилли, улыбаясь. Её серьги, недавно найденные Лари в одном из сундуков Сафродо, мерно покачивались, словно соглашаясь. Синие перья, идущие из бриллиантового сердца, приковывали взгляд.

– Не ты одна так радуешься. Он заставил меня по-другому смотреть на мир.

– Вариан, ты прямо мои слова говоришь. Я прославляю тот день, когда принял решение лететь вместе с вами, – гагамелец перевёл взгляд на Манилли, вспоминая тот день, когда они выпили эликсир - подарок Али от его бывшего господина мага Гринмаджика. Тогда он ещё обдумывал проблему: уйти или остаться, быть одиночкой, путешествуя по миру, или в кругу верных друзей, попадающих в сложные ситуации и коллективно находящие пути их решения. В результате, взвесив все «за» и «против», он решил остаться. О чём совсем не жалеет.

– Давайте закончим вечер воспоминаний и прославлений и отправимся в столовую. Не мешало бы подкрепиться перед завтрашним сражением. – Али поднялся, потягиваясь. – Не думаю, что я смогу заснуть, будучи зверски голодным.

– Согласен с тобой, но, следуя совету Тони, буду думать, что сражения не будет. Мы освободим Макса без сражений.

– Пари? – заулыбалась Манилли. Ей, наконец-то, удалось перелезть через ноги Вариана и встать рядом. – Что мне будет, если я выиграю?

– Я тебя поцелую, – подмигнул Вариан. – А если сражение будет, ты поцелуешь меня.

– Тони тебя в порошок сотрёт, – заметил Али, с сомнением смотря на смелого юношу. – Это его девушка, – напомнил он смелому гагамельцу.

– Я помню, – поднялся Вариан, убрав улыбку с лица. «И почему на корабле только две девушки? И те заняты…». – Тогда придумаем что-нибудь другое.

Друзья ударили по рукам и направились в столовую, где уже все планы были оговорены и роли распределены.
 

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало