Ораза привел великанов в помещение четвертой башни, используемой для временного заключения вновь прибывших. Рáман Ренола и Дана между собой называли её санитарной комнатой за то, что в ней имелось секретное окно, предназначено для незаметной обработки ничего не подозревающей жертвы различными ядами.

 

Перед входом великаны бросили жребий: кому играть сегодняшнюю роль. Кубик с двумя насечками указал на Ренолу. Дана, кинув прощальное слово старцу и присев в реверансе, удалился, радуясь тому, что сможет весь вечер прохлаждаться в баре: попивать алкогольные напитки, запрещённые на праздник, но для него всегда разрешенные, и приставать к девушкам.

 

За дверью загремели ключами, пытаясь отыскать нужный. Макс приподнялся на звук, проклиная темноту. В помещении всё также пахло сыростью и плесенью. Заскрипели петли. Дверь осторожно приоткрылась, неся за собой полоску света. Кто-то, тяжело ступая и шумно дыша, вошёл, держа впереди себя факел. Свет больно резанул по глазам. Юноша инстинктивно зажмурился и прикрыл глаза рукой.

 

– Спим? – недовольно спросил Ораза, поглаживая ухо. Жест, означающий бескрайнюю радость от придуманного плана, поразившего воображение не только предводителя, но и подчиненных. Он посветил над Максом, вглядываясь и мечтая увидеть: как изменится выражение его лица, когда он расскажет ему придуманную легенду. – А между тем, тебе пора готовится к празднику. Скоро закат, – обыденным тоном произнёс он, не двигаясь с места.

 

– Кто вы? – Макс немного отодвинул руку, пытаясь разглядеть бородатого незнакомца.

 

– Память потерял? – недовольно проскрипел тот, бросив возмущенный взгляд на лежащего, такой осуждающий и колючий. «Так сыграть эмоции может не каждый. Мне бы в театре играть. Дали бы главную роль». Посетовал он, полностью войдя в роль разгневанного странным поведением «коллеги».

 

Под его осуждающим взглядом Макс почувствовал себя виноватым. «Неужели я всё забыл? Похоже, этот человек хорошо знает меня. Кто же я?».

 

– Богиня скоро посетит нас. Уже и девушки готовы. Ждут тебя на площади. Скоро пойдёшь выбирать: какая из них достойна умереть от твоей разборчивой руки.

 

– Я? Я не убийца, – юноша отпрянул в сторону. «О боже, я ничего, вообще ничего не помню. Неужели я и впрямь людей убиваю?». Он с трудом сел у стены, обхватив себя за голову.

 

– Не болтай ерунды и не отрицай очевидное. Ты - самый настоящий убийца. Палач нашего Тайного Общества Тотонистов. И сегодня ты совершишь ритуальное жертвоприношение Дихамет - самой великой из богинь, которая скоро прибудет в наши Башни. На площади мы уже соорудили помост с гильотиной. Гильотина дорогая, поэтому поосторожней с нею. Сегодня твоя очередь выступить. Сыграй роль хорошо и получишь приз от самого предводителя. Золотые монетки ведь никому не мешали? – засмеялся он, вовремя придуманной шутке. «Все любят золотишко. Даже те, кто отрицают любовь к нему».

 

– Я не убийца. Ещё раз вам говорю. Почему-то я не помню: кто я и как оказался в темнице. Но по ощущениям я не могу убивать! – закричал Макс, пытаясь криком перечеркнуть то, что рассказал старец.

 

– Неправда ваша. Не помнишь ты потому, что вчера после проигрыша в кости так напился, что мне пришлось поместить тебя в темницу, чтобы ты не убил кого-нибудь раньше времени, – он вздохнул и перевёл взгляд на стоящего в дверях великана, желающего войти, но ожидающего приказания. – Знаю я таких, как он, ему бы только прибить одного-другого. Правда? – потом, словно с неохотой, перевёл взгляд на Макса. – Давай, готовься, Рáман Ренола поможет тебе погрузиться в сегодняшний образ и вспомнить всё, что нужно. Рáман, начинай.

 

Великан, нагнув голову, прошёл в дверь и остановился. Мускулистый, высокий, он показался юноше двумя глыбами с круглой шевелюрой и длинной бородой посередине, словно разделяющей тело надвое. Одетый в белый комбинезон и огромные чёрные ботинки с загнутыми носами, Рáман выглядел устрашающе, а татуировки драконов на его могучих плечах угрожающе полыхали пламенем.

 

Макс сильнее вжался в стену, спиной почувствовав неуютную атмосферу грибка, врезавшейся в кожу.

 

– Приветствуют Вас, о Ораза! – голос его непривычно громко раздавался в маленьком помещении, что великан несколько сконфузился и сбавил тон. – Наш Зарна так напился вчера, что вообще ничего не помнит? – захохотал он, указывая рукой на дрожащего от холода или страха, а может, ото всего сразу.

 

«Я не Зарна!». Максу хотелось кричать, хотелось драться, но руки не слушались его. Тяжесть была такая, словно их накачали водой и привязали гири. «Зарна? Что за имя? Оно мне не идёт. Кто вообще эти люди? Почему они называют меня чужим именем? Почему они хотят, чтобы я кого-то убивал? Одни вопросы. Может, я сплю? Да, это самый настоящий сон-ужасов. Я проснусь в лучшей реальности, и тогда всё будет хорошо». – Макс пытался успокоить себя, разглядывая огромного бородача.

 

– Зарна, вставай. Время готовится к убийству. Ты что? Забыл, как убивать надо? Ну ты, друг, даёшь! – он снова засмеялся, поражаясь такой «забывчивости» «коллеги».

 

– Оставляю вас наедине, – печально произнес старец и бросил многозначительный взгляд на Ренолу. Потом, сменив его на обыденный и посмотрев на ничего не понимающего юношу, резко развернулся и вышел из помещения, не забыв прикрыв за собой скрипучую дверь.

 

– Тебе надо переодеться, – великан оглядел одежду Макса, неудовлетворенно хмыкнув. – Эта одежда не подходит. Так только нищие у нас ходят. Хотя вчера ты как раз и снял её с проходящего нищего, – он страшно заржал, напомнив Максу карикатуру, однажды увиденную в журнале. В каком журнале? Макс совершенно этого не помнил. – Тот так странно смотрел на тебя, когда ты раздевал его. А потом он голый побежал по улицам… Ты только накидку свою ему отдал… нда… смешно было, – захохотал он, держась за выступающий живот, разъевшийся от обильного количества разнообразных вкусностей, которыми баловал их здешний повар.

 

– Я действительно так поступил? – пересохшими губами прошептал юноша, оглядывая свой наряд, не показавшийся ему непривычным и чужим.

 

– О, да. А потом пристал к местной девке. Мы с трудом оттащили тебя от неё. Бормотал ей что-то на ушко. Мы так и не смогли у тебя узнать: что именно. Хватал её за всякие места. А затем мы отправились играть. Ты постоянно проигрывал. Фортуна отказала тебе вчера. И в довершении вечера, чтобы смыть разочарование от бесконечных проигрышей, ты напился до потери сознания. Наш мудрый Ораза посоветовал отнести тебя сюда. Чтобы ты остудился здесь до утра. Давай-ка быстренько вспоминай, – великан выжидательно замер над юношей. – Вспомнил?

 

Макс сглотнул, с ужасом обнаружив, что вообще не помнит ничего из того, что великан только что рассказал и что было с ним до того. Ни вчера, ни позавчера, ни в прошлом месяце, ни год назад. В голове не находилось ни одного воспоминания. Кто он и откуда? Вечные вопросы закружились вокруг него, сводя с ума. «Я словно чистый лист бумаги. Страшно. Они могут рассказать мне всё, что угодно, а я даже не смогу это проверить».

 

– Меня никто вчера не ударял? Что я пил? – хоть воспоминания и покинули его, но знания и опыт всё ещё были при нём. Шкаф открыт, но вещи прозрачны. Их нельзя увидеть глазами, но можно пощупать.

 

– Ударял, – быстро «нашёлся» Рáман, импровизируя на ходу. – Барнавал. Когда ты полез к нему драться. Ты был такой пьяный, что не соображал к кому драться полез.

 

– Барнавал? Кто он?

 

– Ну, вообще! – Ренола нагнулся и ударил Макса по щекам. – Проснись! Так ведь нельзя вообще-то! Издеваешься надо мной?

 

Щёки мгновенно стали красными, горя от хлестких ударов руки великана.

 

– Да, я не помню, – юноша отполз от Ренолы, ощупывая горящие щёки. – Видимо, они что-то подмешали мне в напиток. Поэтому тебе придется мне всё подсказывать. Бить-то зачем?

 

«Вот и умничка. Быстро же в роль входит. Кому же пытки-то понравятся?». Великан выпрямился и удовлетворённо потёр руки. При этом широко улыбаясь и думая только о том, как легко можно управлять ничего не помнящим человеком! Какой же Ораза мудрый, что придумал такую замечательную вещь, как засовывание всякой ерунды в голову ничего не догадывающейся жертвы. «Как, однако, легко заставить обработанного по технологии Оразы поверить в любую чушь и несуществующую личность, вроде живущей в братстве и вроде выполняющую поручения по убиению невинных жертв. Ах, как легко всё получается! Теперь не нужно искать палача. Этот дурачок всё исполнит сам. Только надо правильно координировать его действия и вуаля».

 

– Сам пойдёшь или в наручниках тебя вести? – серьезно поинтересовался Ренола, направляясь к выходу.

 

– Я заключенный? – удивился Макс, пытаясь подняться. Ноги, словно из геля, не слушались, подгибались и дрожали.

 

– Нет. Я просто пошутил. Поднимайся, – он вернулся и подал юноше руку. Потом дождался пока тот не встанет на непослушные ноги - последствия удара спор Исилеи. – Дааа, – протянул он, осматривая высокого юношу. «Да он почти ростом с меня. Если б на самом деле помнил: кто он - врезал бы мне. Легко бы я не отделался». – Видимо, наш бармен тебе что-то не то подмешал в напиток, – он подошёл к выходу и открыл дверь. – Надо будет спросить его: почему он это сделал? Может, ты обидел его чем?

 

– Я не обижал, – возразил Макс, копаясь на полках шкафа, не желающего показывать ему лежащие там нужные вещи - ответы на вопросы.

 

– Раз не обижал, значит, пошли, – великан задержался внутри, ожидая, когда юноша поравняется с ним. Потом постучал его по плечам, подбадривая, и вышел из темницы. «Не хотел бы я оказаться на его месте. Быть обработанной овцой - это не для меня!».

 

Пройдя через круглый двор, Рáман вывел Макса на улицу, где бродили члены братства, с интересом ожидая освобождения заключенного, нареченного Оразой новым палачом. Увидев его, все заулыбались, готовясь к представлению. Остановившись на пороге башни, юноша осмотрел стоящих в полукруге людей, показавшихся ему знакомыми. Одного он даже «узнал», с трудом «припомнив»: где видел его лицо. Узнанный - по легенде - накануне играл с ним в кости и выиграл все партии. Макс махнул ему рукой. В голове появилось имя - Маклара Третий - правая рука предводителя Валиона.

 

Однообразными улицами, мощёными светлым камнем, между выложенных бежевым кирпичом зданий Рáман довёл Макса до многоэтажного сооружения с колоннами у входа и десятка двумя ступеньками, застеленными зеленоватым ковром. По обе стороны лестницы находились две одинаковые статуи богини Дихамет, играющей на арфе. А само оно было украшено золотыми вставками с надписями на незнакомом языке. В стрельчатых окнах сверкала мозаика - сценки из жизни богини.

 

– Я здесь живу? – робко выговорил юноша, разглядывая здание, поражающее воображение.

 

Обернувшись, Ренола ударил юношу по губам, злобно заметив:

 

– Не вздумай кому-нибудь ляпнуть такое. Это Дворец Предводителя Валиона. Здесь живёт только он, – прошипел он, колючими глазами цвета мокрой грязи уставившись на Макса. – Сейчас ты быстро переоденешься и вспомнишь речь, которую ты должен будешь произнести на празднике. И не вздумай ослушаться! – не мигая, Рáман смотрел на жертву, приговоренную Оразой на полное подчинение. Затем подтолкнул юношу ко входу, желая войти последним на случай, если тот пожелает сбежать. «Не оформившиеся мысли нельзя оставлять наедине с собой», – промычал он про себя, наблюдая: как Макс безрезультатно пытается открыть тяжелую дверь. Он оттеснил его от двери и, распахнув перед ним, показал рукой, что пройдёт после него.

 

– Что я должен говорить? – робко поинтересовался юноша, желая только одного: чтобы скорей всё закончилось. «А ещё эта сопротивляющаяся память и комок страха, постоянно поднимающийся откуда-то снизу. Нечто страшное случится сегодня».

 

– Пока ничего. Просто иди, куда я тебя веду, – кивнул Ренола, заходя за ним в здание.

 

По круговой лестнице они дошли до единственной комнаты на самом верху здания. Войдя внутрь, Макс увидел небольшое помещение, увешанное разнообразной одеждой членов Ордена. Пахло нафталином и плесневеющей - под влиянием частого мытья пола - древесиной. Ренола грубо втолкнул юношу, замечтавшегося на входе.

 

– Вот эта накидка… ты наденешь её, – он схватил с вешалки, первую попавшуюся одежду и бросил её сидящему на полу. – Сейчас же поднимайся и надевай!

 

Тяжело вздохнув, Макс поднялся с пола и под серьёзно-оценивающими взглядами стоящего в довольной позе Ренолы, неуверенными жестами надел на себя длинный шерстяной плащ с чёрным капюшоном и протянутую ему чёрную бандану с белым замысловатым узором. Великан приказал одевать её на лицо и юноша повиновался, радуясь, что никто не увидит его разбитую губу и всё ещё горящие щёки.

 

«Неуютная одежда, злобные люди, мрачные помещения, дурно пахнущая одежда - как это может нравиться? Почему у меня ощущения, словно, это всё не моё?».

 

– Вот твоя книга, с которой ты никогда не расстаёшься, – великан протянул Максу толстое пособие, истрепанное и замасленное, с белым крестом и надписью на чёрном фоне «Религия тотонистов».

 

Юноша с брезгливым чувством взял книгу у великана. Переборов тошноту, раскрыл книгу, с ужасом обнаружив, что не понимает ни слова на этом языке. Закорючки человечками плясали по страницам, не желая складываться в осмысленные слова.

 

Великан заметил его смятение и позвонил в висящий на стене звонок. На звон прибежала одетая в мрачные одежды женщина - совершенно невзрачная на вид.

 

– Прикажите Оразе срочно принести пирохлат, – женщина резко развернулась, поспешив исполнять приказ, но успела сделать ни шагу. – А, стойте, может, дюмато тоже сгодится, – добавил великан и указал её на дверь. – Только быстро.

 

Она кивнула и отправилась к старцу за лекарствами-переводчиками для новой жертвы, не понимающей языка тотонистов.

 

Тем временем Макс листал страницы с рисунками, наглядно показывающими: как лучше убивать так, чтобы богине Дихомет понравилось. «Из одной беды в другую. Что же делать-то мне? О, боги! Спасите меня отсюда! Как бы было хорошо, если бы сейчас раскрылась дверь и ангел хранитель, ворвавшись в помещение, уложил бы великана и вывел меня из столь жутко-отвратительного места. Мечты-мечты».

 

В дверь постучали. Мечтам Макса не суждены было сбыться. Он с замиранием сердца уставился на дверь, но это оказался только Ораза. Старец пожелал лично принести лекарства и стакан воды. Вдвоём они накачали юношу разведёнными в воде зелёными таблетками и оставили «отдыхать» на скамейке в мрачной комнате, приказав прочитать всю книгу и выучить отрывок на странице 35.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало