– Мне нужно поговорить с сыном перед тем, как улететь, – колдун обратился к Элбиуму, предпочитая не смотреть на Джату, стоящего рядом и умоляющего не бросать его тут одного. – Вы можете организовать нам свободный кабинет?

 

– Мне нужно поговорить с директором, – задумчиво произнёс работник лаборатории. Потом перевёл взгляд на Вазиона. – Только Тиану может дать разрешение на такого рода действия. Ведь понимаете, – он дотронулся до носа. Почесал его, сделал вид, словно забыл что-то. Пошарил в карманах и, не найдя: что искал, продолжил, – антисанитария ущербно бьёт по всем нашим наработкам.

 

– У меня конфиденциальный разговор. Нельзя, чтобы посетители услышали о том, что я хочу сказать.

 

– Хорошо. Я вернусь с разрешением или запретом. Пойдём, – кивнул он товарищу, крепко сдерживающего отведённые за спину руки сына колдуна.

 

Нарок толкнул Джату, заставляя повернуться и шагать вперёд. Юноша с неохотой повиновался.

 

– Иди, – санитар хотел добавить ругательство, но вспомнив, что здесь колдун, передумал. – … вперёд и не озирайся.

 

Джату переступил порог лаборатории, перечеркивающий всю его прошедшую жизнь. Он хотел обернуться, чтобы посмотреть на реакцию отца, его довольный вид, но передумал. Только тяжело вздохнул и подумал: «Ну вот и всё. Прощай свобода. Прощай моя лёгкая счастливая жизнь. Прощай Элиза - принцесса моих ночных мечтаний. Боги, сделайте хоть что-нибудь».

 

* * *

 

Через десять минут, показавшихся колдуну часом, Элбиум вернулся вместе с Тиану.

 

– Я организовал вам кабинет номер пять на этом этаже. Джату уже там. Ждет Вас. У вас только пятнадцать минут.

 

– Мне и пяти будет достаточно, – подмигнул ему колдун и быстрым шагом зашагал по коридору, разыскивая комнату номер пять. Остановившись около желтой двери, он уверенно распахнул её и оказался в тесном помещении с одним столом и стеклянной перегородкой. За столом сидел его сын с отрешённым выражением лица. Вазион заметил, что тот успел проститься со всем, что связывало его с жизнью.

 

– Отец. – Джату поднял глаза. – Почему вы привезли меня в такое страшное место? Неужели вы совсем не верите мне? – он говорил так, словно речь давалась ему с трудом. – Я же правду говорил!

 

– Доказательства важнее правды. Это видели мои осведомители…, – колдун закрыл дверь и сделал шаг к столу.

 

– Вы верите им больше, чем родному сыну? – отрешённым тоном говорил юноша, потирая руки, пальцами сложенные в замок. – У вас их может быть сколько угодно, но сын у вас только один и, если что-то случится…

 

– Ничего не случится. Я уверен в этих людях, как в себе самом. А тебе пора отвечать за свои поступки.

 

– В дружбе нет ничего плохого. Если бы я действительно целовался с ним…

 

– … тогда бы я тебя просто убил за это. Но я предпочитаю подарить тебе жизнь.

 

Джату тяжело вздохнул, боясь смотреть на отца. «Даритель какой нашёлся. О, боги! За что мне такое испытание? Я же не сделал ничего плохого…»

 

– Будешь у меня палачом, – продолжал колдун, поставив руки на стол и чуть наклонившись вперёд. – Потом придумаю тебе другое занятие. Знаешь, как плохо с достойными девушками в наше время? Мне нужно время, чтобы найти тебе жену. А оставлять тебя без присмотра, пока я буду на другой планете, слишком дорого мне обойдётся.

 

– Мне не нужна жена! – чётко выговорил юноша, не моргая уставившись на отца. «Доволен, словно подарок дорогой приобрёл. Как же так можно с родным сыном?».

 

– Тебе нужен друг-сосед?

 

– Неет. – Джату ударил рукой по столу. – Мне нужна моя свобода, – срывающимся голосом выпалил он и, поднявшись, подошёл к бронированному стеклу. «Наверняка кто-нибудь находится за перегородкой и наблюдает за моими страданиями. Потом, когда успокоюсь, подумаю: как сбежать отсюда».

 

– И ещё раз повторяю тебе: никогда, запомни, никогда ты не был свободным и никогда не будешь, как бы ты тут не плакал и не умолял меня. Не надо было в моей семье рождаться. А раз родился, будь милым выполнять мои указания. И нечего слёзы по щекам размазывать! – Вазион подскочил к сыну и развернул его к себе, довольный, что не ошибся в обвинении. – Размазня, а не сын.

 

– Вы никогда не были ласковым со мной. Никогда даже не хвалили… А сейчас: что я такого сделал, чтобы меня так наказывать?

 

Вазион задумался. «Я был не прав, не женившись вторично. Надо было его посадить под домашний арест, и чтобы жена за ним присматривала».

 

– Ваше время вышло, – в дверь заглянул Тиану. – Пойдём, Джату. Я покажу тебе твою новую комнату, где ты будешь жить, пока мы осуществляем задумку твоего отца.

 

– Почему вы не спрашиваете моё желание? – освобождаясь от крепких рук отца, спросил Джату. – Я не хочу превращаться в другого человека.

 

– У рабов не спрашивают желание, – зло выпалил колдун, отпуская его. Ему уже порядком надоело, что сын, словно девчонка, ревёт и просит о пощаде. Он не любил слёзы и не знал: что делать в случае, если они обнаруживались у другого человека.

 

– Всё, пойдём. – Тиану заставил Джату выйти и повёл его к новой жизни, которую тот не хотел.

 

Они шли длинным коридором, благоухающим медицинскими ароматами всяческих лекарств, пачками изобретаемых и сразу же применяемых на практике в лаборатории Дженеро.

 

Джату погрузился в грустные мысли. Тиану насвистывал задорную мелодию, довольный тем, что придумал, как обмануть Вазиона. Внезапно он остановился и резко распахнул дверь.

 

– Быстро заходи, – скомандовал он непонимающему юноше. – И садись за стол.

 

Зайдя, сын колдуна покорно добрался до начала стола и, осторожно отодвинув стул, уселся на него.

 

Закрыв дверь, оказавшуюся внутри увешанную многочисленными замками, на несколько из них, директор весело прошествовал к длинному столу заседаний. Усевшись напротив юноши, он уверенным тоном начал говорить:

 

– Я директор лаборатории Дженеро - Тиану Мишýр - давний друг твоего неунывающего папаши, – он подмигнул и продолжил: – Джату, я вижу: ты очень испуган. Но пугаться совершенно нечего. У меня есть план, как перехитрить самого главного колдуна. За все эти долгие годы я хорошо изучил его и знаю, что могу помочь тебе не подчиниться.

 

Стены комнаты заседаний, увешанные бесконечными графиками и записками, не имели ни одного свободного места. «Удобно. Не надо красить». Внезапно для себя подумал Джату и спохватился: «Как ты можешь думать о стенах, когда решается твоя судьба?».

 

– Как это? – с отсутствующим видом, спросил Джату, засмотревшись на выглядывающую из-за одной из записки фотографию красотки.

 

– Ты можешь верить мне. Когда он мне рассказал весь его хитроумный план, я ужаснулся. Разве можно так поступать с единственным сыном?

 

Не веря своим ушам, Джату постарался быть внимательнее. Он отвлёкся от разглядывания красотки и уставился на точёный нос директора. Затем стал рассматривать его неожиданно молодое лицо, обрамлённое длинными сероватыми волосами.

 

– Ты вот скажи мне: хотел бы ты уйти из-под гнёта своего родителя? – добрые глаза Тиану внимательно смотрели на юношу.

 

– Мне уже всё всё равно, – бесцветным голосом вымолвил юноша, положив голову на согнутые руки. – Если бы я, действительно, был виноват, я бы признал свою вину и принял наказание безропотно.

 

– Но ты ни в чём не виноват. Как мне это знакомо, – улыбнулся Тиану, вспоминая собственные юношеские годы. – Вот, что я придумал: ты останешься в лаборатории. Вместо тебя мы подвергнем операции нашего спивающегося лаборанта. Он давно уже не справляется со своими обязанностями. И, чтобы он окончательно не спился, ты займёшь его место. Заодно будешь в безопасности, далеко от отца и под моей охраной.

 

«Что он говорит? Наверно, некий секретный ход… чтобы разговорить меня и внушить мне призрачную безопасность».

 

– Уверен, ты не веришь мне. Я бы тоже так поступил, – вздохнул директор, мечтая, поскорей приступить к делу. «Когда ещё будет такой случай? Никогда ещё не обманывал своего друга. Но разве можно так(!) поступать?». – Но я докажу тебе делом, что не обманывают тебя. Ты останешься здесь. Будешь помогать моим санитарам, а в свободное от работы время будешь учиться. Я уже нашёл тебе преподавателя. Он обучит тебя всем необходимым наукам и языкам.

 

– Я не заслуживаю такого…, – юноша сложил руки в замок, спрятав их под столом. «Я не верю в происходящее. Боги, неужели вы решили мне помочь? Если так, от всего сердца благодарю вас».

 

– Ты не заслуживаешь ссылки и превращения в монстра - будущего убийцу невинных людей, – уверенным тоном продолжал Тиану, не отрываясь смотря на Джату. – Но ты заслуживаешь быть умнее и дальновиднее своего папаши. Я лично обучу тебя такому, что никогда больше не позволит никому руководить тобой и заставлять делать то, что ты не желаешь.

 

Тиану поднялся, всматриваясь в успокоившегося юношу. «Оказывается, это приятно - делать добрые дела. Пусть он мне пока не особо верит, но он увидит, что я говорю чистую правду».

 

– Спасибо вам. Впервые кто-то встал на мою защиту, – тихо проговорил Джату и… открыл глаза.

 

Он так и стоял, прислонившись лбом к картине-окну.

 

– Я не был на той операции. Вместо меня на планету поехал уборщик, – прошептал он, ощущая, как что-то разорвалось внутри и разлилось теплом по всему телу. – Я не убийца!!!

 

Веста добрался до кровати и плюхнулся на неё вниз лицом. «Как это хорошо иметь воспоминания».

 

Он перевернулся и уставился в потолок.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало