Али, Макс и Орли вошли в ворота, ограждающие белоснежный замок Императора Гагамелии. Многочисленные люди, занятые повседневной работой, оторвались от своих дел и обратили свои взоры в сторону незнакомцев. Кто-то нёс на голове тяжелый корзины с бельём, другие – корзины с длинными батонами хлеба, третьи – тащили на спине мешки с мукой. Люди побросали тяжести, радуясь возможности немного передохнуть. Троица не обращала на них никакого внимания, переговариваясь, идя между ними.

 

Внезапно из толпы на них вышла девушка - высокая и стройная. Сделала пару шагов на них, резко развернулась, словно узнав, и пошла обратно. Длинное платье её развевалось при ходьбе, а косы золотого цвета, свисающие на спину, качались в такт. Под многочисленными взглядами она прошествовала ко входу в здание.

 

– Я же её убил! – неслышно воскликнул Макс, моментально признав в девушке ту самую блондинку с площади на Вегаламусе. Перед его глазами пронеслась сцена: золотовласая красотка произносила любовную речь, так умоляюще смотря на юношу, что его сердце больно сжалось. Он сразу вспомнил, что ему приказано было её убить. Он поднёс обе руки к сердцу, чувствуя нестерпимую боль.

 

– Кого ты убил, Макс? – шикнул на него Али, схватив за рукав. Вид его поражал грозностью взгляда. Казалось, он сам готов был убить юношу за то, что тот решился произнести крамольную фразу.

 

– Тише, Макс. В чём проблема? – Орли подскочил к нему с другой стороны, всматриваясь в отсутствующее лицо, полностью находившееся в воспоминании.

 

– Её. Её убил. Ту девушку, что несколько мгновений назад прошла мимо нас. Это она стояла возле меня на помосте и молилась своим Богам. А я в виде палача завис над ней и смотрел прямо ей в глаза. Вот почему, я никогда не смогу забыть её лицо и в особенности её прекрасные очи. Это, несомненно, была она.

 

Несколько Капюшонов Гвардии Императора отделились от стены и направились к загадочной тройке, собравшейся разговаривать в неположенном для этого месте.

 

– Если ты её убил… во-первых, это было на Вегаламусе. Мы сейчас на Гагамелии. Во-вторых, если убил, её здесь быть не может, – парировал Орли и, обернувшись, так как заметил краем глаза некое движение, увидел Капюшонов.

 

Люди с интересом рассматривали их, позабыв о том, что им нужно работать. Сейчас что-то будет. Троица продолжала разговаривать, а стражники уже спешили прямо к ней, на ходу придумывая наказание.

 

– Нет, я именно её убил.

 

– Ты сумасшедший. Кругом Капюшоны. Давайте отсюда уйдём. Не вызывая подозрений. Быстро за мной, – скомандовал Орли и быстрым шагом направился ко входу в здание.

 

– Это же Орли! – крикнул один из Капюшонов, признав в веснушчатом светловолосом юноше сына Режиссёра. – Орли, – закричал их главный - Кора-Лиан. – Да остановись же, бесёнок! Наконец-то вернулся…

 

Он догнал юношу у самого входа и развернул к себе. Али схватил Макса за рукав и приказал остановиться.

 

– Сейчас же приди в себя. Давай спасать Орли. Его же могут арестовать из-за нас. – Али потащил Макса к стоявшему перед Капюшоном Орли.

 

– Куда торопишься? Неужели приехал на прощание со своим отцом? – спросил тот, мигая красными зрачками.

 

– Что? – Орли не понял вопроса, ошарашено уставившись на капитана гвардейцев. Тот с интересом рассматривал спутников гагамельца, в нескольких шагах замеревших, словно они не с Орли шли. Капюшон отметил для себя, что одного можно арестовать, а второго, скорее нет. «Второй - получивший свободу фригантиец, а, следовательно…». Внезапно его осенило. «Свободный фригантиец? Следовательно, легендарный Тони Лякоста здесь

 

Перед Орли мелькали картинки-воспоминания. С трудом он осознал, что перед ним находится самый главный страж - руководитель Капюшонов Кора-Лиан.

 

– О чём Вы говорите?

 

– Не далее, как три дня назад, в воскресенье, всё и случилось. Теперь ты - потенциальный наследник трона, – «обрадовал» юношу капитан, постукивая по его плечу. Он косился на парочку, сопровождающую Орли, и пытался придумать, как же заставить их пройти вместе с ним. – Император наш не может править. Молодой слишком. Поэтому придётся тебе. Хорошо, что ты приехал сегодня, всё уже готово к коронации. Ждали только тебя.

 

– Как всё случилось? – уставился на него юноша, не слыша, что Кора-Лиан ему говорит. – Получается, не соврали… – «А я надеялся… надеялся… а, нет…».

 

– Твой отец ушёл в никуда, – пояснил тот. – Режиссёра больше нет с нами. Прискорбно. И я от всего своего большого сердца приношу тебе свои соболезнования, – без тени смеха сказал он и отошёл от юноши, отправившись разгонять праздношатающийся народ, забывший о слове «работа». «Если коронация будет сегодня, я сумею отдохнуть и повеселиться. Надо сказать придворному повару, чтобы готовил праздничный обед».

 

Орли повернулся к друзьям, показав знак следовать за ним. Али, схватив Макса, потащил его за собой.

 

– Отпусти! – повернулся к нему юноша. – Я же и сам идти могу.

 

– Можешь ты!? – шикнул на него Али.

 

Они вошли внутрь. Атмосфера приятно охладила вошедших. Стены, завешанные чёрным материалом, вызывали гнетущее впечатление. Белый мрамор пола прихожей сверкал, словно сегодня был натёрт. Лампочки горели лишь кое-где, с трудом указывая путь.

 

– Вы что застряли там? – громко сказал Орли, открывая дверь. – Давайте сюда, на лестницу. Пойдёмте в мою комнату.

 

– Да, мы идём, Орли. – Али, не выпуская руки Макса, пробрался к лестнице и, выйдя туда, порадовался свету. – Хоть здесь светло. Всегда у вас тут так?

 

– Нет, – хмыкнул Орли. – Экономят на электричестве. Когда я здесь жил, свет был почти везде.

 

– Почти? – они поднялись на третий этаж и открыли дверь вестибюля. Али впихнул Макса и зашёл следом.

 

– Я знаю здесь каждый закоулок. Только в отдалённых помещениях, да в подвале было плохое освещение. Заходите.

 

Орли распахнул дверь.

Он вошёл в свою комнату, зарыдав. Только здесь юноша позволил себе дать волю эмоциям. Друзья, не зная: как его утешить, молча проследовали за ним. Али закрыл дверь и огляделся.

 

Комната представляла собой квадратное нечто. Кирпичные стены без отделки были украшены картинами пейзажей других планет. Справа теснилась деревянная кровать с жёлтым вязаным одеялом и массивный полированный шкаф, а справа - во всё большое окно, смотрящее на стоящую слишком близко стену здания, тянулся длинный стол, весь заваленный книгами и стопками пожелтевшей бумаги.

 

Орли опустился на кровать и сразу же вскочил, видя, что приятели застыли у двери, боясь пройти внутрь.

 

– Присаживайтесь хоть на кровать, – бросил он, вытирая слёзы со щёк. Он обернулся по сторонам, задумавшись о том, что не так давно уехал отсюда, но казалось, прошло очень много лет. Видеть то, когда-то приносило только радость, было неимоверно больно. В душе появился стягивающий комок ностальгии. «Гнетущая обстановка. Чёрный потолок давит на меня. Мне, кажется, я задыхаюсь».

 

– Я лучше пойду проветрюсь… – Макс тоже почувствовал, что начинает задыхаться в столь маленькой комнате, напомнившей ему свою родную комнату - на Хет-Саккаре. «Такая же крошечная, с низким потолком и такой же обстановкой внутри. Словно все принцы должны воспитываться в строгости и бедности».

 

Он осторожно закрыл за собой дверь и, глубоко вздохнув, направился на лестницу, где, когда они поднимались, он чувствовал свежий воздух. Здесь Макс, наконец, смог остаться один и помечтать о той, кого увидел на королевском дворе.

 

– Успокойся, Орли. У тебя наверняка скоро коронация. – Али, как мог, попытался успокоить плачущего юношу. – Ты обязан выглядеть празднично. А не идти на коронацию, словно на гильотину.

 

Тот отвернулся от него.

 

– Не говори, не говори, не говори мне ничего о коронации. Кто? – Орли старался не смотреть на друга. – Кто сказал тебе, что я согласен на всё это? А беспокоюсь больше всего из-за того, – говоря, он постепенно подходил к столу, – что не смог сказать отцу последнее слово. Я уехал, даже не сказав: «Прости».

 

Орли смахнул со щёк слезы и уставился на такие родные книги. Именно ими он зачитывался длинными днями и ночами. Вся его прошлая жизнь моментально предстала перед глазами, словно он никогда её не покидал. Но теперь прибавилось гнетущее чувство тоски. Он не может изменить ничего из того, что случилось.

 

– Если бы мне вновь пришлось прожить тот эпизод, я всё равно бы уехал, только по-другому. К несчастью, – он тяжело вздохнул, – нельзя вернуться назад. Что же мне делать? Я не могу оставаться здесь… здесь столько воспоминаний, – говоря, он скользил глазами по столу и внезапно наткнулся на белоснежный листок бумаги. «Что это?». Орли взял его дрожащими руками и вслух прочёл:

 

«Будьте осторожны с зеленобородым старцем, выдающим себя за молодого. Он очень опасен. Обладает психическими методиками программирования, умеет читать мысли и заставлять человека делать то, что он не желает. Согласно преданию: «Когда придёт зеленобородый, это будет падением Гагамелии. Вся руководящая верхушка будет убита, а на трон усядется новый король». Будьте осторожны.

 

Подпись Аноним.

 

P.S. Не доверяйте никому».

 

Орли шокированно уставился на бумагу. Мысли хаотично начали свой бег, постепенно складывая из разрозненных пазлов в цельную картину. «Зеленобородый? Неужто Сафродо?». Догадка пронзила до глубины души. «Он уже и сюда добрался?».

 

– Что это? – проговорил Али, уже давно стоящий за спиной Орли. – Неужели наш друг Сафродо?

 

«Али не умеет читать мысли. Следовательно, он просто умеет логически мыслить».

 

Ему было невдомёк, что записку он прочёл вслух.

 

– Анонимка, – гагамелец повертел её в руке. – Подписи нет.

 

Орли был так ошарашен сообщением неизвестного, что напрочь забыл о своём горе.

 

– Что думаешь делать? Если бы я был на твоём месте, я бы отомстил. – Али вышел из-за спины друга и облокотился о стол, сложив руки на груди. Пряди волос упали ему на лицо, но он их не замечал, весь отдавшись размышлению.

 

– Месть должна быть холодной, – услышал он голос друга. – Дай мне подумать. – Орли осторожно положил записку на стол. Так осторожно, словно она была сделана из саплукар. Потом передумал и спрятал её в близлежащую книгу. Бросив быстрый взгляд на Али, он произнёс решительным тоном: – Жди меня здесь. Кстати, куда Макс ушёл?

 

Али пожал плечами. На лице Орли не осталось и капли недавних слёз. Оно стало сосредоточенным и серьёзным.

 

– Сказал, что один хочет побыть.

 

– Только ему сейчас и одному быть! – несколько раздражённо воскликнул он. – Ладно, если найду, приведу.

 

Внезапно фригантиец схватил Орли за плечи и притянул к себе.

 

– Что ты задумал? – он уставился ему в глаза, жалея, что не обладает способностью Лари или Тони читать мысли. Голос его мгновенно стал обеспокоенным. – Надеюсь, ничего опасного?

 

– Я ещё ничего не придумал, Али. Не волнуйся! Мне просто нужно собрать мысли в единое целое. Побудь здесь.

 

– Хорошо, если так. – Али отпустил Орли и послал ему воздушный поцелуй. – Поторопись.

 

Гагамелец кивнул и спешно выбежал из комнаты.