Валисан резными коридорами, выкрашенными в белоснежный цвет, привёл Тони в свою каюту. Он открыл раздвижную дверь и пригласил юношу внутрь.

 

– Ты хотел со мной поговорить? – Валисан закрыл дверь и показал Тони на диван, стоящий слева от входа. – О чём будет разговор? – сам, оседлав стул, сел напротив, приготовившись не просто слушать, а изучать. Он вздохнул, медленно осматривая загадочного юношу.

 

На противоположной стене во всю стену тянулась картина лесной местности. Диковинные звери поились у водоёма, а высоко в небесах летал орёл, нарезая круги. Картина сменялась, транслируя одну и ту же картинку.

 

– Я рад, что ты всё правильно понял. – Тони уселся на диван, слегка нагнувшись вперёд и положив локти на колени. Он смотрел вниз, осматривая мозаичный пол. Серые ромбы чередовались с белыми в хаотичном танце. – Да, хотел..., – он немного помолчал и, словно собираясь с мыслями, и продолжил: – О том, что случилось. Валисан, – подняв глаза на юношу, уверенно продолжил, – ты растерялся в последний момент. И уже был бы мёртв, если бы не наша с ребятами игра.

 

– Понятно, о чём ты, – переведя дух, откликнулся Валисан. – Думал, ты о тех пилотах меня спросишь, – он вздохнул и сказал: – Вижу, что ты сильнее меня. И сообразительней. Не ожидая увидеть воскресшего отца, я растерялся, позабыв о том, что настоящий отец всему меня научил. Впервые … я ощутил страх, что не смогу исправить ситуацию… и не смогу даже пообщаться с тобой. – «Ты - та мечта, к которой я так долго стремился. И я готов был расстаться с ней, даже не сопротивляясь».

 

– Так он не только держал тебя взаперти, но ещё и преподавал тебе науки? – заинтересованным голосом спросил Тони, слегка подавшись назад. – Я помню тебя. Видел пару раз твоё испуганное лицо, выглядывающее из-за двери.

 

– Я боялся Улафа. Я знал, что мне попадёт, если я заговорю с вами.

 

– Запомни: ты теперь в моей команде, ты обладаешь такими же способностями, что и некоторые среди нас, поэтому тебе больше не стоит бояться потеряться посреди важной операции, а также не доверять тому, что я говорю. У меня всегда есть план. Не знаю, откуда он берётся, но он появляется всегда при начале операции. Поэтому, чтобы с тобой не случилось, каждый из нас всегда придёт тебе на помощь.

 

– Ты так уверен в своей команде… Я буду помнить твои слова. Хочешь знать кое-что? – сын Улафа замялся, ощущая, что полностью доверяет Тони, словно знал его тысячу лет. В душе он почувствовал непонятно откуда-то взявшееся ощущение счастья, распространяющееся по всем конечностям. «Наверно я просто признателен ему, что он помог мне выбраться из той ситуации. И просто напросто рад, что остался жить. Но у меня такое чувство, что я знал его тысячу лет». Успокоил он себя и услышал:

 

– Говори.

 

– Сауро внебрачный сын Улафа, от которого тот отказался.

 

– Что? Сауро его сын? Как же можно вот так издеваться… – Тони представил его лицо, просящее о пощаде, и рядом бородатого мужчину, кричащего и обещающего побить юношу, если тот не встанет на колени перед ним.

 

– В Сауро он видел его мать, которую всеми силами хотел забыть. Поэтому всё зло он возмещал на сыне. Я сын от другой мамочки, которую также, как и Сауро, никогда не видел.

 

– Почему сын не остался с матерью?

 

– Там что-то случилось. Жена Улафа узнала о внебрачном ребёнке и заявилась к матери Сауро. Была драка и все погибли. – Валисан говорил медленно, словно переживал случившееся когда-то. – Улаф был вне себя от бешенства. Я не присутствовал при сцене. Не знаю, как там всё произошло. Но нам втроём пришлось покинуть Хет-Саккару. Мы отправились на Землю. Отец считал, что это самое безопасное место.

 

– Откуда тогда ты всё это узнал?

 

– К сожалению, я не помню ничего из того эпизода. Не помню, как мы покидали планету, не помню ничего, что связано с той жизнью.

 

«Ещё один непомнящий. Он-то почему не помнит? Вроде мы одного с ним возраста. Следовательно, ему должно было быть в то время лет 5-6. Он должен был помнить что-то из того времени». Тони задумался.

 

Валисан тем временем продолжал:

 

– Всё это я считал из памяти Сауро, – криво улыбнулся юноша, вспоминая события. – Я много чего считал тогда. Но больше всего я был поражён, что нельзя верить тому, кто однажды предал и слёзно клянётся, что такого никогда не повторится.

 

– Сауро присутствовал при разборках? – задумчиво спросил Тони, потирая лоб.

 

– Это был его день рождения. Должна была прийти куча народа. Но они не успели. Жена Улафа заявилась раньше. Да, всё произошло на глазах ребёнка. Иначе бы я так ничего и не узнал. Улаф обвинял Сауро, что тот не вмешался в битву. Что мог сделать маленький ребёнок в ситуации, когда две дамы дерутся? Он забился в углу, плакал и не вылезал оттуда до тех пор, пока всё не закончилось.

 

– Вот это ситуация! – Тони всплеснул руками и откинулся на спинку дивана. – Может зря мы бросили его рядом с лже-Улафом? – он сложил руки перед собой и одной начал тереть подбородок. Взгляд его был опущен вниз.

 

– Ты жалеешь его? И зря. Джату верно сказал, что Сауро подвергся некой кодировке. Это было в лаборатории Вазиона. А лаборатория славится тем, что качественно выполняет свои заказы.

 

Капитан поправил волосы и откинулся на спинку дивана.

 

– Кому он понадобился? Что вообще Сауро мог знать?

 

– Он всю свою жизнь был рядом с Улафом. Он же, как они считают, ходячая энциклопедия. Знает всё, что происходило и может рассказать многое. Как и каждый из нас, – грустным тоном добавил Валисан. – Мы все очень интересны для них. И, если вдруг кто-то из нас попадёт в их руки, живым уже не выберется.

 

– Ничего такого не случится. Улаф не обучал его? – Тони поймал взгляд Валисана. Умный взгляд серых глаз изучающе уставился на юношу.

 

«Он точно знает много чего. Особенно об опытах Улафа. Он же был его любимчик. Скорее всего он обучил Ола всему».

 

– Нет, – ответил Валисан. – Но он присутствовал при обучении. Он знает методы, может рассказать о них. И, наверняка, рассказал. Лаборатория Вазиона славится своими передовыми технологиями в области вытаскивания информации из сопротивляющегося человека. Если кто-то завладеет разработками Улафа…, – он поднял глаза к потолку, переводя дух. «Сегодня я убедился в том, что Улаф был силён в преподавании магических навыков Тони. Он поразил меня до глубины души». – Но, раз, они охотятся за вами, значит, они не получили той информации, что хотели.

 

– На нашу лабораторию напали, не только нас всех увезли, а диски, документы, папки. Я видел, как всё грузили в машину.

 

– Ты прав, Тони. Ты помнишь тот день? – осторожно поинтересовался Валисан, исподлобья наблюдая за юношей. Что-то мелькнуло в его глазах, по лицу пробежала тень.

 

Тони потёр лоб, видя перед глазами творящийся тогда хаос: бегающих людей, крики, приказы и страх.

 

– Прости, – он перестал теребить лоб, снова наклонившись вперёд. – Я вспомнил, но пока не всё. Ещё есть чёрные пятна в моих воспоминаниях. Я вспоминаю некими кусками, которые сильно перемешались при транспортировке. Постепенно мозаика сложится. Я уверен. Тогда я буду помнить всё, что случилось в тот день.

 

«Хорошо поработали. Заблокировали всё, что представляло опасность». Валисан убрал чёлку с лица рукой.

 

«Хорошо держится. Старается не выдавать, что чувствует. Но он по-прежнему ощущает страх и сожаление, что не поступил тогда так, как хотел». Тони тоже изучал юношу со знакомым лицом. Он пытался сопоставить его с тем испуганным мальчиком, что вечно выглядывал из-за двери запретной комнаты, куда никому не дозволено было заходить. То ему казалось, что он не тот, кого все тогда видели, но сейчас он уверился на сто процентов, что Валисан – именно тот, кого Улаф прятал ото всех и так боялся, что сын расскажет какую-либо тайну, или те поделятся с ним какой-либо информацией. «Всё отдал бы, чтобы узнать: что именно боялся Улаф, скрывая своего сына от нас?».

 

– Какими способностями обладает Лари? Он же не был в нашей лаборатории?

 

– Он фригантиец. Валисан, я сам не знаю, чем конкретно он обладает. Лари очень способный. Быстро обучаем. У него есть учебник Сафродо, по которому он обучается. Но чтение мыслей, трансформация местности, чтение и передача информации на расстоянии, были с ним до книги. Вот удивительно…

 

– Никогда не задумывался, что он может быть не тем, за кого себя выдаёт? – осторожно поинтересовался Валисан, бросив быстрый взгляд на юношу и столь же быстро его отвёл.

 

– Тут нет загадки, Валисан. Я спас его от фригантийского рабства. Подобрал в одном городе. Он сопровождал меня во Дворец, где вместе с другими фригантийцами, сопровождающими меня, получил свободу. С ним всё в порядке.

 

– Уверен? – не поднимая глаз, сын Улафа продолжал изучать, внимательно анализировать, читать мысли капитана.

 

– Ты такой подозрительный. В Лари я уверен, как в себе. – Тони дотронулся до сердца и слегка улыбнулся, удивляясь недоверчивости сына колдуна.

 

– После некоторых событий, случившихся в моей жизни, я уже не так уверен в людях, которые меня окружают. Особенно, если эти люди, клялись меня не предавать, но предали.

 

– Забудь о Сауро. Он уже далеко. – Тони махнул рукой перед глазами, словно отгонял надоедливую муху.

 

– А Джату? Кто он?

 

– Джату - сын Вазиона. Он тоже очень способный парень. «Он ведь тоже был в той лаборатории!». Дошло до Тони. «Нет, он говорил, что работал там. Сотрудники и директор укрывали его от отца. А что, если нет? Нет, так я начну подозревать всех вокруг. Так нельзя».

 

– Я так и думал, что здесь что-то не так! – воскликнул Валисан, поднимаясь со стула. – Никогда бы не додумался, что он может быть сыном самого главного колдуна! Джату какой-то неуверенный в своих знаниях. И совсем не похож на сына колдуна. Тем более такого могущественного. Как его воспитывали? Такое впечатление, что его тоже крали и проводили различные эксперименты. Ты уверен, что ему можно доверять?

 

«Словно мысли мои прочёл!». Воскликнул Тони про себя и сконцентрировался. «Быть не может! Он меня сейчас читает?».

 

– Как себе! Если пообщаешься с ним, узнаешь его ближе, поймёшь, почему он такой. В отношении твоей догадки о том, что его крали – ты почти рядом. Отец переделывал его пару раз в другого человека, собираясь сделать послушного и покладистого мальчика. Только один человек в лаборатории сжалился над ним и оставил при себе. Именно в лаборатории его обучили магическим наукам и некоторым методам лечения. Он работал санитаром, чтобы остальные не догадались, кто он.

 

«Тоже могли легко закодировать. Надо подобрать к нему кодовое слово. Это тяжелее будет, чем с шестёркой Улафа. Зато… как интересно!».

 

– Он не погиб сегодня. Это меня поразило… я заметил его смертельные раны.

 

– Раз ты теперь с нами, тебе я скажу. Мы все пили эликсир бессмертия. Манилли упросила его тоже выпить.

 

«Поразительно! Вот откуда они черпают силы!». Пролетели в голове Валисана восхищенные мысли, а Тони считал их.

 

Валисан вскочил и уселся рядом с Тони на диван.

 

– Поделишься? – хитро прищурившись, спросил он.

 

– Тебе зачем эликсир?

 

Валисан замялся, решая: говорить Тони о его мечте или нет. Но потом решился.

 

– Давно хотел стать бессмертным и бороться со злом, накопившемся во Вселенной.

 

Тони закачал головой и указательным пальцем.

 

– Один ты не сможешь! Даже имея такие способности, какие есть у тебя.

 

– Ты знаешь, какие у меня есть? – спокойное выражение лица сменилось на удивлённое.

 

– Валисан, ты меня разыгрываешь? Ты же знаешь всё обо мне. Тебе память не стирали!

 

– Ошибочка, – он пальцем провёл по руке Тони. – Вам её не стёрли, раз вы кое-что вспоминаете, – увидев мурашки на руке капитана, он отстранился. – Вам её блокировали.

 

Тони словно током пробило.

 

– Почему так уверен? – он прищурился, боясь пошевелиться. Он ловил каждое слово этого знакомо-незнакомого юноши. – Что ты знаешь о нас? – быстро проговорил он.

 

– Поделишься эликсиром? – улыбнулся Валисан. «Осторожно. Ещё немного и он станет подозревать меня в том, чего на самом деле нет». – Тони, – выдохнул он и поднялся. Затем повернулся и сказал: – Те, кто вас украли и увезли в неизвестном направлении, не шутки с вами играли, – он взял стул и стал держаться за него, словно боялся упасть. – Всё отдал бы, чтобы узнать: зачем они блокировали вам память и почему отправили на родину? Мне не понятна логика: зачем отправлять на родину тех, за кого любая лаборатория отвалила бы несколько сот тысяч семиукоров?

 

– Думаешь, мы столько стоим? – ухнул капитан. Валисан кивнул и Тони продолжил: – А потом не всех.

 

– А не всех потому, что люди не машины и тоже ошибаются. Ну что, поделишься? – умоляюще посмотрел на него юноша, а затем улыбнулся.

 

– Наши вещи остались на моём космолёте, – устало вздохнул Тони и опустил глаза.

 

– Я просил Лари, чтобы твои друзья перетащили все вещи на мой космолёт. Вряд ли они что-нибудь забыли. Всё в порядке с вашими вещами. У них было прилично времени, чтобы всё перетащить.

 

Тони поднялся и сделал пару шагов к выходу. Не дойдя, он резко повернулся. Карие глаза Валисана изучали.

 

– Зачем тебе эта информация о нас?

 

«Я так мечтал быть в ваших рядах. Я так переживал, когда вас украли. Я страдал из-за того, что не выскочил тогда за вами, что не предпринял чего-то такого, что остановило бы лаборатории и они удалились бы в страхе. Тони, это была моя мечта. И все эти три долгих года я только и делал, что представлял, что скажу тебе, когда наконец встречу. И вот сейчас я даже не могу рассказать тебе всё это в глаза. Я переживал, представляя, что они… убили вас и ужасался от мысли, что больше никогда вас не увижу. Пока не встретился с Сауро. И надежда вас встретить ожила».

 

Пауза затянулась. Тони спросил молчаливо-изучающего снова.

 

– Я не могу это сказать. Пожалуйста, не спрашивай меня. Может быть однажды я решусь, но…, – он отвёл взгляд, посмотрев на закрытые шкафы, тянущиеся по одной из свободных от картины стен.

 

«Не говори. Я-то уже всё знаю». Капитан мысленно улыбнулся. «С тебя легко читать. Или ты специально разрешил мне чтение, или просто что-то умеешь хуже, чем остальное».

 

– Хорошо. – Тони поднял руку. – Эликсир принадлежит Али. Пойдём к нему и спросим, – он подмигнул юноше. «Я переживал, представляя, что они… убили вас…». «Он считает, что мы жертвы, и хочет помочь?». «… ужасался от мысли, что больше никогда не увижу вас». Тони вышел в коридор, ожидая, когда Валисан присоединится. «Что это? Я никогда не представлял, что кто-то может волноваться за меня. Всё равно надо быть с ним осторожней. Что-то подозрительно он испереживался весь. Кто он на самом деле?».

 

Валисан закрыл дверь и встал рядом. Спокойствие, царящие на его лице, удивило Тони. «Как ему удаётся быть таким спокойным? Или это только внешнее спокойствие?».

 

– Познакомишь меня с ним? Он кажется самым мудрым среди вас.

 

– Ты не ошибся. Он очень начитан и во многом разбирается. Пойдём?