– Яркий свет. Квадратное помещение. Белоснежные стены. Чёрная плитка. Мои руки, закрепленные ремнями на подлокотниках серого кресла. Моя голова, сжатая металлическими тисками. Ноги? Я не чувствую их.

 

Высокий человек. Закрыл дверь, сливающуюся со стеной. Салатовый халат, щедро украшенный вышивкой. Треугольники. Буквы. Цепи. Всё слиплось в хаотическом танце, рябящем в глазах при взгляде на ткань. Жезл. Как я мог забыть! Медная трубка, пестрящая иероглифами, заканчивается на конце стеклянным шаром. Взмах руки и шар загорается голубым светом. Впечатление такое, что червякообразные нити отделяются от неё, но сразу возвращаются назад, боясь упасть на сверкающий пол. Длинные чёрные волосы, заплетенные в толстые косы, лежат на груди параллельно. Выше - словно нарисованные усы. Высокий белый колпак. Накрахмаленный. Благоухающий неизвестным мне ароматом. Смотрящийся не к месту. Негармонично. Выбивается из общей картины.

 

Он несколько раз обошёл меня. Тяжело дышал. Бормотал нечто неразборчивое. Остановился напротив. Заглядывал в глаза. Его холодные чёрные глаза колюче смотрели на меня, неся с собой всю ненависть, что пропитала душу, когда-то бывшую красивой и сочувствующей, понимающей и всепрощающей. Он остановился напротив. Постучал жезлом по раскрытой ладони, словно собираясь с мыслями. Вдоволь насмотревшись на меня, произнёс:

 

– Ну, что ж, Макс Кару-Тимо? Попрощайся со своей сущностью. Больше никогда вы не сможете стать прежним. Даже не сможете вернуть себе королевскую жизнь, родных и особенно ту любовь, что вы там убили в пещере, – он вздохнул, словно жалел несчастную девушку.

 

– Я никого не убивал, – попробовал возразить я пересохшими от страха губами.

 

– Наши камеры засняли всё, что творилось в тот день. И даже есть один свидетель, – радостно закончил он, затем помолчал, решаясь: говорить мне или нет. – Жаль, что ты никогда не узнаешь: ни кто был свидетель, ни кто «заказал» тебя, ни то, что с тобой было. Ох, как жаль-то, – он театрально заломил руки, подняв глаза к потолку. Постучав жезлом о ладонь, он продолжил: – И теперь тебе нечего бояться. Теперь ты в надежных руках. Ха-ха-ха, – внезапно засмеялся он. – С сегодняшнего дня или точнее уже вечера ты станешь другим, будешь слушаться нового хозяина и больше никогда не получишь назад свободу перемещений и свободу выбора. Твои желания теперь пшик. Желания хозяина - вот всё, что у тебя будет.

 

Он засмеялся таким смехом, который холодит кровь в венах. Мне стало страшно.

 

– Отпустите меня… – я попытался пошевелить руками, окончательно уверовав в то, что ничто мне уже не поможет.

 

– Ха-ха-ха. Он в таком положении ещё находит в себе мужество умолять меня о прощении. Да кто ты такой?

 

– Я принц…, – с сомнением в голосе произнес я и встретился взглядом с его злыми глазами.

 

– Был. Запомни. Был. Всё. Мне надоело, – он поднял жезл, радуясь тому, что сейчас начнётся самое интересное. – 26. 44. 85.

 

Моя голова закружилась. Мысли, словно рассерженный улей, взлетели в воздух, кружа вокруг меня и норовя укусить. Лоб пронзила невыносимая боль, а затем голова заболела от пронзающих насквозь вспышек, словно прорезающих её напополам. Мышцы ослабели и отказались мне повиноваться. А он продолжал.

 

– Арха Делопим, – молнии прыгнули из шара.

 

Я почувствовал разряд тока, иголками пробежавшийся по моему телу.

 

– Арха Пелопиум, – свет заплясал в глазах то затухая, то вспыхивая. Словно кто-то невидимый баловался выключателем то включая свет, то гася его. Новая порция тока пробежала по телу сильнее и больнее, чем первая.

 

– Арха Элоника.

 

Я почувствовал новый разряд и подступающую к горлу тошноту. Пена повалила изо рта. Свет померк, больше не обещая возвращаться.

 

***

 

Макс раскрыл глаза, снова переживая ужас от воспоминания настолько яркого, что показались ему случившимися вновь.

 

– Где я? – непослушными губами прошептал он, руками вцепившись в кресло, ожидая нового превращения или появления страшного человека в салатовом халате. Он затравленно озирался по сторонам, пока не споткнулся о спокойный взгляд капитана.

 

Размышляя о чём-то, он взял со стола стакан с гранатового цвета жидкостью. Макс перевел взгляд на сидящего чуть поодаль от капитана фригантийца, рассеянно уставившегося сквозь юношу. Лари переваривал услышанное. Макс попытался ответить на поставленный себе вопрос. И не смог. Он поднёс руки к щекам, потирая их, добрался до глаз, затем вцепился в волосы.

 

«Знакомый жест». Тони протянул Максу стакан. «Бред. Почему мне этот жест кажется знакомым?».

 

– Всё уже позади. Ты на корабле среди друзей. Выпей это. Манилли сделала специально для тебя.

 

Макс с недоверием взял магическое средство, зачем-то косясь на Лари.

 

Тот положил ногу на ногу, предпочитая не смотреть на испытываемого. Он продолжал переваривать услышанное, не смея поверить в произошедшее когда-то со спасенным юношей.

 

– Не впадай в панику, – спокойным тоном продолжил Тони, наблюдая над неподдельным страхом Макса. – Ты уже не там и больше никогда не попадешь в беду…

 

– Он тоже говорил это слово «никогда». – Макс заглянул в стакан. Жидкость переливалась под действием лучей висящей над ней лампы. – И Алисия говорила.

 

– В отличие от них мы - твои друзья. Мы не желаем тебе ничего плохого. Те двое желали. И, если приключится какая-либо беда, мы придем тебе на помощь. Я даю тебе слово. Клянусь не оставлять тебя в беде… если это поможет поверить мне.

 

– Раз уж ты клянешься…, – неуверенно начал юноша, не решаясь пить. Он исподлобья посмотрел на уверенного Тони, словно проверяя его реакцию. – Благодарю за то, что ты делаешь для меня…

 

– Нам можно доверять. Это я как бывший раб-фригантиец тебе говорю, – вмешался Лари и Макс перевёл на него затравленный взгляд. – Тони освободил нас. Он подарил нам свободу, взяв с собой на планету. Я скажу тебе больше: каждый из нас уверен в Тони, как в себе. Отдаст за него жизнь, если вдруг придется это сделать. Спроси Али или Кари. Они подтвердят мои слова. Выпей магический отвар и даже не сомневайся отныне, что всё будет просто отлично.

 

– Отвар поможет тебе притупить воспоминания о прошлом и избавить от страшных снов.

 

– Меня столько раз уговаривали… столько раз говорили, что отныне всё будет хорошо… я верил… а они… – Макс поднял глаза к потолку. Предательские слезинки скатились из его глаз. Он приказал себе не раскисать. Шокирующие воспоминания всё ещё стояли перед глазами. – …они попытались меня убить…, – в голове крутились сцены с загадочным доктором, повторяющим слова-заклинания. Мысль «Ты никогда не станешь свободным» - не дарила уверенности в себе и заставляла не верить юношам, спасшим его.

 

– Не убить, – поправил его радвеец. – Насколько я понял: закодировать, превратить в раба. Вложить в тебя новые воспоминания, чтобы ты никогда не вернулся назад. Они не собирались убивать тебя. Они хотели управлять тобой.

 

– Они добились своего… Мне бы хоть единственную нить в руки, чтобы знать, на кого полагаться и кому доверять. Мне нужна опора…Просто я больше не знаю: кто я, куда идти и во что верить. Где моя настоящая жизнь?

 

– Ты можешь нам поверить? Мы - твоя опора. Тебе просто нужно успокоиться. Выпей отвар. И просто дай нам шанс. Время - оно раскрывает все тайны. Оно обязательно вытаскивают всю правду и срывает маски с отрицательных личностей, пытающихся представиться положительными. Угу? – Тони улыбнулся и кивнул.

 

– Не знаю: почему, но я не ощущаю идущей от вас волны ненависти, – он переводил взгляд с Тони на Лари, не задерживаясь ни на ком надолго. – Кажется вы - положительные личности и в действительности не желаете мне зла, – он поднес стакан к губам и осторожно отпил отвар, показавшийся ему сладким и прохладным.

 

– Вот, что я думаю, – юноша наклонился к Максу, протягивая руку к цепочке на его шее. – Талисман лучше снять.

 

– Но он всегда был со мной, – попробовал возразить тот, свободной рукой зажав руку Тони.

 

– Я просканировал его и кое-что не даёт мне покоя. Дай мне его, – настойчивым тоном потребовал капитан. В его тоне появились металлические нотки.

 

– Что ты обнаружил? – удивился Лари, переменив позу. Несколько минут назад он занимался сканированием и не заметил ничего, кроме записей о том, кто такой Макс.

 

– Этот чёрный камень не является камнем. Это мини-хард-диск с данными о личности, что его носит. И там есть блок, который сопротивляется вскрытию.

 

– Как ты обнаружил? – насмешливо произнес фригантиец, в очередной раз поражаясь способностям друга. «Даже я не смог этого сделать. У него почему-то вышло. Да, кто он такой? В самом деле!».

 

– Не рекомендую спрашивать меня, – задумчиво ответил Тони. – Я сам не знаю: что творится со мной. Каким образом я исчез вчера из своей каюты и как оказался на побережье? Как я могу считывать информацию с предметов? Я просто беру и читаю, и получаю ответ. Как я это делаю? Я бы почувствовал облегчение, если бы мне объяснили сию загадку. Не думаю, что почувствую его в ближайшее время.

 

– Да. Ты - кладезь загадок, каждый день раскрывающейся с новой стороны, – заулыбался друг, покачивая ногой.

 

Внезапно, повинуясь некому импульсу, Макс снял талисман и решительно передал Тони. Тот сжал цепочку в ладонях обдумывая: уничтожить или рискнуть взломать сопротивляющийся механизм.

 

– Что думаешь делать? – Макс крутил в обеих руках пустой стакан, констатируя то, что новые друзья его не обманули. Необычных ощущений от выпитого - не было. Ясность мыслей присутствовала. Они не прятались по углам и не норовили укусить, лениво проносясь мимо. На душе светило солнце так, что хотелось танцевать. А разлившееся по венам спокойствие, заставляло улыбаться и благодарить жизнь за то, что она послала ему таких спасителей. Он улыбнулся. «Что если это наркотик, который отплатит мне сполна за кайф?». Мысль пролетела быстро и юноша не успел отреагировать, возвращенный на землю фразой фригантийца.

 

– Больше уверенности, друг, – внезапно выпалил Лари, прочитав последнюю фразу в голове Макса. Он поднялся и, выхватив пустой стакан из его рук, вышел из рубки.

 

– Откуда он знает: о чём я думаю? – Макс в недоумении развел руками.

 

– Лари тоже умеет читать мысли… Давай, я провожу тебя в каюту. Тебе нужно отдохнуть, – капитан сделал шаг вперёд, сжимая в руках талисман, неприятно обжигающий ладони, желающий чтобы его вернули на шею, где он находился долгие годы.

 

– Нет! Только не сейчас, – отпрянул от него Макс. – Я не могу быть один, – нехорошие мысли зашевелились в голове, грозя завалить ужасом и потопить в страшных историях. Недавно виденный сон всплыл в памяти, пугая откровенно-опасными сценами. Юноша мысленно поплевал через плечо, прогоняя видения.

 

– Тогда пойдём со мной. – Тони улыбнулся, желая развеять его страх, и направился к выходу. – Что ты застыл? – он остановился в дверях. – Пойдем в столовую. От всего этого я проголодался, словно забыл, что уже сегодня ел, – он снова улыбнулся, смотря: как Макс неуверенно поднялся.

 

– Мне нужно время... Очень сложно доверять, когда тебя неоднократно подставляли… Столько событий творится вокруг меня… Честно говоря, я устал бояться. «Странно. Я не ощущаю страха. Со мной такое впервые. Эти люди мне незнакомы. По большому счету, что я знаю о них? Но почему, почему, почему мне кажется, что им можно доверять?».

 

– Согласен с тобой, – кивнул капитан, открывая дверь. – Доверие нужно заслужить. Мы не настаиваем. Мы просто ждём, когда придет нужное время.

 

Они вышли из рубки управления и оказались в столовой. Тот, кто проектировал этот корабль, явно любил поесть, раз расположил рубку управления в такой близости от еды.

 

– Я не поблагодарил никого за то, что вы вытащили меня из лап Алисии, – начал Макс, выходя из-за спины Тони. – Оценивая то, что я чувствую сейчас рядом с вами и то, что чувствовал рядом с ней… я ощущаю большую разницу. Там был страх, сковывающий меня непонятно по какой причине. Её глаза… они предостерегали меня… от чего? Тогда я так и не мог понять. Но теперь понимаю.

 

– Причина ясна. Просто она агент лаборатории… Всё, что она хотела - доставить тебя в Калибанэй. И, несомненно, она обладает колдовскими способностями. Поэтому легко овладела твоим сознанием.

 

– Спасибо вам за то, что вовремя появились и убили её. Теперь она не сможет найти меня и…

 

– Не убили, Макс, – капитан решил рассказать правду о случившемся, поправив юношу.

 

Макс застыл, ловя воздух ртом. Лари, стоящий у плиты, развернулся в момент, как услышал последнюю фразу.

 

– Мы же все видели! – пораженно воскликнул он.

 

– Да. Я заставил вас поверить, что она, действительно, мертва. Но…, – юноша развёл руками.

 

– Это обозначает, что моя жизнь в опасности и она вновь появится в ней? О, боги! – Макс обхватил себя за голову.

 

– Тихо, тихо, – капитан поднял руки. – Там ситуация хуже. Я лишил её памяти. Теперь она ощущает тоже, что и ты, Макс. Задаёт те же вопросы и не узнаёт людей.

 

– Но мы же убили её! – Лари не мог поверить в произошедшее, прекрасно видевший её последний вскрик и падение вниз. – Там же была кровь и её последний крик…

 

– Спецэффекты. Куда без них? – заулыбался Тони, словно учитель, выслушивающий не совсем правильный ответ ученика. – Вы стреляли в жизненно-важные точки по схеме, нарисованной мною. Я заставил вас стрелять только так и никак иначе. В результате она впала в летаргический сон, запрограммированный на два часа. Думаю, её уже нашли и оживили. Но они очень удивится тому, что она начнёт говорить.

 

– Жизненноважные точки? Я поражен! – «Каждый раз, как он начинает что-то объяснять, я шокируюсь от информации, текущей из его уст». – Что, действительно, они существуют?

 

– У каждого они есть.

 

– И ты можешь каждого ввести в тот сон?

 

– Могу даже убить, – неуверенно проговорил Тони, косясь на спасённого юношу.

 

– О, боги! – Макс снова закрыл лицо, отвернувшись. Он, как и Лари, не верил в то, что говорит Тони. «Куда я попал

 

«Они шокируются от моих способностей. Но как сказать им, что я не меньше удивлен тому, что умею. Да я даже не знаю: что именно я умею делать. Каждый день словно открытие для меня».

 

– Спокойствие. Вы все сумеете делать то, что я умею.

 

– Ой, избавь меня от этого, пожалуйста! Я не хочу никого убивать, – проговорил Лари, закрывая глаза руками.

 

– Ты же думал, что убил Алисию?

 

– Мой удар не был последним. Каждый день приносит одни сюрпризы, – он повернулся к плите, услышав недовольное ворчание масла на сковороде. – Ты - опасная личность, Тони.

 

– Друзья, если б я не умел делать то, что я умею, мы не смогли бы без оружия защитить Макса.

 

– Оружие? Давно хотел спросить: откуда вы его взяли? Когда я спустился с лестницы, вы были безоружны. – Макс вопросительно уставился на весьма довольного происходящим капитана. Ответ на долго мучавший его вопрос, наконец, будет открыт. – Потом, когда мы с Орли подошли, его уже не было. Словно никогда не было.

 

– Я его позаимствовал из комнаты Сафродо, – легко сказал Тони, словно они, в самом деле, собираясь идти спасать Макса, захватили с собой оружие из его каюты. Это было далеко не так. Никто из друзей даже не думал вооружиться, всецело полагаясь на нераскрытый перед ними план капитана.

 

– Но мы же пошли в логово тотонистов без оружия! – бросил Лари через плечо, вороша на сковородке нечто аппетитно пахнущее. «Какие мы всё-таки самоуверенные, даже слишком самоуверенные. Пойти спасать, зная, что Алисия рядом, и даже не захватить оружие. Вот самомнение! Она-то своё прихватила. Как же я был удивлен, когда почувствовал в руке холодную сталь».

 

– Я переместил его из комнаты, изменил местность на привычную вам - гагамельцам, нарисовал для вас схему нападения, вложил вам в руки оружие и план действий. Остальное вы сделали сами. Я только наметил вам точки: куда стрелять.

 

– Кто ты? Ты хочешь сказать, что ты человек? – с ужасом в голосе закричал Макс, отходя в сторону и боясь, что Тони применит свои колдовские способности и превратит его неизвестно в кого.

 

– Боитесь? Не верите? Зря, – взмахнул руками Тони, широко улыбаясь. Ему было приятно, что друзья сильно удивлены его словам. – Мои способности помогут нам всем выжить.

 

– Не зазнайся только! – Лари выложил еду на три тарелки, поставил на поднос и принёс на стол. – В то время как я сижу с учебником Сафродо, пытаюсь изобразить нечто магическое, ты, даже не учась, выдаешь такое, что я даже в учебнике не видел! Поразительно, – он расставил тарелки на столе и произнес: – Прошу к столу! Что вы замерли там?

 

Макс, опасливо посматривая на Тони, уселся с ним рядом. Оба вдохнули аромат от аппетитно-бесформенного нечто, каракатицей лежащего на тарелке.

 

– Али правильно сказал, что это влияние тех напитков, которыми меня напоили. Шаманы. Колдун. Маг, – загибал пальцы капитан. – Я даже не задумываюсь над тем, что я что-то не умею. Я формулирую задание и решение приходит само.

 

– Спасибо за объяснение, – жуя, выдал Лари, восхищенно посматривая на капитана. – Только мне далеко до тебя.

 

– Ребята, откуда вы такие взялись?

 

– Радвей, – капитан вытер руку об одежду и протянул Максу.

 

– Гагамелия, – улыбаясь, фригантиец протянул свою.

 

Макс пожал обе руки, внезапно ощущая счастье внутри себя, постепенно заполоняющего всё собой. Он улыбнулся и продолжил поглощать импровизацию Лари. «Мир столь огромен. Везде живут люди. Вот ведь открытие: совсем не весь мир состоит из отрицательных личностей, желающих разобрать меня на винтики и посмотреть: что внутри. Точно наркотиком меня напоили. Почему мне так спокойно и хорошо?».

 

– Когда мы вернемся домой, мы отметим твоё, Макс, спасение. – Тони повернул голову к Максу, рассматривая просветлевшее лицо. Страх больше не присутствовал там, уступив место уверенности.

 

– Ты оптимист, – криво улыбнулся тот и спрятал взгляд.

 

– Разве можно думать иначе, когда ты на чужой земле? – парировал Тони, положительно оценивая изменения в душе спасенного. Потом прекратил читать чужие мысли, вернувшись к остаткам своего обеда. – Больше уверенности, друг! Ты – в кругу тех, кто не только спас тебя, но и не даст опять в обиду, ежели что.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало