Валисан очнулся, поняв, что глубоко ушёл в себя. По коридору удалялись Джату и Николь, мило беседуя.

 

«Ловко я придумала. Теперь у меня есть защитник. Так ведь, Джату

 

– Иди вперёд и не думай обо мне, – легонько подтолкнул он её. «Защитника нашла! Хмм. Она забавная».

 

«Он назвал меня забавной».

 

– Так не честно. Хоть ты чтение отключи, – юноша подхватил Николь под руку, ускоряя шаг.

 

– Ни за что, – внятно сказала она, в конце показав язык. – Мне нравится, когда я в курсе событий. Так никто не сможет меня обмануть.

 

– Так уж и никто? – Валисан не понятным образом оказался сзади парочки. – Составлю вам компанию, так уж и быть. Мне не хватает чашечки кофе для полного удовольствия. «Ей не стирали память! Почему я совсем забыл этот эпизод? Так недавно это было и так значимо».

 

– Троица–читающая–мысли. Я была бы против, – улыбнулась девушка, порадовавшись тому, что всё закончилось прекрасно.

 

– Тебя никто спрашивать не будет! Ты вообще-то гостья на моём корабле. Так что иди и молчи, – произнёс Валисан, почувствовав всё возрастающее счастье, пытающееся вырваться наружу. «Я так рад, что встретил её? Почему я так рад? Только потому, что она когда-то помогла мне? Что Про-ис-хо-дит?».

 

– Слушаюсь, мой повелитель, – бодро выкрикнула она, улыбаясь про себя. «Я самая счастливая на земле! А всё потому, что кто-то сильно рад мне».

 

– Повелитель? – захихикал Валисан, улыбаясь. – Зачем так меня назвала?

 

– Потому что ты только и делаешь, что командуешь, – обернулась к нему Николь.

 

– Пока Тони отдыхает, я здесь капитан, – он сделал ударение на местоимении «я», гордясь тем, что хоть недолго может почувствовать себя в руководящей роли.

 

Валисану показалось, что она как-то по особому смотрит на него. «Ещё бы! Она всё это время имела память!».

 

– Догадалась. А вы милые, – заулыбалась Николь, осматривая колдунов. – Долго ещё идти?

 

– Мы пришли. Дверь открывай, – приказал ей Валисан. «Обязательно разберусь с ней потом».

 

Николь толкнула дверь и оказалась в большом длинном зале со столом посередине. Столовая, уютно оформленная, была самым любимым местом сына Улафа. Когда ему было грустно, он приходил сюда, несмотря на то, что здесь всё время кто-то был. По стене напротив тянулись нарисованные окна с видом на море. Бордовые шторы, свисающие по бокам, имели шикарные золотые подвязки.

 

– Что будешь? – обратился к ней Джату, когда они прошли внутрь и остановились у придвинутых к столу стульев.

 

– Я здесь гостья, – пожала плечами рыжеволосая девушка. – Чем накормите, то и будет хорошо.

 

Она хозяйским жестом отодвинула стул и с королевской осанкой уселась, принюхиваясь. «Как душисто пахнет и так уютно. Навсегда осталась бы здесь».

 

– Странно. Впервые никто не делает мне заказ, – улыбнулся Валисан, тихонько наблюдая за Джату. Больше всего он боялся, что тот будет читать его мысли. Но юноша был полностью увлечён Николь и больше не обращал на Валисана внимания.

 

– Тони… он какой? – подперев голову рукой, произнесла девушка.

 

– Не стой. Займи какое-нибудь место, – бросил Валисан Джату и направился к барному столу. Дойдя, он обернулся. – Тони? Тони – он хороший. «Я же не девушка в него влюбляться. Но в Тони есть что-то...». Валисан ушёл в себя, подбирая нужное слово. «… магическое. Он сразу располагает к себе. Первой же фразой. Первой же улыбкой».

 

– Хорошее определение, – кивнула Николь. – Так много сказал. И теперь я точно знаю: кто такой ваш капитан, – она ударила ладошкой о стол, словно ставя точку в разговоре.

 

«Она прочла мои мысли?». Валисан шокировано обернулся и обнаружил, что девушка не смотрит на него. Может ему показалось? «Вечно, словно параноик, ищу подвох».

 

– Ты увидишь его скоро. И сама сможешь составить мнение. – Валисан подошёл к столу. В руках его была коробка с кофе. – Ты же умеешь.

 

– Да откуда ты такой умный! – Николь переменила позу. – Если Тони похож на вас двоих, мне уже начинает нравиться ваша компания.

 

– У нас не один Тони в компании, – произнёс Джату. – И твоя задача, если хочешь остаться здесь, понравиться Тони и быть положительной. Тони тоже много умеет.

 

– Как много задач! Что же делать? – она положила кулачки на щеки и потёрла их. – Как мне понравиться тому, кого я знаю только по слухам? «Ола… изменился ли он? Что, если да?».

 

– Придумай! – вымолвил Валисан, поражаясь, как она хорошо играет. «Джату! Что Джату сказал? Что она одна из похищенных?». Внезапно вспомнил юноша, перебирая в голове недавние события. «Откуда он знает и почему Николь продолжает играть перед ним? Что такого знает Джату, что я не знаю?». – Я уверен такая, как ты, легко пробравшаяся на закрытый корабль, сможет влезть в доверие к Тони.

 

Валисан принёс на подносе и поставил на стол три дымящиеся чашки кофе и тарелку с нечто аппетитно пахнущим – для Николь.

 

– Приятного аппетита, – улыбнулся он.

 

– Ночной ужин втроём, – протянула Николь, принюхиваясь к блюду. – Вы мне нравитесь!

 

Джату усмехнулся, наблюдая за девушкой. Валисан уселся напротив Джату, чтобы иметь возможность наблюдать за незнакомкой.

 

– Николь, тебя мучили воспоминания? – внезапно спросил сын Улафа, наблюдая за пенкой на поверхности напитка.

 

– Нееет. – Николь отправила в рот первый кусок неизвестной еды. – Мне не пришлось мучатся, только потому, что я всё помнила.

 

– Тебе не блокировали память? – Валисан поднял на неё удивлённые глаза. «Надо проверить: не похищали ли её за всё это долгое время! Неужели я волнуюсь за неё?».

 

– Не-а. Забавные вы какие. Зачем мне блокировать, если я итак под присмотром колдунов была. Они часто рынок посещали.

 

– Значит, ты всё помнишь? – выпалил Джату, поражаясь.

 

– О чём ты думаешь, Джату? Они хорошо относились ко мне. Ты верно о тех людях, что убили Улафа, а учеников увезли в неизвестном направлении?

 

– О! – Валисан прикрыл глаза рукой.

 

– Извини, Валисан. Я забыла, что он был твоим отцом. Прости, пожалуйста, – она прикоснулась к его руке и сразу отпрянула.

 

– Продолжай, – попросил её юноша.

 

– Кое-какие люди очень помогли мне. Привезли меня на Гагамелию и отдали в услужение к купцу Вито-Дарде Тимиду. Он очень хорошо относился ко мне, как к дочери. А два его слуги-фригантийца были мне словно братья. Так весело! – внезапно она задумалась, вспоминая все счастливые дни, что провела с веселыми фригантийцами. – С ними очень было весело. Часто скучаю, когда я не с ними, – добавила она грустным тоном.

 

– Больше ты никогда не сможешь вернуться назад. Ты уверена, что твердо решила быть с нами? – Джату начал пить свой кофе, наблюдая за капельками пены, застывшими у обода чашки. – Ты никогда их больше не увидишь, – сказал он, наклонившись над чашкой.

 

– Я всё обдумала… и думаю, что меня ждёт лучшая судьба. Вито-Дарда всегда говорил мне об этом. «Николь, ты достойна большего», – сказала она изменившимся голосом.

 

Юноши прыснули от смеха.

 

– Смеетесь? Между тем, он именно так и говорил. Важно и очень серьёзно. Жалею о том времени… Впервые я чувствовала себя в безопасности и каждый день благодарила судьбу за то, что подарила мне такие весёлые дни.

 

– Сколько времени ты провела с ними?

 

– Не знаю, – протянула девушка. – Там не было календаря, да и никто не считал дни.

 

– Три года?

 

Николь быстро подняла глаза на Валисана. Тот внимательно смотрел на неё, не моргая.

 

– Три года прошло с момента, как я выбрался с Земли на Хет-Саккару.

 

– Быть не может, – пробормотала Николь, косясь на Джату. Тот не смотрел на неё, весь уйдя в свои воспоминания. – Кажется, всё это было, как вчера.

 

– Ладно, хватит о грустном. Давайте анекдот расскажу. – Валисан допил свой кофе и поставил чашку на поднос.