Тармо остановилась у двери, переводя дыхание. Посмотрев на панель управления с кнопками от 1 до 9 и квадратным монитором, она замерла. Сердце быстро билось. «Только бы он ничего не понял. Я умру от стыда, если он меня спросит: что это было».

 

– Тармо, – услышала она сзади голос Тони. – Манилли у себя. Заходи, если хочешь. Она уже не спит.

 

Тони приблизился, удивлённо уставившись на взволнованную принцессу.

 

– Что-то случилось? – он откинул её волосы с лица. – Тебя кто-то обидел? От кого ты так быстро бежала?

 

– Нет…,– принцесса пыталась справиться с дыханием. – Тони, всё в порядке. Я просто быстро шла. Хочу обсудить пустячок с подружкой. Мне пришли кое-какие мысли… вот я и тороплюсь… поделиться с ней…

 

Капитан кивнул, соглашаясь играть в её игру. «Не хочет говорить? У девушек должны быть свои секреты». Он улыбнулся.

 

– Ладно. Скажи Манилли, что я в рубку отправился. Пусть тоже потом приходит.

 

– Хорошо. – Тармо быстрым движением постучала в дверь. «Только бы никто больше меня не увидел».

 

– Заходите, я уже не сплю, – услышала она и толкнула дверь.

 

– Что случилось-то? На тебе лица нет, – спросила Манилли, как только Тармо закрыла дверь на замок.

 

– Я в беде, – девушка вытерла лоб и потёрла покрасневшие щёки. – Я чуть не призналась Максу в симпатии. Или призналась… Я не помню!! Я так взволнованна… О, боги. Что же Кари скажет, когда узнает? – скороговоркой говорила она, пробираясь к кровати Манилли, – её руки то касались лица, то прятались в юбку.

 

– Он не узнает. Проходи. Иди сюда, садись.

 

Манилли усадила девушку на кровать, протягивая стакан с гранатовой водой.

 

– Выпей. Я делала это для Тони, но он не захотел пить. Тебе надо успокоиться, – она дождалась, пока Тармо не выпьет напиток, и продолжила. – Расскажи: что произошло?

 

– Сначала вопрос: как ты справляешься с соблазном? Тут столько симпатичных мальчиков. Вариан так смотрит на меня, словно хочет взглядом съесть. А Макс? От одного его взгляда я сгораю, словно бабочка, случайно зацепившая край огня. Я не понимаю: что со мной. Я же Кари люблю! – она протянула стакан подруге.

 

– Как я справляюсь? – Манилли, не задумываясь, ответила, беря стакан: – Легко. Тони - это та персона, которая меня интересует. Он - мои крылья. Ради него я преодолела миллионы километров, лишения, страх не добраться до моего любимого человека. Хотя, конечно, я ни минуты не сомневалась, что упущу его или не доберусь до него живой. Стопроцентная уверенность – вот, что правило мною. Моё сердце принадлежит только ему.

 

– Неужели никто другой на корабле не нравится тебе? – Тармо почувствовала, как приятное тепло распространяется по телу, неся с собой успокоение и уверенность в себе. – Я не говорю о любви. Я говорю о симпатии.

 

– Наверно, я сильнее тебя. Я могу приказать себе не показывать эмоций и своего отношения, хотя в душе, конечно… – она задумалась, пригладив волосы. – Честно? Мне нравится Джату. Это ответ на твой вопрос о симпатиях. Кстати, Джату заглядывается на тебя. Сама не раз видела: как он на тебя жадно смотрит.

 

– Джату? Вот уж о ком не думала, – теперь настала очередь Тармо задуматься. Она перебирала в уме лица.

 

– Тебе просто нужно для себя уяснить: ради кого ты отдашь свою жизнь, по ком ты будешь скучать или за кого ты будешь переживать больше всего?

 

– За Кари, – неуверенно выдала девушка.

 

– Вот и весь сказ. Только почему так неуверенно? Он за тебя чуть жизнь не отдал и отдаст ещё не раз, если что. А что ты готова ради него сделать? Ответь себе. И не переживай. Это же наши гормоны. Мы противоположный пол. И, если кто-то попадает под наш идеал, сердце начинает усиленно биться, а кровь быстрее бегать по венам, эмоции зашкаливают, а голова отказывается думать и трезво мыслить. Надо опасаться таких состояний. Я обычно приказываю себе не повиноваться им. Они не истинны, если у тебя уже есть возлюбленный.

 

– Откуда ты взялась такая мудрая? – заулыбалась Тармо, заметно успокоившись. Голос Манилли внушал ей уверенность.

 

– С Сириуса, – не задумываясь, выдала девушка. – Или Собачьей Звезды, как у вас говорят. Маменька меня так воспитала.

 

– Нда… дела…

 

Манилли села рядом, погрузившись в воспоминания.

 

– Я не помню тот период. Всё как-то смутно… Ни одно воспоминание пока не посетило меня. Они постоянно что-то вспоминают. Макс, Тони, Джату. Раз! Вспомнил… У меня же темнота. А ты? Ты что-то вспоминаешь?

 

– Я помню только жизнь во Дворце. Как будто я никогда не покидала его. Почему мальчики всё время что-то вспоминают? А нас не посетило ни одна вспышка-воспоминание. – Тармо поймала поражённый осознанием взгляд Манилли и долго смотрела в её чёрные глаза, поражаясь непомерной глубине.

 

– Ты абсолютно права, – наконец выдала Манилли, быстро заморгав. Она чуть приблизила своё прекрасное лицо.

 

– А ещё: я не обладаю никакими сверхординарными способностями. Кто тебя научил лечить?

 

– Маменька, – уверенно ответила девушка, откинувшись назад на кровати. – Она научила меня распознаванию болезней и подбору лекарственных препаратов, а также лечению прикосновением.

 

Тармо развернулась к ней, чтобы лучше видеть её лицо.

 

– Ты не боишься пройти сеанс гипноза? – уставилась на неё Манилли, слегка улыбаясь.

 

– Боюсь ли я? – принцесса задумалась. – Его Тони будет проводить?

 

– Ага. Ты первая начнёшь вспоминать. Если у тебя получится, я тоже соглашусь на сеанс.

 

– Почему это я первая? Я не такая смелая, как ты, – возмутилась принцесса, вскакивая с кровати. – Ты преодолела столько километров на чужом космолёте, с чужими людьми, совсем не боясь их. Отправившись в незнакомое место, ты не испытывала опасения за свою жизнь. Почему? Откуда такая смелость? А я… а я боялась абсолютно всего… А особенно, когда пумодракон взобрался на меня… До сих пор, вспоминая, обливаюсь потом ужаса.

 

Манилли засмеялась, поднимаясь. Её поразил тот тон, которым Тармо произнесла свою реплику.

 

– Просто я такая особенная. Если любовь поселилась в моём сердце, я готова преодолеть любое расстояние, уничтожить любую преграду, лишь бы только добраться до милого сердцу человека, и при этом я не испытываю страха, – она встала рядом, беря подругу за руки.

 

– Ну, вот. Мы опять вернулись к тому, с чего начали. Похоже, пора перекусить. Как ты на это смотришь? На моём лице не написано, что я недавно кому-то признавалась? – указала на себя принцесса, смотря снизу вверх на стоящую рядом подружку.

 

Манилли улыбнулась, отпуская её руки.

 

– Твой Кари не обладает даром чтения мыслей. Вот кого надо бояться - это Тони или Лари, – она махнула рукой и продолжила: – Ну и что, если эта парочка узнает: что произошло. Главное, что твой суженый ничего не узнает. Эта парочка никогда никому не скажет, если вдруг узнает твой секрет. Да и что такого случилось? Ты же не целовалась с ним, в самом деле?

 

– Умеешь ты успокаивать, – заулыбалась принцесса, чувствуя как улучшилось настроение. – Я рада, что я среди них не одна. – Перекусим? Как ты думаешь?

 

– Положительно, – улыбнулась Манилли, вытаскивая из шкафа накидку. – Пойдём. Я уже придумала: что мы съедим, – она подмигнула подруге и распахнула перед ней дверь.

© Copyright, 2020-2021