– Императора на мыло! – звонко крикнул кто-то из толпы, как только парочка заместителей оказалась на балконе.

 

Толкнувший смельчака товарищ, показал рукой «зашитый» рот и изобразил серьёзное лицо.

 

В этот хмурый день на площади перед королевским балконом собралось около тысячи человек. Все были обеспокоены срочным сообщением от Капюшонов, успевших утром обежать все заведения города и настоятельно рекомендовавших представителям от каждого учреждения явиться на площадь в оговоренное время. И вот собравшиеся, целый час прождавшие на площади, переговаривались, наблюдая за бездействием Режиссёра и придворного мудреца.

 

Оба стояли на балконе, о чём-то перемигиваясь. Наконец один из них сделал шаг вперёд, доставая из-за пазухи свёрнутый документ.

 

– Соблюдайте тишину, – грозным голосом попросил Режиссёр и развернул свиток. – Кха-Кха. Сообщаю Вам, о, жители нашего города, что многоуважаемый Император Кагула Джафалма Первый, – он сделал драматическую паузу, обежав присутствующих взглядом, и продолжил обеспокоенным голосом. – Болен. Это установили не только наши придворные медики, но и медики, вызванные из других городов. Никто пока точно не установил его болезнь. Поэтому…

 

– Сослали нашего Императора, – шепнул один житель другому.

 

– Почему так уверен? – удивился второй.

 

Юноши, одетые в спецодежду продавцов, очень любили поговорить, обсуждая всех и каждого, проходящего мимо них. Их длинные волосы сияли чистотой и крупными заколками, удерживающие волосы в хвосте.

 

– Перестал он мышей ловить, поэтому и сослали, – уверенным голосом ответил первый и подмигнул.

 

– Поэтому…, – продолжал Режиссёр, медленно осматривая собравшихся на площади, пока не уткнулся в одинокую фигуру, пять секунд назад в свободной позе стоявшей около кирпичной кладки забора. Столкнувшись взглядом со старцем, фигура плотнее закуталась в чёрный плащ, быстро развернулась и затерялась в толпе. «Кто бы это мог быть? Такой стремительный?». Режиссёр задумался, но быстро опомнился, вспомнив, что застрял на фразе, которую по некой причине произнести не может. – Поэтому, я - заместитель Императора, временно назначаюсь…

 

– Как же! Временно, – скептически цыкнул первый. – Знаем мы это «временно». Вот говорю тебе, – он покачал толстым пальцем. На нём сиял дешёвый перстень с имитацией камня саплукар. – Запомни мои слова. Сослали его. К бабушке не ходи.

 

– А, может, убили? – ойкнул второй, словно его внезапно озарило догадкой.

 

– Что вы тут бред мелите? Послушать не даёте! Из-за вас я всё прослушал, – зашипел на них, стоящий позади высокий и худощавый человек с вытянутым лицом и носом картошкой.

 

Парочка развернулась к балкону, с которого не далее как несколько секунд назад вещал Режиссёр, но того уже и след простыл. Только занавеска на открытом проёме развевалась. Бендомор, задумавшись, прислонился к стене. Он потирал бороду рукой, уставившись на выходящий в ворота народ.

 

– У! Убить вас мало, – занёс руку над юношами высокий, сверкая голубыми глазами. В них светилась ненависть и обещание наказать фригантийцев, когда они вернуться туда, где их никто не увидит. – Марш на базар. Солнце ещё высоко. Что вы всё побросали-то? Товар весь растащат, пока вы здесь прохлаждаетесь!

 

– Ой, извините, – пропищал один из них, незаметно толкнув другого рукой. Закрыв рот свободной рукой, он заулыбался, рассматривая хозяина.

 

Высокий мужчина оказался владельцем ларька на местном базаре, что находился в тридцати минутах ходьбы от королевского дворца. А фригантийцы, помешавшие ему услышать королевскую речь, его рабами-подмастерьями, помогающими ему продавать дорогостоящий товар.

 

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало