Они начали падать, словно в густом сиропе, сопротивляющемся падению и возмущённого оттого, что кто-то собрался достичь его дна.

Солнце ярко светило, обещая сжечь дотла тех, кто не послушался предупреждений и отправился один в бесконечные пески, имея с собой только бутыль воды, да большую уверенность в своих силах. Никто из жителей города Фоминска, прекрасно осведомленных о том, что творится в центре города, не заходил в пустыню в полдень. Никто уже не помнит: каким образом она оказалась посреди города, в самом его центре, постепенно разрастаясь и засасывая всё новые и новые территории, поедая дома вместе с обитателями и никому не позволяя выбраться из ненасытного рта. Испуганные жители предпочитали делать крюк в сорок километров на север и обходить место смерти и гибели тех, кто по наивности, незнанию или большому самомнению попадал в пустынный оазис, решаясь срезать путь. Отсутствие информации, как недруг, заманивающий в ряды желающих проститься с жизнью, творило чудеса к удовольствию пустыни, занимающейся засасыванием больших кусков пирога.

 

Симпатичный высокорослый юноша стоял на заброшенной дороге, обозревая бескрайние пески, к его неудовлетворению оказавшиеся на пути. Он держал в одной руке рюкзак с немногочисленными пожитками, а в другой - купленную пару часов назад ёмкость с чистейшей водой, как уверили его в продуктовой палатке. Его чёрные волосы, завязанные поверху широкой полоской с выцветшим узором, слегка выбивались из-под неё. На прямом точёном носу чёрным мерцали солнцезащитные очки, играющие две роли: защиту от жгучего светила и сокрытия от посторонних взглядов прекрасных карих глаз, обрамленных густыми и длинными ресницами. Широкий лоб, слегка суженный подбородок, не слишком тонкие губы и борода-эспаньолка завершали загадочный образ.

 

Несколько месяцев назад Макс Кару-Тимо сбежал из больницы, услышав страшную правду о себе. Подслушанный разговор двух медсестёр о том, как он попал на больничную койку, поразил его. Они говорили об упущенном грузе из Тайной Лаборатории и подозревали прибывшего к ним в том, что именно он тем грузом и является. Имена совпадали. Возраст, внешние данные - тоже. Отсутствие памяти о прошлом не давало юноше разобраться с информацией: опровергнуть её или подтвердить. На основе разговора медсестёр у него появились подозрения в том, что память кто-то заблокировал и вполне возможно он придёт за ним самолично.

 

«Безопасность лучше чувствовать вдали от государственного учреждения». Подумалось Максу. Он решил срочно действовать. Украл у соседа по палате вещи и рюкзак, приготовленные для отбытия на волю, быстро придумав план побега. К счастью побеги в данном заведении не являлись популярным методом избавления от назойливых врачей и подозрительных медсестер. Никто его не остановил. Охраны ни на выходе, ни в коридорах не было. Юноша легко вырвался на свободу, довольный удачно спланированной операцией.

 

Но куда идти человеку без памяти, без родственников, без друзей, не имея денежных средств и находящегося неизвестно где, вдали от тех, кого когда-то знал и к кому мог бы обратиться за помощью?

 

Несколько долгих голодных дней скрываясь от людей, как ему казалось, подозрительно смотрящих на него, ему удалось обманными путями поселиться на окраине города. Но вскоре вышедшего на улицу Макса чуть не схватил проезжающий мимо патруль, отлично знакомый со всеми проживающими в пригороде. Он принял решение уйти из обжитого места, так гостеприимно приютившего его, отправившись на запад, перекрещивая следы. Пробираясь лабиринтами улиц, живя то тут, то там, его не оставляло впечатление, что за ним следят, наблюдают, стерегут и при малейшей ошибке, схватят и отправят обратно в лабораторию. Мысль об этом не давала ему расслабиться, подстегивая, заставляя холодеть при одной только фразе: «По-моему, вы не местный?». Далее следовал подозрительный взгляд из-под чуть поднятых бровей продавца/арендатора жилья или случайного прохожего и следующее за тем трусливое бегство юноши.

 

Так он прожил долгие три месяца, показавшиеся ему длиной в год.

 

И вот Макс Кару-Тимо оказался на обочине заброшенной и никому ненужной дороги, пока ещё отделяющей опасный участок от живого города. Он стоял, разглядывая жёлтый песок, по самому горизонту разбавленный холмами с крутыми склонами. Макса не пугала перспектива гибели. Ему было уже всё равно. Он смирился с тем, что теперь его жизнь - бесконечный побег, и никто не сможет изменить её.

 

– Там можно погибнуть, – тихо сказал он, оглядываясь по сторонам, – но назад мне нельзя. Позади - город, со всеми его страхами и опасениями. За что мне такие приключения? – он бросил взгляд на затаившееся в ожидании его решения небо. Наверху, оставляя розовый след, шёл на снижение космолёт, кружа и ища место посадки. Юноша наблюдал за ним, пока тот не скрылся из виду. – Какая же я одинокая и нуждающаяся в починке особь. Может, находясь в экстремально жарких условиях, я смогу разблокировать хоть часть скрытой от меня информации? – с надеждой спросил он себя. – Слышал я, что герои не сворачивают с прямого пути, – он вздохнул, поправляя рюкзак на плече. – Поэтому я постараюсь быть настоящим героем, хотя я им не являюсь. Кому я нужен такой печальный и не помнящий самого главного: кто я? Зачем, словно волк-одиночка, крадусь переулками навстречу жестокой судьбе? Как я оказался в той лаборатории и каким образом они смогли меня потерять? Хоть я не настоящий герой. Если б я им был, я бы не был таким несчастным, запутавшимся и пытающимся взломать защиту мозга и получить всё то, что от меня скрывают. Если б я был героем, я бы был счастлив, удачлив, поэтому я пойду прямо, нигде не сворачивая с пути. И, наконец, достигну то, к чему так стремлюсь.

 

Сказал и смело шагнул на горячий песок.

 

Огромная птица полетела прямо на него, мечтая помешать юноше направится к неминуемой смерти. Она громко закричала, собираясь напасть на Макса, не дать ему ступить на опасный путь, но он увернулся от неё и продолжил путь, не подозревая, что птица пыталась предупредить его.

 

Петляя среди дюн, только мысленно сверяясь с проложенным маршрутом, он замечал, что с каждым продвижением на 500 метров, становилось всё жарче и жарче. Во рту всё пересохло. Макс мгновенно пожалел, что купил только одну бутылку воды. Он остановился у горы песка выше него ростом, отглотнул тёплой и невкусной жидкости, пообещав себе её экономить, и сделал шаг вперёд.

 

Всё произошло слишком медленно для участвующих и слишком быстро для возможных наблюдателей. Пуля вылетела из снайперской винтовки того, кто прятался за ближайшим холмом, и начала стремительный полёт по направлению к человеку, столь неосторожно вышедшему из-за поворота. Макс остановился, с ужасом осознав: что его ждёт. Между тем металлическая бестия, как в замедленной съемке, неспеша летела прямо к нему. Можно было бы отскочить, но его словно парализовало. Мозг не отдавал приказы. Ноги не предпринимали отступных действий. Он замер, успев только подумать, что так и не нашел информацию о том: кто он. «Жаль. Такая бессмысленная смерть». Подумал Макс, прощаясь с жизнью.

 

В мгновение ока преодолев разделяемое их расстояние, девушка оказалась сзади объекта наблюдения и, шепнув ему:

 

– Ничего не бойся, – одной рукой схватила его за шею, а другую положила туда, куда мгновение назад влетела пуля, вызвав жар по всему телу и бесчисленное количество искр из глаз. – Падай вниз, – снова прошептала она. Макса не нужно было упрашивать, он падал и уже чувствовал, что теряет сознание.

 

...

...

...

лес.jpg

Внезапно пейзаж начал меняться.

лес.jpg

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало