Насвистывая любимую мелодию, правитель Ахеронта шёл по коридорам замка, спеша в свой кабинет. Настроение летало и сверкало – так его заряжало прослушивание недавно обретённой группы «Загадочный клад». Подойдя к двери, выкрашенной в ярко-оранжевый цвет, Альби сделал смешной пируэт, представив рядом с собой вокалистку - Манилли. Немного покрутившись с ней у двери, он решительно толкнул ручку и ногой открыл дверь.

 

Открывая, он услышал шуршание бумаг, доносящееся от его стола. Быстро влетев в комнату, он застыл. Чёрная фигура, согнувшись, наощупь осматривала его стол в поисках ценных артефактов. Ящики стола уже давно были осмотрены и опорожнены.

 

– Опять вы? – выкрикнул Альбиреос.

 

Хайф удивленно поднял на него глаза, начав листать бумаги, минуту назад лежащие на дубовом столе.

 

– А вы, так сказать, кто такой? – голосом Хайфа спросил он. Спросил так, словно именно он являлся хозяином кабинета.

 

– Что за наглость? – правитель подбежал поближе, снова не веря своим глазам.

 

– Что вы себе позволяете в моём кабинете? – раздражённо выкрикнул мужчина, бросая бумаги на стол.

 

– В-мо-ём-ка-би-не-те? – по слогам произнес Альби, бешено водя глазами.

 

Затем занёс руки и хлопнул Хайфа по плечам. Тот, как и те, что были до него, рассыпался в пыль. Вытащенные из ящиков документы медленно опустились на пол.

 

– Словно на работу хожу. – Альби поднял бумаги и раздражённо бросил на стол. – Что за дьяволизм происходит? – затем хлопнулся в кресло. – Как дежа-вю каждый день. Как это бесит!

 

Он ударил по столу рукой в тот момент, как в дверь вошёл Азеркар.

 

Слуга вздрогнул, рассматривая взъерошенного хозяина с красными от гнева глазами.

 

– Опять Хайфа давили? – тоненьким голосом поинтересовался он, боясь пошевелиться.

 

– Кого же ещё? Подмети тут. Опять пыль накопилась. – Альби указал на кучку пыли от Хайфа. – Кто же ими управляет? Чья это рука? То настоящих клонов подошлёт, то энергетических. Бардак какой-то!

 

– Не изволю знать, – пожав плечами, Азеркар вытащил из шкафчика в углу припасенный веник и красочно украшенный совок.

 

– Надоело уже! Я двадцать человек уже убил и троих в темницу заключил! Когда же это закончится? – он осмотрел ящики стола. Положил документы на свои законные места. Дернул последний ящик. – Закрыто. А ключи где?

 

– Если потеряли, можно сделать новые, – метя пол, произнес слуга, исподлобья посматривая на Альбиреоса.

 

– Ну да! Вдруг ты тоже агент? – он вскочил и, подбежав к нему, хлопнул по плечам.

 

– Ой, больно же! – заорал тот, встрепенувшись. – Что творите-то?

 

– Странно. Не рассыпаешься, – задумчиво пробормотал Альбиреос, поправляя его одежду. Потом подошёл к креслу и осторожно опустился в него.

 

Азеркар в куче пыли заметил: как что-то блестит. Он нагнулся и вытащил на свет золотой ключ. Вытер краем одежды и положил перед правителем на стол.

 

– То-то же.

 

– Я среди пыли нашёл. Видно, ваш Хайф пытался его украсть.

 

– Не «ваш»! Это не Хайфы вовсе. – Альби задумчиво рассматривал ключ, прищурив один глаз.

 

– А помните тех клонов, что вы у Тони Лякоста забрали? Ведь они также рассыпались, – напомнил Азеркар, продолжив мести.

 

– Ну да… – задумчиво произнес правитель, потирая лоб указательным пальцем.

 

– Что если Тони Лякоста задумал посягнуть на вашу власть?

 

Альби поднял покрасневшие в ненависти глаза. Ноздри его раздувались.

 

– Ты что такое городишь? Умный ты наш… С чего это Лякосте лезть сюда? Думаешь, он совсем страх потерял? – Азеркар покраснел, от страха прижавшись к стене. А Альби продолжал: – Я что говорил тебе делать? Убирать, присматривать за мной. Но быть умным - это мой удел. Всё убрал? Уходи. Один хочу побыть.

 

Слуга быстро взял мусор и вышел из комнаты. Уже идя по коридору, он начал ворчать:

 

– Умным меня назвал! Дождался, наконец, признания. Сам ведь думать совсем не хочет. Уж двадцать Хайфов прибил, а думать, почему это происходит, наверно, я должен. Сейчас сожру арбуз. Надо нервы починить.

 

Он влетел на кухню, где находились его слуги-чертята.

 

– Ну-ка быстро мне арбуз притараньте, – приказал он, глотая слюну. – И порежьте на кусочки. Буду горе заедать.

 

– Обычно его запивают, – пожав плечами, один из них попробовал возразить. – Может чего покрепче налить? – он вопросительно уставился на хозяина, отметив его виноватый вид.

 

– Не надо поступать, как все. Я не как все! Я лучше. Я видный. Представительный. – Азеркар выпрямился. – Альби меня умным назвал.

 

– Да что вы! – в один голос закричали чертята. Потом переглянулись. Один из них побежал в подвал за припасенным арбузом.

 

– Усаживайтесь поудобней, ваше королевское величество, – сладким голосом сказал второй, подлетая к хозяину.

 

Азеркар королевской походкой прошёл к столу и с грациозным видом уселся, словно действительно являлся особой королевской крови.

 

– Арбуз мне! Да поскорей, – хлопнул он рукой по столу, говоря капризным голосом.

 

– Сейчас будет исполнено, – чертёнок согнулся пополам и, кланяясь, попятился к выходу.