Белый пляж и колыхающееся недалеко море, создающее приятную музыку. Вдох - прилив, выдох - отлив. «Шшшш». Отблески костра на песке и на лицах. Запах жареной рыбы и алкоголя, льющегося рекой. Звёздное небо с различимыми созвездиями. И пьяные пираты возле меня.

 

Они кричали «Сикакса» и прыгали вокруг. С наслаждением выделывали замысловатые па, держа в руках чёрные бутыли с алкогольным напитком. Романтическая атмосфера. Может быть, поэтому они совсем не пугали меня - привязанного к столбу, избитого, но счастливого.

 

Меня не убили. Уже хорошо. Меня нельзя убить. Вдруг они это поняли? «Я ничего не помню». С ужасом проговорил я про себя, не заплывшим глазом посматривая на их пьяные лица.

 

Чайки пытались достать рыбу из моря, крича и отпихивая друг друга. Вот бы мне оказаться среди них. Подумал я и переместился в место над морем, раздвоившись и превратившись в чайку. Одна часть меня осталась стоять у столба, рассматривая танцующих, таких радостных в их пьяном угаре. Вторая часть стала повторять движения чаек. Вскоре я смог вытащить рыбу из воды сам. Я притащил её к первой половине меня и положил на песок у грязных ног.

 

Один пират - ну, тот, что с попугаем на плече, - удивленно развернулся ко мне. Он единственный из всех не танцевал. Как тут будешь танцевать с ногой из деревяшки? Да и попугай не очень-то стремился присоединиться к танцующим. Он постоянно ворчал. Когда же он замолчит-то?

 

Пират потёр глаза, не веря тому, что видит передо мной, прямо у моих грязных от пролитой крови и поднятого в воздух песка ног, и пьяным голосом спросил:

 

– Ты откуда рыбу взял? – спросил и на меня уставился, прикрыв один глаз такого изумрудного цвета, что мне казалось там драгоценный камень.

 

– Ммм, – на самом деле я сказал: – «Не его дело». Нет, так я не мог сказать. Они сразу же меня бы убили. В очередной раз. Я сплюнул на песок нечто красноватого цвета и сказал: «Мммагия».

 

– Ах, ты колдун?! – воскликнул он, стараясь встать. – Вот почему мы до сих пор не убили тебя! Братцы! – вымолвил он, тряся палкой с пиратским крестом на конце. – Среди нас колдун. Предлагаю срочно убить его, пока он нас тут не перебил.

 

– Что ты несешь? – с трудом выговаривая слова, обратился к нему пьяный товарищ. – Уже не раз убивали его.

 

– Если это колдун, ты же прекрасно помнишь, что их нельзя убить.

 

– И он каждый раз воскресает, – засмеялся третий, сплёвывая семечки из плода, который ел, на тёмный песок. – Это так надоедает…

 

– Я видел, как он материализовал рыбу из ниоткуда, – пират рукой указывал направление, где рыба должна была бы лежать, но уже не лежала. Я сделал её невидимой, чтобы больше никого не привлекать, чтобы больше никто не придумал испытать меня на прочность, попытавшись снова убить.

 

– Ну, где? Где твоя рыба? Меньше пить надо, боцман, – собутыльник дал ему подзатыльник, а затем отскочил, чтобы продолжить неистово плясать, пока не рухнет без сил на тёплый песок. А когда рухнет, ничего не останется, как захрапеть.

 

– Я знаю, – пробормотал боцман, словно не мне. – Знаю… ты колдун. Когда мы проспимся, я расскажу всем, что видел. И всё! Тебе больше не жить, – пообещал он мне со счастливым выражением лица. – На этот раз ты точно умрёшь, – пообещал он, поцеловав птицу. – Я знаю: как на самом деле убивают колдунов.

 

– Расскажешь? – подал голос попугай, переминаясь на его плече с ноги на ногу. – Расскажешь…, если кто тебе поверит. Байки тогда и хороши, когда свидетели их имеются.

 

– Мне и не поверят? – повернул к нему голову боцман. – Я самый уважаемый человек среди вас. Мне верят всегда. В отличие от этого балбеса, который сегодня нам сказки рассказывал. Ведь всё выдумал. От начала и до конца. И хочет, чтобы мы поверили, что его друзья - якобы друзья у него есть - придут его спасать. Вот ведь туфта! Якобы он на какой-то летающей посудине перемещается. Вот ведь придумал.

 

– А, похоже, он правду говорит.

 

– Кривду, – пират с раздражением сплюнул на песок. Попугай чуть не свалился с его плеча от неожиданности.

 

– Не волнуйся. Мы уже рядом, – пробормотал голос в моей голове. Судя по всему принадлежащий Лари. Уж его-то голос ни с кем не спутаешь. Он всегда уверенно ошарашивает. И, если он в голове, знай: всегда подскажет, что делать.

 

Пират завалился на бок и внезапно захрапел. Он не пил, не танцевал, находился в полном здравии и вдруг обессилел. Не иначе Лари уже совсем рядом. Я оглядел поле битвы «Сикакса против человека», и порадовался. Все лежали на песке и храпели. Когда друзья придут, они без проблем смогут вытащить меня отсюда, а пираты даже не шелохнутся.

 

Из-за деревьев показался трое - Лари, Веста и Вариан. Они осторожно приблизились ко мне, рассматривая поле битвы сикаксы и пораненного меня.

 

– Что они пили? – Лари с удивлением посмотрел на лежащих ровными рядами пиратов.

 

– Сикаксу, – со знанием дела заявил я, сплёвывая нечто красное на песок.

 

– Сикакса. Сикакса. – Вариан словно пробовал на вкус. – Это напиток, вначале приносящий алкогольное опьянение, а затем парализует волю. Добывается из стеблей сикаксы, растущей на плантациях Вегаламуса, – выдал он почти энциклопедические знания. Перепутав только, что вместе с парализацией воли он отправляет своего владельца в наркотический сон.

 

– Ты-то откуда это знаешь? – удивился Лари, краем глаза, увидев белого попугая. Тот залез на ветку дерева и оттуда наблюдал за происходящим.

 

А Веста уставился на искалеченного меня. По щеке тёк застывший поток из раскроенного лба, а одна рука – непослушная бестия – неподвижно болталась у бревна. Она могла бы выбраться. Веревки с одной стороны ослабли. Но повреждённая метким ударом, просто висела.

 

– Ну и досталось же тебе, – пробормотал он, да так, что его услышал только я.

 

– Однажды подслушал разговор папаши, – услышал я голос Вариана и медленно повернул к нему голову. – Странное название вызвало ассоциации и заставило меня вспомнить тот вечер, когда один работорговец пришёл к моему отцу за советом. И тот дал ему совет.

 

– Неужели убить кого-то?

 

– Вы спасать-то меня будете? – напомнил я друзьям, дергая не парализованной рукой, пытаясь вытащить её из плена каната. – Ведь они проснутся скоро и…

 

– Не переживай! Не скоро. Как минимум до следующего утра будут спать наикрепчайшим сном. А, когда проснутся, не будут помнить ничего из того, что с ними случилось день назад, – успокоил меня Вариан, скосившись на молчаливого Весту, никогда в своей жизни не видевшего пиратов. Кстати о двух других моих друзьях тоже нельзя было сказать подобного. Но они были спокойны, как никогда, словно пираты не были такими страшными и опасными. И точно ведь не были. Храп разносился над морем, раздражая всё ещё голодных чаек.

 

– Ты тоже мудр не по годам, – похвалил его Лари, бродя по полю и высматривая там режущие предметы.

 

– Причём здесь мудрость? – Вариан быстрее фригантийца раздобыл нож и начал резать веревки, стягивающие мои руки.

 

– Сикакса, – внезапно закричал попугай, перелетев на моё покусанное ночными паразитами плечо. – Она творит чудеса, – птица переминалась с ноги на ногу, косясь одним глазом на стоящего рядом Вариана. Плечо зверски зачесалось. Но я боялся спугнуть птицу. Поэтому стойко переносил зудящую боль. – Выпей тоже, мой красавчик, – попугай забавно склонил голову, рассматривая гагамельца одним глазом.

 

– Э, нет, спасибо. Как-нибудь обойдусь, – быстро выпалил тот. – Вы бы, королевское высочество, перелетели на плечо своего хозяина? Мы собираемся покинуть вашу гостеприимную обитель.

 

– Дело говоришь! – закачался попугай, распрямив хохолок. – Купить не хочешь? Я хорошую службу сослужу.

 

– К сожалению, на их космолёте нечего есть для таких, как ты, – заговорил до сих пор молчавший Веста. Он с удивлением рассматривал птицу, пытаясь погладить её по голове, но боязливо одергивая руку: что, если укусит?

 

– Не беда. Я вас не объем. Ну, как? По рукам?

 

– А сколько вы просите? – решился поиграть Вариан, поддерживая разговор.

 

Я улыбнулся краешком губ, потирая руки, так и не решаясь смахнуть птицу с плеча. Очередное испытание на прочность.

 

– О, всего каких-то три поцелуя.

 

– Ты что девушка, чтобы тебя целовать? – удивился такому Вариан, задумавшись: действительно ли птица понимает то, что говорит, или отвечает невпопад. «Не похоже. Всё говорит о том, что логика присутствует».

 

– Ладно. Берите бесплатно. Фарана хозяина себе уже нашёл, – птица потопталась на плече Тони, словно радуясь новому «дому».

 

«И ведь знала, что капитана выбирала!». Вариан развёл руками. Лари кивнул, соглашаясь. Я подмигнул и сказал:

 

– Давайте поторопимся на корабль, – освобождённая рука, ну та, что парализованная была, так парализованной и осталась, совершенно не собираясь порадовать хозяина. Я решил придержать её, с удивлением отметив, что это не все раны и повреждения. Мысленно пробежавшись по телу, я чуть не свалился на тёплый песок, испуганный невероятным воплем, донёсшимся с моего плеча.

 

– Кор-кор-абль? – страшным голосом заголосила птица, взметнувшись с плеча капитана в воздух. – Опять? – нарезая круги, она не могла успокоиться, выбрасывая из клюва сплошные ругательства.

 

– Давайте медленно уйдём отсюда, – предложил Веста, с опасением посматривая на птицу, нарезающую круги над его головой. – Не хочу быть покусанным попугаем.

 

– Дело говоришь, – произнёс Лари и поспешил возглавить нашу процессию.

 

Мы осторожно скрылись в кустах, стараясь не шуметь и не привлекать внимание возмущающейся птицы.

 

Прохладный утренний воздух настроил меня на позитивный лад. Я порадовался тому, как быстро друзья смогли меня найти и тому, что они не растерялись, увидев моё отсутствие на корабле. Теперь я полностью спокоен – их можно без страха оставлять одних. Они - команда, которые приложат коллективные усилия на спасение попавшего в беду товарища.

 

Мы вернулись на космолёт. Я успокоил друзей, заверив их, что всё случившееся недоразумение. Что я просто, открыв дверь, вышел сам, решившись погулять в ночи. Они конечно не поверили ни единому моему слову и правильно сделали. Я сам не помнил, как оказался в том пиратском лесу, пытаясь выбраться или выжить. Кари соорудил мне поесть и заставил съесть всё, что наготовил. Манилли подлечила меня, пользуясь Вестой, как подмастерьем. Смотря на них, я ещё раз порадовался тому, что не бросили меня в беде, не надоедают вопросами, на которые я не могу ответить, не бросают странных фраз, что сам виноват, не надо было ночью гулять одному, и ещё тому, что быстро нашли меня и вернули на корабль.

©2020-2021 Смертельное задание. Милана Карало